Марсилио Фичино (Ficino, Marsilio)





ФИЧИНО, МАРСИЛИО (Ficino, Marsilio) (1433–1499), патрон знаменитой флорентийской академии Платона, гуманист, переводчик, популяризатор идей неоплатонизма, посвятивший свою деятельность примирению идей Аристотеля и Платона. Одна из культовых фигур эпохи Возрождения, оказавший значительное влияние на развитие эзотерики и оккультизма последующих веков. Современники прозвали его "вторым Платоном".

Родился 19 октября 1433 в Фильине-Вальдарно близ Флоренции. Сын придворного врача Козимо Медичи. Версии о медицинском образовании Фичино не подтверждаются документально. Изучал латинский и, позднее (самостоятельно) греческий языки,   по-видимому, во Флоренции. Первые его работы свидетельствуют об интересе к работам Аристотеля и его арабских комментаторов. В духе гуманистической философии Фичино написал и несколько сочинений, отразивших увлечение Лукрецием. Под впечатлением от идей Григория Гемисто Плифона заинтересовался Платоном  и благодаря меценатству Козимо Медичи и его преемников полностью посвятил себя философским занятиям.

В 1462 г. произошло важное событие в жизни Фичино: Козимо Медичи дарит ему виллу в Кареджи и передает несколько греческих кодексов. Свою деятельность он начал как переводчик: к 1463 г. был готов перевод Герметических сочинений (сборник сочинений, приписываемый легендарному Гермесу Трисмегисту), а в 1464 г.- перевод десяти диалогов Платона.

В последующие пять лет Фичино пишет свои наиболее значительные сочинения. В 1469 г.- "Комментарий на "Пир" Платона", в котором излагает учение о любви и концепцию прекрасного, а в 1474 г. завершает свое главное сочинение - "Платоническое богословие, или "О бессмертии души".

С 1462 Фичино стал признанным лидером платоновской Академии во Флоренции, одного из важнейших интеллектуальных центров эпохи Возрождения. По совету и под покровительством семьи Медичи стал священником в 1473 и занимал несколько высоких церковных постов. Умер Фичино в Кареджи близ Флоренции 1 октября 1499.

Сделанные Фичино превосходные переводы на латинский язык Платона и Плотина, первые полные собрания этих мыслителей в Западной Европе (закончены ок. 1470, опубликованы в 1484 и 1492), были в ходу вплоть до 18 в. , особенно в эзотерически настроенных кругах. Фичино также перевел на латинский язык других неоплатоников (Ямвлиха, Прокла, Порфирия и др.) и трактаты т.н. Герметического свода. Широко использовались и его комментарии к сочинениям Платона и Плотина, а комментарий к платоновскому диалогу Пир (1469, известен также под названием О любви, De amore) был источником большинства рассуждений о любви у мыслителей, поэтов и писателей Возрождения. Согласно Фичино, Платон рассматривал любовь как духовное отношение между человеческими существами, основанное на их изначальной внутренней любви к Богу. Главная философская работа Фичино – Платоновская теология о бессмертии души (Theologiae platonicae de immortalitate animorum, 1469–1474, первое издание 1482) – изобилующий цитатами метафизический трактат, в котором Фичино декларирует, что учение Платона и неоплатоников согласуется с христианской теологией. В этом труде он сводит Вселенную к пяти фундаментальным принципам: Богу, небесному духу, расположенной в центре разумной душе, качеству и телу. Главной темой труда является бессмертие души. Задача человеческой жизни, по Фичино, заключается в созерцании, завершающемся непосредственным видением Бога, но, поскольку эта конечная цель редко достигается на Земле, должна быть постулирована будущая жизнь души, в которой она достигает своего истинного предназначения. Известен также трактат Книга о христианской религии (Liber de Christiana religione, 1474). Переписка Фичино – богатый источник биографической и исторической информации. Среди других работ, посвященных теологии, медицине и астрологии, можно отметить Три книги о жизни (De vita libri tres, 1489). Фичино был одним из известнейших мыслителей раннего Возрождения и популяризатором неоплатонизма.

Вклад Фичино во флорентийскую культуру последней трети XV в. весьма значителен, в особенности в развитии нового типа философского платонизма. Однако значение его деятельности не ограничивается только философскими проблемами. Уже сама Академия, которая была, по существу, кружком друзей, свидетельствует о влиянии платонизма на различные круги флорентийской интеллигенции. Здесь и профессиональные философы: Джироламо Бенивьени (известный и своими стихами), Франческо ди Дьяччето и Аламанно Донати; политические деятели - Джованни Кавальканти, Бернарда делла Неро, Пьеро Содерини и Филиппе Валори. Среди друзей Фичино крупнейшие представители флорентийской интеллигенции того времени: Лоренцо Медичи - правитель города, покровитель искусств и в то же время один из крупнейших поэтов Италии; комментатор Данте, философ и поэт Кристофоро Ландино; поэт и филолог Анджело Полициано; и, наконец, философ Джованни Пико делла Мирандола. Через свое окружение Фичино оказывал воздействие на различные стороны духовной жизни Флоренции, особенно на изобразительное искусство, ибо литературную программу художественных произведений составляли обычно заказчики. Влияние идей Фичино можно проследить в таких произведениях, как "Весна" и "Рождение Венеры" Боттичелли, "Пан" Синъорелли, цикл картин Пьеро ди Козимо "История Вулкана" и др.

Влияние Фичино не ограничилось современниками, его следы можно найти в поэзии Микеланджело и Тассо, в Ватиканских фресках Рафаэля, особенно в "Парнасе" и "Афинской школе", и даже у такого художника, как Тициан, например в его картинах "Любовь земная и любовь небесная" или "Вакханалия".

Полностью "Комментарий на "Пир" Платона" опубликован в книге "Эстетика Ренессанса*, т. I. 

 



Астрология.

Фичино довольно робко выдвинул свою идею планетарных образов, опасаясь, что его могут обвинить в применении магии, однако сто лет спустя та же идея была с энтузиазмом подхвачена Джордано Бруно. Например, он предложил несколько образов Солнца — смеющийся Аполлон с луком, но без стрелы; лучник, убивающий волка, с вороной над головой; бородатый мужчина в шлеме верхом на льве — над его головой высится золотая корона, шлем украшен разноцветным плюмажем. Эти картинки являются такими же символами солнечной природы, как карты Таро — символами универсальных сил или путей достижения высшей истины. Согласно Джордано Бруно, медитируя над ними, вы обращаете влияние планеты на себя и  можете подчинить себе планетарные силы, концентрируясь на их специфических символах. Джордано Бруно был обвинен инквизицией как маг и еретик и сожжен заживо в Риме в 1600 году.

Некоторые из своих планетарных образов Фичино почерпнул из книги по магии и астрологии, называемой Picatrix, которая изначально была написана на арабском, вероятно, в XII веке. В очень схожем виде планетарные духи описываются в другом магическом учебнике — “Четвертой книге”, добавленной к “Оккультной философии” Агриппы, но написанной, вероятно, не им самим.

Паскуале Виллари об астрологических идеях Фичино:

Итак, мир, по словам Фичино, оживотворен бесконечным количеством душ: вода, земля, растения, звезды, свет – все имеет свою “третью субстанцию”, свою особую душу. Все души разумны, бессмертны, но неотделимы от тел. Они поддерживают в природе вечную деятельность своим непрерывным переходом одна в другую. Благодаря им вода самостоятельно творит свои живые существа, земля постоянно цветет, звезды движутся в величайшем порядке, и природа в целом действует сообразно с вечным разумом. Но чему соответствуют эти души? “Идеям” Платона или “формам” Аристотеля? И тем, и другим, - отвечает Фичино. По Платону вещи существуют постольку, поскольку они отвечают идее, по Аристотелю – поскольку они имеют форму. Последний признает в вещах некоторую первообщую основу, которая является прототипом для всех остальных форм. В сущности, она ничем не отличается от идеи Платона: мы имеем тут дело с двумя построениями мысли, тождественными с концепцией разумной души, или третьей субстанции. Так Фичино старается примирить Платона с Аристотелем.

Это бесконечное число души, или третьих субстанций, разделено на 12 разрядов сообразно 12 созвездиям зодиака: они имеют непрерывное общение между собой и все отражаются в единичной душе человека, который является как бы микрокосмом творения. Вот почему души природы могут влиять на души человека: все они встречаются в ней, и этим объясняется и влияние звёзд. Если Марс в известном своем положении может оказывать действие на человека,  то это потому что в нем уже есть его духи, которым звезда придает известную силу. Если камень или трава будят в нас одну страсть и угашают другую, то это потому что третья субстанция этих вещей находит  себе в нашей душе соответствие или противодействие. Так Фичино оправдывал все суеверия своего века, суеверия, от которых и сам он не был вполне свободен. В самом деле, он приписывал Сатурну обычную его меланхолию, всегда носил множество амулетов, которые постоянно менял, смотря по состоянию духа. А в своем трактате "Die vita cotelitus comparanda" он даёт подробное изложение этого влияния звезд, камней, животных, пространно рассуждает о таинственных силах агата, топаза, зубов ехидны, когтей льва и проч. И проч.

 

Из статьи д.и.н. Кудрявцева О.Ф.«Запечатленный Сатурном»: Астральная магия Марсилия Фичино

В 1477 г. он работал над трактатом, так, впрочем, и оставшимся незавершенным, "Рассуждение против прорицаний астрологов". Сочинение это представляет собой, по справедливому наблюдению Э. Гарэна, "собрание заметок и выписок", фрагментов текста, идентичных по содержанию "Платоновскому богословию", высказываний об астрологии святых отцов, античных, средневековых европейских и арабских мыслителей, причем многие обвинения, выдвинутые в нем против астрологов, аналогичны тем, с которыми выступали защитники этой науки, вроде Роджера Бэкона, обличая шарлатанов, паразитирующих на ней[16]. Главная мысль труда, к которой гуманист возвращается постоянно, состоит в том, что ум и душа человека, неподвластны влиянию звезд, более того - сами его используют[17]. "Небо прямо воздействует на тело, опосредствованно - на чувство, связанное с телом, и никоим образом - на интеллект. Однако интеллект и воля могут потворствовать дурному чувству. И пусть не говорят, что подобно тому, как тело наше подвластно небесному телу, так же и ум наш подвластен небу, ибо тело наше [происходит] от того, небесного тела, ум же - не от какого-либо тела и не от движущего небом ума, но от Бога"[18]. Не отрицая вовсе возможности влияния небес на человека через материально-телесную составляющую его природы, Фичино настаивает на свободе человеческого духа, не определяемого ничем внешним по отношению к нему, движения которого, поэтому, не могут быть предсказаны никакими выкладками астрологов. 

 





О влиянии Марсилио Фичино на формирование философских и астрологических идей см.:

Кудрявцев О.Ф.«Запечатленный Сатурном»: Астральная магия Марсилия Фичино

Ирина Леонтьева. Ренессансная картина мира в “Astrolabium planum” Иоанна Ангела

Фрэнсис Йейтс. Гермес Трисмегист

Паскуале Виллари. Марсилио Фичино и Академия Платона





 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.