Корнелий Агриппа. Оккультная философия. Книга первая (главы 1 - 14)

 

 

КНИГА ПЕРВАЯ

СОДЕРЖИТ НАТУРАЛЬНУЮ МАГИЮ

 

1. План всей работы.

Существует три вида миров, а именно, элементарный, небесный и интеллектуальный. Каждый низший мир управляется своим высшим и получает его влияние. Архетип и Верховный Творец сообщает свойства своего всемогущества, открываясь нам в ангелах, небесах, звездах, элементах, в животных, растениях, металлах, камнях, сотворив все эти вещи, чтобы мы ими пользовались. Вот почему маги не без основания верят в то, что мы можем естественно проникать (познавать) по тем же ступеням и по каждому из этих миров до мира самого Архетипа - Производителя всех вещей, который есть первопричина, от которого зависят и происходят вещи. Мы можем пользоваться не только теми свойствами, которые присущи наиблагороднейшим вещам, но сверх того еще и привлекать новые. Мы это делаем, когда пытаемся открыть свойства мира элементарного посредством медицины и натуральной философии, используя различные смеси естественных вещей. Небесные свойства они познают через лучи и влияние небесного мира, следуя правилам и дисциплине астрологов и математиков. Наконец, они укрепляют и утверждают все эти вещи некоторыми святыми религиозными церемониями и могуществом различных духов.

Я постараюсь в трех книгах объяснить порядок, манеру, которые нужно использовать во всех этих вещах: первая - содержит натуральную магию; вторая - небесную и третья - церемониальную. Но я не знаю, смогут ли простить ум, столь ограниченный, как мой и человека, который почти не имел литературы, предприняв с такой смелостью работу столь трудную и столь темную. Я не утверждаю, что вера не добавит ничего к тому, что я говорил и скажу впоследствии, и что все это будет одобрено церковью или ассамблеей Верных.

2. Что такое магия? Каковы ее части и каким должен быть тот, кто занимается ею?

Магия есть возможность, имеющая очень большую власть, полная возвышенных тайн и заключающая в себе глубочайшее знание вещей наиболее секретных: их натуры, их силы, их качества, их действия, их различия и их отношения, благодаря чему она производит свои чудесные эффекты, соединяя и применяя различные свойства существ высших и низших; это - подлинная наука, философия наиболее возвышенная и наиболее таинственная. Одним словом, - совершенство и свершение всех естественных наук, т. к. вся правильная философия делится на физику, математику и теологию. Физика нас учит натуре вещей, которые существуют в мире, их причинам, их временам, различиям мест, их свойствам и их состояниям, и с точностью отыскивает их части и все, что служит их улучшению согласно таким стихам:

"Каковы элементы, входящие в состав естественных вещей? Каково действие тепла Земли и Воздуха и как оно происходит? Откуда ведут свое происхождение небеса? Отчего морские отливы и радуга различных цветов? Что придает облакам свойства вызывать громовые раскаты, или откуда исходит молния, падающая сквозь воздух? Какова таинственная причина, которая нас заставляет видеть вспышки в ночи и кометы, и какова та скрытая мощь, которая заставляет содрогаться землю? Отчего происходят золотые и железные месторождения, и это потаенное свойство секретов натуры?"

Физика, которая является спекулятивной наукой о естественных вещах, содержит в себе и включает в себя все три вещи и все то, что говорит Вергилий помимо этого в своих стихах:

"Откуда происходят различные виды людей и зверей, так же как дождь и огонь? Откуда землетрясения и почему море повышается и разливается, несмотря на препятствия, которые оно может встретить и затем отступает к своему центру? Что нам дает возможность познавать травы, храбрость и ярость диких зверей, все различные виды плодов, камней и рептилий?"

Что касается математики, то она, очевидно, дает нам возможность познавать природу, протяженную в трех измерениях и дает понимание движения и хода небесных тел, следуя этим стихам:

"Она нам позволяет знать, насколько движение звезд быстро: что заставляет темнеть луну и, что заставляет нас терять свет солнца". И вот что говорит Вергилий: "Почему солнце направляется двенадцатью мировыми знаками, разделенными на определенные части; нужно видеть пути неба и звезд, эклиптики солнца и луны, Плеяды, Гиады и две Медведицы; почему солнце заходит так рано зимой, и откуда такая продолжительность ночей?"

Все это узнают, благодаря математике, потому "математическим мышлением можно предвидеть различные изменения времени, знать сезон посевов, когда нужно лучше открывать навигацию, или выкапывать деревья в лесах".

Теология учит нас, что такое Бог, каковы ангелы, духи, демоны, душа, мысль, религия, таинства, церемонии, храмы, праздники; она толкует о вере, о чудесах, о свойствах слов и фигур, о секретных операциях и таинственных знаках и, как говорит Апулей, она учит нас правилам церемоний, которых религия требует, разрешает или запрещает. Для того, чтобы сделать заключение в немногих словах, - Магия, единственная, включает эти три вида столь могучих наук в своих чудесах, соединяет их воедино и вводит в практику.

В этом смысле древние чтили ее как наиболее возвышенную и наиболее достойную их поклонения.

Ее применяли авторы самые знаменитые, главные среди которых, - Замолксис и Зороастр, - так сильно выделяются, что многие из изобретателей этой науки: Аббарис, Гиперборей, Дамжерон, Эвдокс, Гермипп следовали по их стопам, а другие прославленные авторы, как Трисмегист Меркурий, Порфирий, Ямвлих, Плотин, Апполоний Тианский и Осфаней очень хорошо писали об этой науке. Кроме того, Пифагор, Эмпедокл, Демокрит, Платон и многие из наиболее значительных философов делали большие путешествия, чтобы ее изучить и, возвратившись, подчеркивали свое уважение к ней и держали ее в большом секрете. Известно, что Пифагор и Платон ездили в святилища Мемфиса, чтобы ее изучать, и что они проехали почти всю Сирию, весь Египет, Иудею, школы Халдеев, чтобы не быть в неведении относительно великих и таинственных принципов магии, и чтобы овладеть этой божественной наукой.

Итак, нужно, чтобы те, кто хотят постараться изучить эту науку, в совершенстве владели физикой, которая объясняет качества вещей, и в которой находятся секретные свойства любого существа; чтобы они хорошо знали математику, познающую звезды, их аспекты и их виды, т. к. от них зависит свойство и способность любой вещи, и чтобы они хорошо слушали теологию, благодаря которой познают нематериальные субстанции, которые распределяют и управляют вещами, чтобы обладать возможностью понимать Магию, т. к. не может быть никакой совершенной работы в магии, ни даже настоящей магии, которая не заключала бы в себе всех трех этих способностей.

3. О четырех элементах, их качествах, композиции и смеси.

Существуют четыре элемента, которые составляют главные основы всех телесных вещей: Огонь, Вода, Земля и Воздух, из которых все вещи образовались не способом собирания вместе, но посредством трансмутации и объединения, и к которым они возвращаются, когда разлагаются. Итак, не существует никаких чувственных элементов, которые были бы чистыми, но они более или менее смешаны и способны к трансформации друг в друга так, что земля, обращаясь в грязь и растворяясь, изменяется в воду, а огрубевая и сгущаясь, она изменяется в землю, а затем, испаряясь, благодаря жару, она изменяется в воздух, и этот воздух, будучи очень нагретым, меняется в землю, или в камень.

Платон полагает, что земля совершенно трансмутабильна, и что другие элементы трансмутабильны в ней и взаимно друг в друга. Земля, однако, отделяется от элементов более тонких без трансмутации, но будучи растворенной или смешанной с тем, что ее заставляет раствориться, она принимает свою первоначальную форму.

Итак, каждый элемент имеет два специфических качества, из которых первое присуще ему и неотделимо от него, а другое, как среднее между двумя, подходит к следующему элементу; так огонь - тепел и сух, земля - суха и холодна, вода - холодна и влажна, воздух влажен и тепел; и благодаря двум противоположным качествам элементы противоречат друг другу, как огонь и вода, земля и воздух.

Элементы имеют еще другой вид противоположности друг другу; так некоторые из них весомы, как земля и вода, а другие легки, как воздух и огонь; вот почему стоики называют первые - пассивными, а последние - активными. Кроме того, сам Платон, следуя новому различию, дает три качества каждому элементу, признавая у огня свет или проникновенность, разреженность и подвижность. А у земли - темноту, густоту, плотность и неподвижность. Но другие элементы занимают в них эти качества так, что воздух берет два качества у огня - разреженность и подвижность и одно - у земли, а именно - темноту; в противоположность этому, вода берет два качества у земли - темноту и плотность и одно у огня, а именно -подвижность; но огонь в два раза разреженнее, чем воздух, в три раза более подвижен и в четыре раза более активен; воздух в два раза активнее воды, в три раза более разрежен и в четыре раза более подвижен. Затем - вода в два раза активнее земли, в три раза разреженнее и в четыре раза подвижнее.

Таким образом, огонь в тех же отношениях с воздухом, в каких воздух с водой, а вода с землей и взаимно - земля с водой, вода с воздухом, и, наконец, воздух с огнем. И это есть принципы и начало всех тел, их состава, их свойств и их чудесных действий. Таким образом, как только кто-либо познает свойства элементов и их смесей, он сможет легко оперировать чудесными и удивительными вещами и в совершенстве заниматься натуральной магией.

4. О трех различных способах рассмотрения элементов.

Итак, есть четыре элемента, о которых мы говорили и о которых нужно иметь полное знание, чтобы оперировать чем-либо из них в магии. Каждый из этих элементов имеет по три разных качества, составляя с числом четыре число двенадцать, и проходя через число семь к числу десять, достигают этой высшей единицы, от которой зависят все чудесные качества и действия.

Элементы первого порядка есть те, которые чисты, вовсе не сложны, не меняются и не подвергаются никакому смешению, не подвергаются порче и вовсе не от них, но благодаря им все качества естественных вещей обращаются к действиям. Их качества невозможно объяснить, т. к. они могут все во всех существах; и тот, кто их не знает, не может прийти к оперированию какими-либо чудесными эффектами.

Элементы второго порядка являются составными, различными и нечистыми, но их можно, однако, довести посредством искусства до их чистой простоты, которая, будучи приобретена, является способностью, дающей совершенство всему во всех вещах даже при операциях природой наиболее тайных; и это - фундамент всей натуральной магии.

Элементы третьего порядка не являются элементами в принципе и самими по себе, но составленными различными, имеющими много видов качеств, и могут взаимно изменяться один в другой; они являются средством безошибочным, и поэтому они называются средней природой, или душой средней природы. Существует немного людей, которые слышали бы о их глубоких тайнах. Это от них зависит совершенстве любого эффекта посредством некоторых порядков, некоторых чисел и степеней. Они чудесны во всех естественных, небесных и сверхнебесных вещах и полны тайн, которыми оперируют в натуральной и божественной магии. Благодаря им осуществляются связывания, растворения и трансмутации всех вещей, и достигают знания и предсказания будущего при инвокации добродетельных духов и при истреблении демонов.

Никто однако не должен представлять себе, что он сможет что-либо сделать в секретных науках магии и природы без этих трех видов элементов и без хорошего знания их. Но всякий, кто научится доводить их природу, качество и мощь в числе, степени и порядке, он достигнет без труда совершенного знания вещей естественных и небесных секретов.

5. О чудесной природе огня и земли.

Для операций со всякого рода чудесными эффектами, Гермес говорит, что достаточно огня и земли: одна пассивна, а другой активен. Огонь, говорит Дионисий, проявляется явственно во всех вещах, а будучи удаленными, он дает свет всем вещам и, тем не менее, он во всей своей совокупности потаен и ненавистен, когда он существует сам по себе без смеси с материей, на которой он проявляет свое действие. Он огромен и невидим, располагающий сам собой в своих действиях, подвижный, сообщающийся некоторым образом со всем тем, что приближается к нему; он обновляет силы и сохраняет природу, он остается непостижимым благодаря разным вспышкам, которые его окружают и которыми он покрыт; он светел, делим, поднимаясь и неся себя вверх остриями, поднявшийся без какой-либо убыли, всегда двигаясь, он постигает другие элементы, будучи непостижимым, нуждаясь только в возрастании самого себя и проявляя свое величие на объектах, с которыми он сообщается; он активен, могуч, присутствуя невидимо во всех вещах, он хочет быть незаметным, внезапно уменьшая материю, как бы в свойственной естественному порядку; неосязаемый, неубывающий, хотя щедро сообщается по любому поводу.

Огонь, говорит Плиний, есть часть естественных вещей, которая огромна и бесконечно активна, и о которой трудно сказать более: или она изобильна в произведении или могуча в разрушении. Огонь есть особый вид, повсюду проникающий, как говорят пифагорейцы, расширяющийся вверх к небу, освещающий, но снижающий внизу тьму, и умерщвляющий, сохраняя в центре часть каждого из этих свойств. Огонь, единственный, различно действует в своих связях и различно распределяется в разных вещах, как это сказал Клеант у Цицерона. Огонь, которым мы пользуемся, есть огонь, который находится во всех существах; он есть в камнях, т. к. ударом стали его заставляют оттуда выйти; в земле, которая дымиться, когда ее раскапывают; в воде, т. к. он нагревает источники и колодцы; в воздухе, которые мы часто видим нагретым. Наконец, все животные и все, что имеет жизнь, и растения, питаются жаром и все, что живет, живет только огнем, который в себе заключает.

Свойства огня внизу - пылкость, которая потребляет все и темнота, которая все делает стерильным: но огонь небесный и светлый гонит духов тьмы, то что делает также и наш огонь, имея сходство и доступ к этому высшему свету, который говорит: "Я есмь свет мира, который есть подлинный огонь, отец света", - от которого мы получили все добрые вещи, который разлит блеском своего огня и который сообщается прежде всего солнцем и небесными телами, вливая свою способность и свойства, благодаря посредствующим инструментам в наш огонь. Так же как духи тьмы более сильны в темноте, так же и духи добра, которые есть Ангелы света, становятся более сильными не только благодаря свету божественному, солнечному и небесному, но и благодаря огню, который есть у нас. По этим соображениям первые авторы религий и церемоний действовали только после того, как будут зажжены свечи (вот почему Пифагор говорит, что вовсе не следует говорить о Боге, не имея света); и вот почему они хотели, чтобы держали свечи и огонь около мертвых тел, чтобы прогнать злых духов; и они утверждали, что их можно удалить и заставить отступить в землю только благодаря таинственным церемониям. И сам Всемогущий хотел в Ветхом Завете, чтобы все жертвы, которые Ему совершают, передавались ему через огонь, который бы он все время горел на алтаре; то же делали обычно весталки у римлян, они его сохраняли и следили за ним постоянно.

Но база и фундамент всех элементов - земля, т. к. она есть объект, повод и восприемник всех лучей и всех небесных влияний. Она заключает семена всех вещей и содержит все семенные свойства, потому ее называют вегетативной и минеральной, т. к. став плодородной, благодаря другим элементам и небесам, она способна сама рождать все вещи. Она восприимчива и плодородна всеми силами плодородия, и как первая мать способна быстро размножать и давать без конца рождение и бесконечный рост всех вещей, - итак, она есть центр, фундамент и мать всего. Даже если вы лишите ее натуральных секретов, очистите и утончите ее, как только она немного освежится или будет выставлена на воздух, она тотчас становится плодовитой и плодородной благодаря свойствам небесных тел и сама собой производит растения, червей, животных, камни и металлы. Она в себе заключает очень мощные секреты, будучи очищенной огнем, который ее заставляет вернуться к своей древней простоте и чистоте. Она есть первая материя нашего творения и подлинное лекарство нашей реставрации и консервации.

6. О чудесной природе воды, воздуха и ветров.

Два других элемента, а именно вода и воздух, не менее могущественны, и природа не прекращает благодаря им делать замечательные эффекты, т. к. вода настолько абсолютно необходима, что никакое животное не может без нее жить, никакая трава и растение не могут производить, если вода их не увлажняет; семенные свойства всех вещей находятся в ней, начиная с животных, семя которых, очевидно, водянисто. Хотя их семена и земленисты, если их не оросит вода, они не сумеют прорасти: пусть это совершается от впитывания влаги земли, росы или дождя, или от воды, которую специально поливают. Так Моисей описывал землю и воду как единственно способных произвести душу живую. Но воде он приписывал двойную продукцию, а именно - рыб и птиц, которые летают в воздухе над землей. Писание отмечает еще, что вода участвует в произведении и происхождении земли, говоря почему не произрастали деревья и растения. Это потому, что Бог еще не изливал дождь на землю. Могущество этого элемента столь велико, что невозможно духовно возродиться без воды, так сам Иисус Христос свидетельствовал это. В религии ее эффекты также очень велики в искуплении и очищении и она не менее необходима, чем огонь, она полезна для целой бесконечности вещей, и ею пользуются разно, и благодаря ей живет все, что есть в природе, имея силу рождать, питать, растить и увеличивать все вещи, которые видим в мире. Поэтому Фалес Милетский и Гесиод ее поставили принципом всех вещей и назвали самой древней и самой могущественной из всех элементов, потому что она командует другими. Как говорит Плиний, вода поглощает землю, погашает огонь, поднимается в воздух и, достигнув облаков, становится хозяйкой неба, а падая оттуда, она питает все, что производит земля. Плиний и многие другие историки описывают бесконечное количество чудес от воды. Овидий также упоминает о могуществе и чудесных свойствах ее, когда говорит: "Отчего происходит, что вода потока Аммона является ледяной среди дня, а утром и вечером теплой? Говорят, что воды afhomas, приблизившись, мечут огонь на дрова, когда больше не видно луны. Есть поток, который делает внутренности твердыми, как камень, когда пьют его воду, и который придает мрамороподобную твердость вещам, которые к нему прикасаются. Есть воды на берегах Crufhiens у сибарийцев, которые делают волосы цвета амбры и золота и, что самое удивительное, когда их пьют, они могут изменить не только тело, но даже и ум. Кто не слышал о водах Sulmas и озерах Эфиопий Если кто-либо пил из них, то он становится разъяренным или впадает во внезапную дремоту. Если кто-либо пил воду из источника Клинор, испытывает отвращение к вину и не хочет пить ничего, кроме чистой воды. Но поток Линцесты имеет совершенно другое действие, т. к. если кто-либо пил мало вина, то шатается больше, чем если бы кто-либо пил много вина, даже чистого. В Аркадии существует озеро, которое древние называли Феней, с водой которого нужно быть осторожным, т. к. если ее пьют ночью, она причиняет боль, а если пьют днем, то не причиняет никакой боли". Помимо того Иосиф сообщает о замечательной природе одного потока между Арсе и Раране, городами Сирии, который выходит их берегов по воскресеньям и высыхает во время шести остальных дней недели, видимо потому, что ключи закрываются, а потом возвращаются к прежнему изобилию вод на седьмой день, благодаря тайным влияниям природы; вот почему жители этой местности дали ему имя - "река Субботы", т. к. иудеи празднуют седьмой день недели. И Писание дает упоминание бассейна в Иерусалиме, в котором первый сходящий в него, после того, как Ангел замутит воду, вылечиться от любого вида болезни. Есть еще описание, что в Ионии, около селения Гераклея, на берегу реки Киферон был источник, посвященный нимфам, из которого каждый больной, окунувшийся в него, выходил совершенно здоровым. Павзаний рассказывает, что в горе Ликее в Аркадии есть источник, названный Атрия, куда шел жрец Юпитера после жертвоприношения, держа в руке дубовую ветвь, которую он окунал в воду источника во время сильной засухи, и в то время, когда он набалтывал воду, оттуда выходили испарения, поднимаясь в воздух, образуя облака, которые покрывали все небо и превращались затем в обильный дождь, который поил всю землю. Среди многих других авторов Руфус, врач из Эфеса, замечательно описывает захватывающие вещи о чудесах воды.

Мне остается сказать о воздухе: - жизненный дух, который проникает во все существа, делая их живучими и живыми, связывая, приводя в движение и наполняя все. Вот. почему еврейские ученые вовсе не помещают его среди элементов, но рассматривают его как посредника и связь различных существ; и как духа, укрепляющего все побуждения природы, т. к. он первый воспринимает все влияние небесных тел и сообщает их каждому из других элементов и смесям, он получает от них и удерживает как божественное зеркало отпечатки всех вещей, как натуральных, так и Божественных, так же, как слова и речь, и несет их с собой по мере того, как он входит в тела людей и животных, снабжая их материалами снов, предвидения и других чудес.

Потому происходит, как говорят те, кто проходят в том месте, где был убит человек или находится свежезахороненное тело, переживают страхи и испуг, т. к. воздух в таких местах полон картинами этого убийства, с которыми прохожие тоже соприкасаются, т. к. воздух их наполняет теми же картинами и волнует их, отчего и формируется страх, т. к. все, что действует быстро и создает тонкое впечатление, волнует природу. Вот почему многие философы считали, что воздух есть причина снов и других впечатлений души, благодаря распространению картин или подобий, что исходят от предметов и слов, которые массами проходят в воздухе, пока не достигнут чувств или, в конечном итоге, воображения и души того, кто их воспринимает. Восприняв сначала кожей, подготовившей его к восприятию, хотя виды вещей несомы своей собственной природой или сами собой к чувствам людей и животных, они, тем не менее, могут приобрести некоторые отпечатки от неба, когда находятся в воздухе, а различные их сюжеты чувствуются одни больше, другие меньше, следуя своему предрасположению в момент подачи картин воображения. И, таким образом, человек может естественно и без какого-либо суеверия, без помощи какого-либо духа, сообщаться мыслью с другим человеком, сколько-нибудь удаленным, т. к. они будут существовать по меньшей мере 24 часа, хотя и нельзя точно указать время. Эту вещь я наблюдал и делал аббат Тритемий. Плотин нам доказывает, а также учит способу, которым вещи духовные, как и телесные, производят некоторые картины (виды) благодаря влиянию тел на тела; они укрепляются в воздухе, проявляются и являются нашему зрению и другим чувствам благодаря свету. Как движение мы видим, когда дует полуденный ветер, как воздух конденсируется в маленькие облака, в которых отражаются как в зеркале очень удаленные замки, горы, лошади, люди и другие вещи, которые, по мере того, как облака проходят дальше, развеиваются; и, как показал Аристотель в работе "О метеорах", радуга формируется в воздушном облаке как в зеркале. И Альберт говорит, что изображения тел могут легко формироваться в воздухе, который влажен, тем же способом, как изображения вещей в зеркалах. И Аристотель рассказывает, что с одним человеком из-за слабого зрения бывало так, что близко расположенный воздух служил ему зеркалом и обозреваемый им район отражался в этом зеркале так, что он не мог разобраться и считал, что его тень идет перед ним, видя голову идущей в направлении, куда он шел. Тем же способом получаются все виды очень удаленных картин в воздухе, чего хотят добиться с помощью некоторых зеркал, чтобы невежды, стоящие в стороне от них, верили, что видят фигуpы демонов и духов, хотя последние всего лишь похожая картина, лишенная всякой жизни. Известно, что в темном месте, где есть маленькое отверстие, которое можно пробить для попадания лучей солнца, помещая к этому отверстию белую бумагу или гладкое зеркало, видят на этой бумаге все, что солнце освещает и что совершается снаружи.

Существует еще более замечательное чудо, когда кто-либо, написав портреты или несколько слов, выставляют их ночью определенным способом в хорошую погоду при полнолунии, а кто-либо другой, поставленный об этом в известность, может их видеть и читать в окружности или в круге луны картины, поднявшиеся и размножающиеся в воздухе; это очень полезно, чтобы сообщать новости из осажденных городов и мест. Это секрет, который прежде практиковал Пифагор и, который даже сегодня знают несколько лиц, как мне это известно. Итак, все эти вещи и большое количество других, более значительных, основано на природе воздуха, и выводят их принципы из математики и оптики, и эти виды отражаются в зрении так же, как посредством эха отражается звук.

Но есть еще и другие, более специфичные секреты, благодаря которым человек может слышать то, что говорит другой даже на ухо или потаенно, или как-то по-особому другому лицу. Из воздуха еще происходят ветры, которые есть широко взволнованный и возбужденный воздух.

Существуют четыре главных ветра, которые дуют с четырех сторон света; а именно, - Нот, - со стороны юга, Борей - с севера, Зефир - с запада, и Аполеот или Эрус - с востока, о которых так сказано в этих двух стихах Понатануса:

"Нот - южный ветер, туманный и влажный, который Св. Иероним называет извергающим дождь".

Овидий его описывает так: "Ветер Нот летает на крыльях влажных, закрывая лицо страшной темнотой, подобной смоле; его тяжелая борода низвергает воду по белым волосам; облака останавливается у его на лбу; его крылья и грудь отвратительны от воды".

Но Борей, в противоположность Ноту, - ветер Севера, сильный и шумный, он гонит облака, возвращая воздуху покой, и морозит воду. Овидий так заставляет его говорить о себе самом: "Я имею силу гнать и содрогать печальные облака и подчинять их моим приказам. Я опрокидываю деревья, я делаю твердыми пары, и я посылаю их на землю градом; я все тот же, когда я встречаю другие ветры под сводом небес (т. к. там моя полнота), я опускаюсь с такой силой, что воздух, который я встречаю среди наших ударов трещит и выскакивает вспышками из-под свода облаков. Это я, войдя и сдавливая глубину земных пещер, тревожу манов и заставляю дрожать землю".

Зефир, который также называется Фавониус, - ветер очень легкий, который дует с запада; он нежен, холоден и влажен, смягчает суровость зим, производя все травы и цветы.

Эрус, в противоположность ему, называющийся еще Субсолер и Аполеот, есть ветер с востока; он очень быстро пожирает влажный туман. Таковы четыре ветра: первый с востока, второй с запада, третий с севера, четвертый с юга.

7. О родах смешений, об отношении, которое они имеют с элементами, и об отношениях самих элементов к душе, чувствам и нравам.

После четырех простых элементов сразу же следуют четыре рода совершенно смешанных, каковыми являются камни, металлы, растения и животные. Хотя все элементы служат для составления каждого из них, но каждая смесь, тем не менее, следует одному особому элементу и больше придерживается его свойств; так все камни происходят от земли, т. к. они тяжелы и стремятся вниз, и сухость столь сильно доминирует в них, что невозможно сделать их жидкими. Металлы водянисты и плавятся, как это признают физики, и, в свете экспериментов химиков, металлы производят воду густую и клейкую, или ртуть, которая тоже водяниста. Растения имеют такое отношение к воздуху, что могут расти или созревать в воздухе, так же, как все животные извлекают силу из огня, а свое происхождение с неба, и огонь им столь естественен, что без него они не могут жить. Наконец, каждый из этих родов отличается степенями элементарности; так говорят, что среди камней темные и наиболее тяжелые происходят от воды, как хрусталь, берилл и жемчуга в раковинах, а те, которые плавают в воде, смешаны с воздухом и губчаты, как камень пемзы и тура. Есть и такие, которые смешаны с огнем, как стекло и огненный камень. Также среди металлов есть такие, которые смешаны с землей, а именно свинец и серебро; другие с водой, как ртуть; с воздухом - медь и олово; и с огнем - золото и железо.

Так в растениях корни содержат землю благодаря их плотности, а листья - воду благодаря соку, цветы - воздух благодаря их нежности, семена - огонь благодаря их духу произведения. Помимо этого есть такие, которые теплы, другие холодны, третьи - влажны, а четвертые - сухи, и которые ведут свои имена от свойств элементов. Среди животных есть такие, в которых также доминирует земля, и которые находятся внутри земли, как черви, кроты и многие ползающие животные; другие - сформированы водой, как рыбы; в третьих - доминирует воздух, и они не могут жить вне воздуха; в четвертых доминирует огонь, как в саламандрах и кузнечиках, и в других имеется жар огня, как в голубях, страусах и зверях, которых называет мудрец, которые испускают огромный жар. Кроме того, в животных кости имеют отношение к земле, плоть - к воздуху, жизненный дух к огню, а к воде - соки, которые находятся также в элементах как огонь - кровь, как воздух - слизь, как вода - черная желчь. Наконец, в душе, следуя пониманию Св. Августина, - решительность в нем - как огонь, разум - как воздух, воображение - как вода и чувство - как земля. Этот порядок находится даже в чувствах: так чувство зрения участвует в огне, действительно оно действует только благодаря огню и свету; чувство слуха - в воздухе, так как звук есть только биение воздуха; а обоняние и вкус считаются водой, без влажности которой нет ни вкуса, ни запаха, Наконец, осязание полностью землисто и касается тел наиболее плотных. Эта аналогия находится в операциях человека, т. к. движение замедленное и солидное содержит землю; страх и медлительность с ленью имеют отношение к воде; нрав - веселый и приятный - к воздуху, а натура безжалостная и гневная подобна огню. Элементам принадлежит первое место во всех существах, они образуют все составы и свойства, и качество существ связаны с ними.

8. О том, каким образом элементы находятся в небесах, в звездах, в духах, в ангелах и в самом Боге.

По общему мнению платоников, все вещи, находящиеся в создателе мира, присутствуют в мире телесном с той лишь разницей, что здесь они существуют другим способом, а именно, следуя природе подчинения, принимающей влияние и отпечатки. Так из элементов состоят не только все вещи здесь внизу, но и сами небеса, звезды, духи, ангелы и сам Бог, который есть творец и создатель всех вещей. В низшем мире элементы встречаются в грубой и материальной форме, в то время, как в небесах они существуют в своей естественной и совершенной форме. Так, все там находится в своей совершенной чистоте; прочность земли без грубости и без материальности; подвижности воздуха без густоты и примеси, жар огня без жгучести, сверкающий и животворящий. Среди планет Марс и Солнце принадлежат огню, Юпитер и Венера - воздуху, Сатурн и Меркурий - воде, а те, которые живут на восьмом небе, принадлежат земле так же, как Луна, о которой многие думают, что она состоит из воды, т. к. она притягивает воды с неба и с земли, и которыми она связана с нами, будучи ими наполнена благодаря своей близости. Среди созвездий также есть такие, в которых доминирует огонь, в других - воздух; в третьих - вода; в четвертых - земля; таким образом элементы управляют небесами, распределяя в них все четыре своих качества, следуя трем своим различным порядкам, принципу, способу и цели каждого элемента. Так созвездие Овна берет у огня свой принцип, Лев - свой прогресс и свой рост, а Стрелец - свою цель. Телец привлекает от земли свой принцип, Дева - свой прогресс, а Козерог - свою цель. Близнецы берут принцип у воздуха, Весы - прогресс, а Водолей - цель. Рак берет принцип у воды, Скорпион - прогресс, а Рыбы - цель. Элементы же формируют и составляют благодаря их смеси, все тела с планетами и знаками Зодиака, так же и духов, т. к. одни похожи на огонь, другие - на землю, третьи - на воздух, четвертые - на воду. Вот почему говорят также, что четыре потока преисподней принадлежат - Флеготон - огню, Коцит - воздуху, Стикс - воде и Ахеронт - земле.

В писании виден огонь, который терпят осужденные, огонь вечный, которому осуждены те, кто прокляты. Апокалипсис упоминает об огненном пруде, а Бытие говорит о проклятых, что Бог поразил их испорченным воздухом; Иов говорит - "они перейдут от снежных вод к чрезвычайному жару" и еще, что "есть земля мрака и несчастий, покрытая темнотой смерти". Наконец, элементы находятся также во всем, что есть небесного: в ангелах и блаженных духах, т. к. в них встречаются прочность эссенции и сила земли (т. к. они являются прочным седалищем Творца), милосердие и любовь, которые считают свойством воды. Автор псалма называет их водами, когда он сказал Богу, говоря о небесах: "Вы, который управляете водами, которые поверх вод, т. к. в них воздух тонкого духа и любовь огня, которая сияет", - вот почему святое Писание их называет "крыльями ветров", а псалмист делает на них указание в другом месте, говоря: "Вы, которые даете ангелам ваши мысли, а вашим министрам силу пылающего огня".

В чине ангелов есть также те, которые берут у огня свойства и силу, каковы Серафимы; Херувимы - у земли; Престолы и Архангелы - у воды; Господства и Начала - у воздуха; не касается ли также Создателя мира то, что земля открылась и родила Спасителя; и не называют ли его в том же Святом Писании источником живой воды, очищающей и перерождающей, дыханием жизни. Моисей и Св. Павел не говорят ли они, что он есть огонь пожирающий? Всякий не может не согласиться, что элементы находятся повсюду и во всех вещах различным образом; прежде всего во всех вещах, которые заключены в этом низшем мире, но они здесь нечисты и грубы, а в вещах небесных они более чисты и более отчетливы, а живущие в том, что выше небес, превосходны, блаженны и совершенны во всем и во всех отношениях. Элементы есть даже в Создателе мира, в идеях, во всем том, что происходит в духах, в силах, в небесных добродетелях и во всем том, что есть здесь внизу в грубых и несовершенных формах, силуэтах.

9. Как свойства вещей естественных рождаются из элементов.

Некоторые из свойств естественных являются чисто элементарными, как-то нагревать, увлажнять, сушить и называются первичными действиями или качествами последующего действия, т. к. одни эти качества и благодаря самим себе меняют всю субстанцию всех вещей, что никакое другое качество сделать не может. Другие качества находятся в вещах и происходят из элементов, которые их составляют; последние качества простираются дальше и имеют нечто большее, чем их первые качества, например как умерщвлять, переваривать, растворять, или качества смягчающие, разъединяющие, жгущие, вызывающие аппетит, испаряющие, причиняющие комфорт, утончающие, соединяющие, сжимающие, расширяющие и многие другие. Т. к. всякое элементарное качество должно сделать в смешении много действий, оно не делает их одно; и эти действия называются вторичными качествами, т. к. они следуют природе и пропорции смеси первых качеств так, как это широко трактуется в книгах по медицине; наподобие того, как изменение, которое происходит в материальной субстанции, до известного пункта есть действие естественного мира, таково же отвердевание, которое есть действие холода, а также замораживание и другие. А иногда эти действия совершаются в определенном органе, подобные тем, которые производят мочу, молоко или регулы у женщин, и эти качества называются третичными, вытекающими из вторичных, также как вторичные вытекают из первичных; вот почему есть много болезней, которые проистекают из этих первичных, вторичных и третичных качеств, и которые благодаря нам лечатся.

Есть также вещи, которые восхищают и которые созданы искусственно, как например, огонь, жгущий воду, который называется греческим огнем, разные составы которого нам сообщает Аристотель в специальном трактате, посвященном этому. Еще делают таким образом огонь, который гасит масло и который разжигает холодная вода, когда она падает в виде росы; и этот огонь разжигается дождем, ветром или солнцем и становится огнем, который называется пылающая вода; изготовление которой весьма известно, и которая не потребляет ничего, кроме себя самой; делают еще огни, которые вовсе не гаснут, несгораемые масла, вечные лампы, которые нельзя погасить ни ветром, ни водой, что кажется совершенно невероятным, если не видеть ту знаменитую лампу, освещавшую прежде храм Венеры, в которой горел камень Арбестес, который будучи раз зажжен, не мог быть погашен. В противоположность этому приготовляли дрова или другие горючие вещи таким образом, что огонь с ними ничего не мог сделать; а еще делали платья способом, благодаря которому можно было нести в руках горячее железо или поместить руку в расплавленной металл, или самому целиком войти в огонь, не чувствую никакой боли, и многие другие подобные вещи. Существует сорт льна, который Плиний называет асбестом, который никакой огонь не может сжечь, о чем Анаксилай говорит, что дерево, обернутое им, можно резать, не производя никакого шума.

10. Об оккультных свойствах вещей.

Помимо всего этого есть другие свойства в вещах, которые не принадлежат никому из элементов, как например, препятствовать действию яда, изгонять нарывы, притягивать железо или какие-либо иные; и эти свойства являются следствием вида и формы вещей, совершая в малых количествах отнюдь не малые эффекты, что не присуще качеству элемента, т. к. эти свойства, будучи более определенными, могут совершать большие эффекты в малейших количествах материи; в противоположность этому, качество элементарное, чтобы действовать много, требует много материи. Итак, оккультные свойства называются так потому, что их принципы отнюдь не явны, и поэтому человеческий ум не может в них проникнуть. Вот почему только философы смогли приобрести их частичное познание, скорее благодаря длительному опыту, чем природному уму; например, мясо переваривается в нашем желудке благодаря теплоте, которую мы знаем, а трансформируется оно благодаря некоторому оккультному свойству, которого мы не знаем, но отнюдь не теплотой, потому что оно трансформируется так скорее огнем, чем в желудке. Также есть в вещах качества элементарные, известные нам, и свойства определенные, которые у них естественны и родились с ними, которые нас восхищают и которые нас удивляют, не быв известными нам, и которые мы видели мало или вовсе не видели, пример мы имеем в Фениксе, являющейся птицей, которая возрождается сама собой, как об этом говорит Овидий: "Есть птица, называемая ассирийцами Феникс, которая производит саму себя..." И дальше он говорит: "Египтяне собираются, чтобы с восхищением наблюдать чудесную вещь и совершают затем свои празднества перед этой уникальной птицей".

Matres заставил чрезвычайно восхититься греков и римлян сказав, что он выкормил дикое животное, которое пожирало само себя, и люди стараются еще сегодня узнать, что это было за животное у Matres. Кто не удивиться, узнав, что были рыбы, погружающиеся в землю, о которых упоминает Аристотель, Теофраст и историк Полибий, и о том, что Павсаний нам оставил упоминание о некоторых камнях, которые пели, - столько действий совершают оккультные свойства. Также и страус, о котором говорят, что его желудок не портится совсем от горячего железа, переваривает холодное железо, и даже еще более твердое для питания своего тела. Также и маленькая рыбка, называемая Ошина, останавливает порывы ветра и укрощает ярость моря, какого бы вида и силы не были бы бури и каким бы количеством парусов не пользовались суда, как только она их увидит, то заставляет оставаться также без движения. Так же и саламандры, и те маленькие животные, которых называют пиросты, живут в огне, хотя они кажутся самопотребляющими, ничто не мешает им сохраняться. Существует также некий растительный клей (камедь), которым, говорят, амазонки натирали свое оружие, предохранявший его от порчи и повреждения железом и огнем, и которым, говорят, еще Александр Великий натирал каспийские бронзовые ворота. Еще есть описание, что Ноев ковчег, построенный столько тысячелетий назад сохраняющийся еще в горах Армении, был построен с этим растительным клеем. Существует много других чудес того же сорта, которые почти вовсе невероятны, но, тем не менее, известных даже из опыта; так древние историки упоминают сатиров, - животных, фигура которых была наполовину человеческая, наполовину звериная и, тем не менее, разумных, о которых Св. Иероним даже говорит, что один из них говорил однажды Св. Антонию Гермиту, осуждая ошибку язычников, поклоняющихся животным и прося его помолиться Богу за него.

11. Каким образом вливаются оккультные свойства в качества вещей от идей посредством души мира, лучей, звезд, и о вещах, которые более всего имеют эти свойства.

Платоники сообщают, что все вещи здесь внизу получают из идеи от идей высших. Определение идей в принципе состоит в форме, которая выше душ и духов, которая едина, проста, чиста, неизменна, неделима, бестелесна, вечна, и которая является природой всех идей. Они помещают идеи в само добро, так сказать, Бога, и хотят, чтобы они были различными и отличающимися между собой по причине некоторых относительных смыслов, и что все, что есть в мире, неизменно и едино, и что все вещи согласны между собой, чтобы Бог не стал бы различной субстанцией. Они помещают их в разум, так сказать, в Душу Мира посредством форм, абсолютно различных друг от друга в подлинном смысле этого слова. Так что в Боге все идеи являются одной формой, но платоники помещают множество их в Душу Мира и другие духи, как объединенные в одном теле, так и разъединенные; они помещают их, отличающимися по некой причастности и по все большей и большей степени; они помещают их в природу как низшие зародыши форм излившихся идей. Они, наконец, помещают их в материю как тени. Следует добавить, что в Душе Мира есть столько родов зародышей вещей, сколько идей в Божественном Уме, благодаря которым он создал их в небесах, звездах и звездных фигурах, и Он запечатлел их во всех их свойствах. Все свойства и качества низших видов зависят же от этих звезд, этих фигур и от их свойств, так что каждый вид имеет небесную фигуру, которая ему соответствует, откуда проистекает его замечательная сила действовать, каково качество, присущее ему, он получает от своей идеи через зародышевые роды Мировой Души. Так как идеи есть не только причины бытия, но они еще и причины каждого свойства, которое находится в этом виде; то многие философы и говорят, что благодаря определенным свойствам постоянного и устойчивого рода, которые отнюдь не случайны и не побочны, но действенны, сильны и верны, не совершая ничего бесполезного и напрасного, движутся свойства, которые существуют в природе вещей. Эти свойства от действия идей варьируют только по случаю, или по нечистоте и неравенству материи. Из чего платоники сделали поговорку, что свойства небесные влиты в материю, следуя их добрым качествам и подлинной пропорции смеси, которую они там составляют, или ее составу, как говорит Вергилий: "Вещи здесь внизу получают столько силы и свойств небес, сколько материя располагает возможностью принять". Вот почему вещи, которым дано меньше идеи материи, так сказать те, которые получили больше сходства с раздельными телами, имеют свойства большие и более действенные в операциях и похожие на операции идеи раздельных тел. Однако, мы знаем, что положение и начертание небес является причиной всех движущихся свойств, которые находятся в низших видах.

12. Как свойства того же вида влияют на различных индивидуумов.

Облик и расположение небесных тел и звезд дают многим идивидуумам особые свойства, такие же чудесные, как и видам; тотчас, как только какой-нибудь индивидуум начнет быть под постоянным гороскопом или какой-либо небесной констелляцией, он отличается с этого момента некоторым особым замечательным свойством действовать, страдать или воспринимать, сверх того, которое он имеет из своей ситуации и от вида, как благодаря влиянию небесных тел, также и благодаря сообщению, подчинению и повиновению материи вещей, которые производятся и рождаются Душой Мира, и которые имеют к ней такое же повиновение, как наши тела нашим душам, т. к. мы чувствуем в себе то, что каждая форма заставляет нас понять. Наши тела движутся посредством усладительных вещей, привязываясь к ним, или от них убегая; часто также и души небесные, когда они воспринимают различные идеи, двигая материю по отношению к этим вещам.

Есть также и в природе много вещей, которые представляются чудесами идеи или образа высших движений; так не только естественные вещи, но даже и искусственные достаточно часто получают отрицательные свойства, и, это происходит особенно тогда, когда душа тела, которая действует, привязывается к тому, кто на нее влияет, и это заставило говорить Авиценну, что все, что делается здесь, прежде находится в движении и идеях звезд и сфер. Таким образом производятся и совершаются во всех различных вещах эффекты различные отличительных склонностей и нравов, не только благодаря отличительным расположениям материи, но посредством разных влияний, которые они получают, и их отличительным формам, не по специфическому отличию, но по отличию присущему и частному. И даже Бог, который есть первопричина всех вещей, распределяет разно свои степени, пребывая все тем же, сообщается с ними и распределяет все их, как ему нравится, и вторичные ангелические и небесные причины сотрудничают с ним, располагая телесную материю и другие вещи, которые им подчинены. Так Бог сообщает всем свойствам посредством Мировой Души, благодаря особой силе идей или образов и духов, которые руководят, делая стечение лучей и аспектов звезд, и с помощью гармоничного и особенного концерта.

13. Откуда происходят оккультные свойства вещей.

Всем известно, что магнит имеет особое свойство притягивать железо и стоит только к нему поднести алмаз, как это свойство у него исчезает; также амбра и балатиус, натертые и нагретые, поднимают солому; камень асбестус, будучи зажжен, никогда не гаснет или только с трудом. Карбункул (темно-красный рубин) светится в темноте. Азритес усиливает плод женщины или растения. Яшма останавливает кровь. Маленькая рыбка, называемая Ошинес, мешает движению судна и утишает бурю. Сжигание хамелеона через конечности вызывает дожди и громы.

Камень гелиотроп суживает зрение окружающих и делает того, кто его носит, невидимым. Камень линкур очищает глаза. Липпар созывает животных. Синохитид заставляет прийти чертей преисподней. Анахитид заставляет явиться небесных духов. Ансит, положенный на спящих и видящих сны людей, заставляет их угадывать будущее. Говорят, в Эфиопии есть трава, которая высушивает пруды и открывает все, что закрыто. В истории видим обычай царей Персии давать своим послам траву латакс, чтобы не пропустили ничего, где бы они не прошли. Есть еще трава из Спарты или из Тартарии, о которой говорят, что, попробовав ее или положив в рот, можно было затем 12 дней без пищи и воды спокойно существовать; и Апулей говорит, что он узнал от Бога, что есть много видов трав и камней, с помощью которых люди могут постоянно сохранять себе жизнь, но что он не разрешил людям узнать их, т. к. даже когда они живут мало, они не прекращают стремиться ко злу и совершать все виды преступлений, а если бы они жили дольше, они атаковали бы самого Бога. Но ни один из авторов, которые писали толстые тома о свойствах вещей, не объясняли, откуда происходят эти свойства, ни Гермес, Бохус, Арон, Орфей, Теофраст, Тацит, Зенофем, Зороастр, Эвакс, Диоскорид, Исаак Еврей, Захария Вавилонянин, Альберт, ни Арнольд; и, тем не менее, они все говорили то же, что писал Захария Митридату, что есть великое свойство в камнях и травах, и что участь людей зависит от него. Чтобы знать, откуда оно происходит, необходимо глубокое умозрение. Александр Перипатетик, не покидая своих мнений и качеств, убежден, что они происходят из элементов и их качеств, чему можно было бы верить, если бы их качества были бы того же вида, и если бы многочисленные действия камней делали что-либо подобное в виде и роде того же вида и сорта. Вот почему Академики, следующие мнению Платона, присваивали эти свойства идеям, которые формируют вещи: Авиценна хочет, чтобы они происходили от духов, Гермес от звезд, а Альберт сводит те действия к специфическим формам вещей. И хотя находят разницу во мнении этих разных авторов, тем не менее ее нет, когда хорошо поймут их те, кто удалился от истины, т. к. все речи этих авторов относятся к одному и тому же действию во многих вещах. Так Бог, который есть цель и источник всех свойств, придавая печать своих идей духу его министров, которые верно исполняя их, сообщают свойство идеи вещам, доверенным им на небесах и звездах, которые ожидают или расположены заранее как инструменты к восприятию форм, которые как сообщает Платон в своем Тимее, пребывают в Боге по выводу из звезд, и Тот, кто дает формы, их распределяет через посредничество духов, которых он воздвиг, чтобы вести и наблюдать Его творенья, и которым Он дал власть в вещах, так что все свойства камней, трав, металлов и всех остальных вещей дарованы духами, которые руководят. Форма и свойства происходят сначала от идеи, затем от духов, которые руководят и управляют или предводительствуют, затем аспектами небес, и, наконец, от комплекции элементов, которые предрасположены соответствовать влияниям небес. Действия происходят в вещах в таком виде, что мы здесь внизу видим это посредством точных форм, а в небесах - посредством форм, которые располагаются в духах, способами медитации - во Владыке или Архетипе, или благодаря идеям или образцовым формам, которые должны подходить в выполнении всех эффектов и любого свойства.

Таким образом, есть замечательное свойство и действие у любой травы и каждого камня, но они значительно больше в звездах, сверх того каждая вещь берет или получает много от духов-руководителей, и особенно от Первой Причины, которой все законченные вещи взаимно соответствуют; и те и другие, сообразуясь в гармоничном концерте, некими гимнами, возносят Верховному Владыке, так что святые отроки из печи халдейской призвали их туда своей песней. Благословите Господа всех вещей, что произведены на земле и всего, что движется в водах, всех птиц небесных, зверей и животных и присоединитесь к строкам человеческим. Ибо вовсе нет другой причины, необходимой для эффектов, связи всех вещей с Первой Причиной; каждая вещь имеет свое точное и определенное в Творце, благодаря которому она живет и откуда ведет свое происхождение. И все свойства камней, металлов, животных, слов, речей и всего, что существует происходят от Бога, который хотя и действует через духов и небеса, не прекращает, тем не менее, совершать временами операции непосредственно сам, не пользуясь средствами своих слуг. Эти определенные операции называются чудесами; так первопричины действуют в манере команды и приказа, а вторичные причинности, которых Платон и другие называют министрами, - способом необходимости; хотя они и необходимо производят свои эффекты, тем не менее, иногда Он распределяет и приостанавливает их так, как ему угодно, так, что они полностью отстраняются или отказываются от необходимости Его команды и Его приказа, и это - самые великие чудеса Бога. Вот каким образом огонь ничего не сделал отрокам в печи халдейской. Также возвратилось вспять солнце, или остановилось однажды, прекратив свой бег, по команде Иисуса Навина; оно также ушло вспять на десять кордонов или десять часов по молитве Езекии; вместе с тем при страстях Христовых солнце затмилось полной луной, и невозможно ни проникнуть, ни углубиться в смысл этих операций никакими речами, никакой магией, никакой наукой, какой бы тайной и глубокой она ни была; но нужно его постигать и изыскивать только с помощью Божественного откровения.

 


 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.