Ю.А.Шичалин. Пифагореизм: подчеркнутый эсотеризм философии

Ю.А.Шичалин. Пифагореизм: подчеркнутый эсотеризм философии

 
Глава из книги Ю.А.Шичалина "История античного платонизма", Изд-во: "Греко-латинский кабинет" Ю. А. Шичалина, 2000

От издателя:
 
Рассмотрение институционального аспекта истории античного платонизма в настоящей работе имеет более конкретный и более общий смысл. Конкретный смысл работы заключается в том, что мы можем отчетливей проследить и яснее понять механизм бытования и развития этого внушительного многовекового феномена - античного платонизма - благодаря специальному вниманию к институционному аспекту его истории.


Более общий состоит в том, что в историко-философской работе на современном этапе развития европейской философии неизбежно обнаруживается, что она имеет совершенно отчетливые предпосылки в той или иной философии истории. Специальные выделения и рассмотрение платонической традиции заставляет нас пересмотреть самые общие подходы к истории античной философии в целом.
 
 
 
 

Пифагореизм: подчеркнутый эсотеризм философии

стр. 227 - 230

 Пифагореизм — единственный в своем роде феномен, который на протяжении всего существования античной философии играет роль подводного течения и, никогда не становясь доминирующим, всегда присутствует в качестве фона. Не забудем о том, что сама философия возникает в школе Пифагора как новый феномен в качестве оппозиции к двум ведущим направлениям в духовной жизни шестого века: уходящему движению мудрецов и набирающему силу движению ионийских ученых. И те, и другие — на поверхности, и те, и другие определяют стиль и общую светскую установку своего времени. Пифагор и его окружение также представляют чрезвычайно важную тенденцию греческого мысли шестого века — тенденцию консервативную и религиозную, но она всегда до известной степени под спудом. На поверхности лежит политическая активность пифагорейцев, — она до такой степени решительна, что вызывает противодействие, и пифагорейские общины оказываются сметены с политической арены, однако еще в четвертом веке пифагорейцы сохраняют некоторое политическое влияние.

Выше уже шла речь о том, что над учением пифагорейцев посмеиваются начиная с Ксенофана; что Гераклит их поносит и вероятнее всего именно он изобретает для них ироническое прозвище «философы»; что Зенон пишет «Против философов» специальный трактат, поскольку смысл учения его учителя Парменида по существу направлен против учения пифагорейцев, хотя создается в той же традиции. Геродот обвиняет их в фальсификациях. Но мы находим почтительное и восторженное отношение к Пифагору у Эмпедокла; о Пифагоре пишет Демокрит; Исократ признает его первым, принесшим философию грекам, а само слово «философия» употребляет уже совершенно всерьез и называет философией — как и Платон — собственную педагогическую и литературную деятельность; Платон, единственный раз упоминающий Пифагора по имени в «Государстве» (600 a-b), тем не менее очевидно — причем исходно именно как философ — связан с пифагорейцами и с пифагорейским учением.

О пифагорейцах пишут Аристотель и Аристоксен. Диоген Лаэртий (VIII 45–46) сообщает, что установления Пифагора «держались еще девять или десять поколений — ибо последними из пифагорейцев были те, которых еще застал Аристоксен... они были слушателями Филолая и Еврита Тарентских». Таким образом, Аристоксен осознавал непрерывность предшествующей традиции, но, вероятно, на нем она прерывалась. Влияние пифагорейцев и специальные сочинения, им посвященные, были у Спевсиппа и Ксенократа. Порфирий в «Жизни Пифагора» (53) замечает: «...пифагорейцы жалуются, что Платон, Аристотель, Спевсипп, Аристоксен, Ксенократ присвоили себе все их выводы, изменив разве лишь самую малость...».

Зенон также посвятил пифагорейцам специальное сочинение «Пифагорейские вопросы» (Диоген Лаэртий, VI 4). При всем том пифагорейское учение не выходит на поверхность, и при изложении эллинистической философии его практически не учитывают. Однако Феокрит (14, 7) в насмешливом сравнении упоминает «ученика Пифагора, желтого и босого», что свидетельствует о том, что и в его время пифагорейская аскеза была достаточно известна. Именно пифагореизм был одним из первых философских учений, которое вошло в моду у римлян, едва они стали приобщаться к греческой философии. Последователем Пифагора объявляется царь Нума и под его именем появляется сочинение пифагорейского толка. С пифагорейским учением очевидно знаком Энний, написавший «Эпихарма».

Пифагорейское учение знает Цицерон, а его современник Нигидий Фигул осуществляет, по словам Цицерона, восстановление пифагореизма («Тимей», 1). Можно предположить, что Нигидий Фигул познакомился с пифагореизмом благодаря греческому ученому Александру Полигистору, который преподавал в Риме в 70-е годы. Александр написал сочинение о пифагорейских символах, а также «Историю философии», изложенную по школам («преемствам»), которая содержала, в частности, очерк пифагорейского учения. С пифагореизмом безусловно знаком организовавший философскую школу при Августе Квинт Секстий.

Наконец, на протяжении четырех веков — с IV до I века до Р. Х. — в Южной Италии и в Греции создаются пифагорейские тексты, часть которых приписывается Пифагору или древним пифагорейцам. С пифагорейцами на всем протяжении их существования постоянно связано изготовление фальсификаций. Начинается пифагореизм с изготовления орфических сочинений в VI–V веке, подложные сочинения в стихах и в прозе создаются и позднее.*) Неизменная потребность европейского сознания — обрести своих духовных предшественников в далеком прошлом и тем самым обосновать свои духовные поиски древним авторитетом — оказывается выражена пифагорейцами в самой высокой степени.

Неудивительно, что обновление платонизма на рубеже двух летосчислений оказывается тесно связано с возрождающимся пифагореизмом. И здесь впервые пифагореизм выходит на поверхность и оказывается одним из ведущих духовных движений, о чем пойдет речь в следующей главе.
 
*)  Вопрос о хронологии и атрибуции пифагорейских сочинений чрезвычайно сложен и вплоть до работы Х.Теслефа специально практически не изучался:  Thesleff H. An introduction to the Pythagorean writings of the Hellionistic period. Ado, 1965. О полемике, вызванной датировками Теслефа, можно судить по статье В.Брукерта и дискуссии в Entretien 18, p.25-55, 88-102
 

 


 

 

 

Шичалин Юрий Анатольевич - доктор философских наук, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, организатор "Греко-латинского кабинета"
 
 
Из предисловия к книге "История античного платонизма":
 
Я отваживаюсь опубликовать текст диссертации почти без изменений не потому, что считаю, будто в данной работе история античного платонизма представлена исчерпывающе полно или сама тема не нуждается в дальнейшей разработке и более представительном изложении. Но мне кажется, чтозащищаемые в ней тезисы нуждаются сегодня в осмыслении и обсуждении, а обозримая история языческого платонизма просто необходима для понимания этого многовекового явления, оказавшего исключительное влияние на христианское богословие и всю последующую европейскую философию.

 

 
© Ю.А.Шичалин

 


 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.