Прокл. О священном искусстве у эллинов



 


Введение Ж. Биде


Прошло уже почти тридцать лет с тех пор как Франц Кумон привлек внимание В. Кролля к любопытной работе Прокла, переведенной на латинский язык Марсилио Фичино   под названием Opus Procli de sacrificio et magia, и те четыре тома сочинений флорентийских платоников, среди которых оно фигурирует, уже стали редкостью.(1) Немного позже Кролль переиздал эту латинскую версию с приложенными к ней комментариями, которые представляют интерес, (2) однако он не стал разыскивать оригинал, которым пользовался переводчик и удовольствовался реконструкцией основаной на предположениях. Мое исследоание претендует на новое открытие текста Прокла, об утрате которого так глубоко сожалел Кролль. Я сделаю доброе дело, опубликовав его без промедления вместе с различными неизданными работами Пселла, с которыми он имеет сходство.

1) Т. II, стр. 868 слл. в парижском издании 1641 г. Первое издание осуществлено S.F.G.Hoffmann'ом: Lexicon bibliographicum. T. II, 1833, стр. 530 слл.

2) Analecta graeca. Greifswald, 1901. стр. 5 слл.


Этот фрагмент фигурирует на листах 138-140v кодекса Valicellanus F20=80 каталога М.Е. Мартини. (1)
Пометки между строк на полях этой копи (=V) являются латинскими примечаниями, сделаными двумя или тремя различными руками. Определенные замечания совпадают с особенностями версии Фичино, которые Кролль уже счел добавлениями, необходимыми переводчику, я воспроизвожу эти замечания в критическом аппарате. Что касается других рукописей, которые намного больше испачканы и иногда повреждены, то, хотя они могут представлять для нас интерес, я счел необходимым опубликовать их не здесь, а в другом месте. Мы отметим только сочетание замечаний и почерка сходных с таковыми в Vallicellanus на полях кодекса Riccardianus 76, листы 116-129 (= Речь IV императора Юлиана), том которого, по описанию Дж. Вителли, стр. 140 носит экслибрис Марсилио Фичино. (2) Есть основания считать, что сам Фичино, обладавший этим кодексом, добавил его копию к нашему сочинению Пселла. Без сомнения, по этой причине, определенные замечания уже присутствовали в переводе флорентийца. Кроме того, одна такая схолия (возможно собственноручное замечание Фичино) взята для его латинского перевода De mysteriis Ямвлиха. (3)

1) Catalogo de manoscritti greci esestenti nelle biblioteche italiane. Vol. II. Hoepli, 1902, стр. 147. М.Мартини возводит эту рукопись к копии XV/XVI веков. Если, что кажется возможным, она сделана рукой Фичино, то она, само собой разумеется, относится к XV веку.

2) Studi italiani di filologia classica, II, 1894, стр. 524

3) Это относится к пассажу, где обсуждается лотос (
стр. 149, 15 слл.). На полях стоит: "Habet rotunda omnia folia et poma". Ср. перевод De mysteriis, сделанный Фичино (VII, 2 = стр. 843 b, 18 в парижском издании сочинений Фичино, 1641 г.): "Omnia enim in loto rotunda sunt, tum poma, tum folia".

Кодекс Laurentianus 10, 32 (XV/XVI вв. = L) содержит те же отрывки, что и первая часть (= листы 1-144) кодекса V, иными словами, после "De mysteriis", пять извлечений из "Предуготовления к Евангелию" Евсевия и наш неизданный отрывок из Peri kath hellenas hieratikes technes (ff. 119-121v). Несколько раз L содержит ошибки, которые, видимо, происходят из неверной расшифровки плохо различимого почерка в V: p. 149, 4/5 proJermansiV noeisJw может читаться в V как proJermhnsiV noeisJh, откуда получается proJermhnsiV noeisJh в L - 149, 24 ajienta (a плохо различимо), ajienti L - затем, в начале выдержки из Порфирия, aptw te похоже на aptwta в V, aptwta (sic) L. - С другой строны, L дает разночтение, которое, по V, кажется исправлением, сделанным в первоначальной копии: p. 149, 21 hlitim L=V исправление. F 121v, L дает выдержку из Порфирия подзаголовком (Porphyrii testus, quod anima non sit actus corporis, sed quod immortalis), который V3 вставляет после текста, по-видимому, согласно Vallictllanus. Наконец, в V данный текст Прокла находится перед серией извлечений из Евсевия, между тем как L вводит ошибочный порядок. Одним словом, L, который никогда не дает нам ни одного варианта, представляющего хоть какой-нибудь интерес, и который лишь портит существующую копию V, сделанную самим Фичино, без помехи исключается из критического аппарата.

***

Читая наш фрагмент Прокла, заметим, что Кролль не раз угадывал греческие выражения, которые переводчик эпохи Возрождения передавал эквивалентными латинскими. Наш манускрипт, правда, часто дает текст более ясный и четкий, чем реконструкции выдающегося филолога. Но за эти ошибки ответственен Фичино. Например, v. 34 издания Кролля (ниже, p. 148, 16) illum - ошибочное выражение для hymnum (umnon); - v. 39 (= p.148, 19) единственное число solem и lunam бессмысленно; ошибочное написание hliouV и sechnaV дает V; - v. 59 (= p.149, 5) comparemus не дает специфического оттенка noeisJw soi; - v. 84 (p. 149, 16) вместо th twn gonaton klisei, он ошибочно берет из V airontaV h tiJentaV genuV h ta ceilh, он также восстанавливает две строки, пропущенные переводчиком: h ton lwton ta julla sum ptussonta kai anaplounta; Gignetai gar anti twn genuwn tauta tw lwtw, kai o umnoV jusikoV и т. д.; - v. 93 (= p. 149, 22) lapis qui vocatur coeli oculus скрыло люботытное упоминание камня, называемого "глаз Бела", "то есть солнца". (1) Как известно, Бел обычно представлял небо; поэтому текст Прокла дает нам злесь интересное отождествление этого сирийского бога с Гермесом, который и сам "глаз неба". (2) Перечисление мест в издаваемом тексте, дающих что-то новое можно было бы продолжить.

1) Ср. Плиний. Естественная история, 37, 55, 1:

Beli oculis albicans pupillam cingit nigram, e medio aureo fulgore lucentem. Haec propter spesiem sacratissimo Assyriorum deo dicantur - "белеющий глаз Бела окружает черный зрачек, сияющий из середины золотым блеском. Из-за этого блеска он посвящается самому священному богу ассирийцев".

2) Орфические гимны, VIII, 14. Ср. F.Cumon // RE. s.v. Baal, 2648, 37 (Нонн. Деяния Диониса, 40, 392 сл.:

Око всезрящее выси, ты четвероконной повозкой
Правишь, за ливнями снеги, за хладом весну к нам приводишь! (
перевод Ю.А.Голубца)



Фичино имел основание полагать, что эти страницы Прокла были озаглавлены Peri Jusiwn, однако Кролль считает, тчо они представляют собой извлечение из сочинения того же автора Peri agwghV или Peri muJikwn sumbolwn, точное название которого нам точно не известно. (1) Мы можем, однако, увидеть что данный текст представляет собой некоего рода послание. (2) С другой стороны, издаваемый нами Peri kath Hellenas hieratikes technes подходит, и иногда весьма близко, к некоторым пассажам из Пселла - верного эхо Прокла - посвященным "иератическому искусству" стр. 142 или "телетической науке" "халедйских теургов" (3). Teletike episteme этих теургов известна нам по одному месту из Logia Chaldaika, где, как и в нашем издании, обсуждаются анагогические и очистительные свойства некоторых материалов, минералов или растений, способных подготовить восхождение нашей души к богам. (4) Эти пассажи достаточно ясно показывают, что все то, что Прокл сообщает нам об иератическом искусстве, тесно связано с неоплатонической интерпретацией литургии халдейских мистерий.

1) Analecta, стр. 6. Ср. Суда, s.v. Proklos [см.] и Прокл. Комментарии на "Государство", II, 109, 1. Целлер сопоставляет заглави Peri agoges с theourgike agoge, о котором говорит Марин (Прокл, 29). См.: Philos. der. Griechen, V, 841, прим) и которое Прехтер считает аутентичным (K.Praechter / Byz. Zeitschr., 1926, стр. 259, прим. 4)

2) См.
стр. 149, 5
: noeistho soi - "уясни себе"

3) См.: Пселл. Обвинение Керулария, REG, 1903, стр. 391, 10 и 395 слл.; M.B. T. V, стр. 57, 5 слл. и 474, 8 слл.; особенно BCH, 1877, стр. 131, 3 слл; и другие параллельные тексты, приведенные ниже на
стр. 148 слл.
в примечаниях.

4) PG, 122, 1129 d 12 (относительно полустишья hieroi logoi ergon henosas - "со священным словом соединяя дело", см. Kroll. Op.cit., стр. 51)

"А Халдей ("управляет им", имеется в виду "священным словом к Богу") с помощью телестической науки: телестика же - это наука ка бы совершенствующая душу с помощью силы здешних вещей" и т.д. Там же, 1132 a 9: "А Халдей говорит, что мы возводимся к Богу не иначе, как только усилив колесницу души с помощью материальных таинств: ведь он полагает, что душа очищается камнями, травами, заклинаниями и становится более способно (eytrochon) к восхождению".



Заголовок изаваемого нами отрывка говорит о некой эллинской литургии (kath Hellenas). Однако он, коннечно, дан не Проклом, но компилятором, собравшим эти отрывки. (1)


1) Он видимо был добавлен в промежутке на верхем поле листа 21 манускрипта V.

***


Иногда Прокл темен и его мысль просвечивает лишь на заднем плане. Если гимны его поражают абстрактностью, то публикуемый отрывок в этом отношении может показаться удивительным. Ни в каком другом месте этот последний античный платоник, когда он говорит о возвращении души к Богу, мситических цепях и теургии, не приводит в таком колличестве надумманные примеры связанные с жизнью животных, растений и минералов.

Мы восхищаемся экспериментальной наукой, которая открыла, что вселенная столь велика, а атом столь мал. Аналогии указывают нам, что земной мир отражает мир высгий, макрокосм и микрокосм, универсальная симпатия, эти идеи были уже во времена Прокла, и его школа, находясь во власти предчувствий, стремилась раскрыть эти реминисценции в манере платоновского "Федона" (250a слл.).

Прокл полагает, что души проходят вовсе не одни и те же кргуи перевоплощений и занимают вовсе не один и тот же чин. Кроме того время от времени Провидение воплощает высших духов, божественных посланцев (aggeloi), которые передают нам поручения. Через их спасительные откровения мы познаем сверхъестественные зрелища, зрителями которых мы были в предыдущем существовании. Так, в своих комментариях на "Государство" для объяснения рассказа о загробном мире Эра, сына Армения, в качестве потустороннего призрака он вводит "ангельскую" душу и в связи с этим ссылается на Logia и напоминает, что люди, называемые "жреческими" (hieratikoi), узнав в предыдущих жизнях систему связей, соединяющих друг с другом разные уровни космической жизни, посещают нас и дают идею kata ten en toi panti proyparchousan hieratiken - "об иератическом принципе, лежащем в основании Вселенной". "Это учение представляет собой повторение других" - добавляет он, надеясь обрасти в систематическом изложении этого мистицизма одновременную поддержку Платона и халдеев. (1)


1) Комм. на "Государство", II, 153-155 и 118, 8 слл. Ср.: Комм. на "Тимея", I, 124, 24 сл.:

"поскольку иератический род, о котором упоминают древние, служит изображением божественного чина ... охраняющего все в божественной памяти".


То же самое учение, без сомнения, имеется в виду, когда Пселл говорит об "архангелической" душе Юлиана и его сверъестественной связи с Гермесом, главой цепи ангелов, (1)
и оно же вновь подразумевается, когда, в начале нашего отрывка, Прокл связывает путь священной науки  с той дорогой, которую проходят любящие красоту к Красоте самой по себе. Наблюдая за миром, говорится дальше, можно увидеть, что все стремится к Богу, все желает вернуться к нему, однако это происходит в порядке следования мистических цепей, который объясняется и обосновывается предписаниями теургического искусства. Эти цепи или ряды  (2) распознаются каждым через сходство, аналогию и особую симпатию, которые порождают разные виды молитвы. Правильная молитва обеспечивает приближение и соединение низшего существа с богом, возглавляющим и начальствующим над данным рядом, и потому она соответсвтует конкретному уровню религиозного возвышения в параллельных иерархиях ангелов, демонов, людей, животных, растений и камней.

1) Пселл. REG, 1875, стр. 217, 2:

Поскольку отец (старший из Юлианов, [живших] во времена Марка [Аврелия]), когда намеревался родить второго (sc. теурга), испросил для его существования (hypostasin) архангелическую душу, удерживающую Вселенную и т.д."

2) О гермесе и мужской ангелической цепи см.: Прокл. Комм. на "Государство", II, 255, 25 слл.  

Существует гелиическая цепь, (1)] из которой Прокл в нашем фрагменте заимствует большинство своих примеров. Когда, вознося свою молитву утренней звезде, петух адресует свой гимн восходящей авроре, обнаруживается, что он принадлежит солнечной цепи и в нем присутствует такая божественная сила, что лев, также обладающий (как доказывает астрология) солнечной душой, (2) пугается его и отступает. В качестве более низкого члена той же иерархии Прокл приводит одно растение, гелиотроп, который воспроизводит движения бога по небу; мы могли бы слышать молитву этого цветка, если бы наши чувства были бы способны воспринимать звуки, вызываемые движением стебля. (3,4)


1) Taxeis или seirai: см.: указатель к комментариям Прокла на "Государство" в издании Кролля s.v. taxis. О роли этих цепей (taxeis или seirai) у Прокла см.: Th. Hopfner. Gr.-Aegypt. Offenbarungszauber, стр. 95 слл., эрудиция которого, к сожалению, весьма запутывает дела, тоскольку он игнорирует филиацию свидетельств.

2) См.: Zeller. Philos. der Griechen, V, стр. 865, прим. 2 и 867, прим. 4; Kroll. Op. cit., стр. 74, 27; Прокл. Эклоги из халдейской философии / ed. Jahn, стр. 5, 24

3) Ср.: Пселл, PG, 122, 1133 bc и F.Cumon. Mon. Myst. Mithra, I, стр. 79, прим. 6 и стр. 100 и т.д.

4) См.:
стр. 148, 14 сл.
и Комм. на "Тимея", I, 111, 7 слл.:

"Ведь бог [может быть] или неколебимым, или демиургом, или жизнеродительным, [в любом случае], какое-то проявление особенности жребия доходит до всех подчиненных ему душ. И чему тут удивляться, когда и до травы и камней доходит особенность богов-эфоров, и существует камень и трава, зависящие от гелиической особенности - гелиотроп ли ты вспомнишь, или другое что-нибудь пожелаешь назвать?"





Перевод А.В.Петрова




Прокл. О священном искусстве у элинов 

Как влюбленные, проходя дорогой [ведущей] от красивого в ощущении к единому началу всего красивого и мыслимого, постигают его, так и мастера священного искусства, [проходя дорогой, ведущей] от симпатии, [присутствующей] во всех явлениях, к взаимосвязи [этих явлений] и к неявленным силам, [и] постигая все во всем, составляют для себя знание, [присущее] священному искусству, восхищаясь тем, что видят последние [вещи] в первых и самые первые в последних, [усматривая, в частности], земные по [своей] причине [вещи] в небе и небесным образом [там существующие], а небесные [усматривая] на земле, [существующие] земным образом. Иначе откуда [возникает то явление, что] гелиотропы движутся вместе с солнцем, а селенотропы - [вместе] с луной, совершая, сообразно [своей] возможности, круговое движение вместе со светилами космоса? Ведь все вещи молятся согласно соответствующему [им] чину и воспевают вождей целостных цепей, или мыслящим образом, или словесным, или физическим, или чувственным; поэтому и гелиотроп легко развязывается [=приводится в движение] тем, кем движется, и (если кто-нибудь может слышать как он ударяет по воздуху в процессе своего вращения), вознося этим звуком некий гимн, какой способно петь растение, сочувствует Царю.

Итак, на земле земным образом существуют солнца и луны, а в небе небесным образом [существуют] и все растения и все камни и животные, живущие там мыслящим образом. Увидев эти [вещи], древние мудрецы, подводя одни - к одним, другие - к другим [вещам из числа] небесных, приводили божественные силы в смертное место, а привлекали [их туда] с помощью подобия: подобия ведь достаточно,  чтобы связать сущие друг с другом, и поэтому, если кто-нибудь пожелает зажечь фитиль от света светильника, [держа его] не в далеке от огня, то он увидит, что он загорается, не касаясь [при этом] огня, и воспламенение происходит снизу вверх. Итак, уясни себе, что зажигание аналогично симпатии здешних [вещей] к тамошним, приведение и помещение в удобное [положение фитиля] - использованию в священном искусстве материалов, сообразующихся с подобающим моментом и соответствующим местом, а передача огня [от света светильника к фитилю аналогична] присутствию божественного света в том, что способно принять [его в себя], а воспламенение [аналогично] обожению смертных [вещей] и осиянию [вещей], заключенных в материю, которые движутся к оставшемуся вверху, сообразусяь с воспринятым ими божественным семенем, [подобно тому], как [движется] свет зажегшегося фитиля.

И лотос имеет отношение к симпатии: свернувшись до [появления] солнечных лучей, постепено разворачиваясь, едва появляется солнце, он как бы восхваляет свет, полностью раскрывшись, и вновь сворачивается, когда оно уходит в погружение [=на запад]. Итак, какая разница, люди ли, разжимая и сжимая челюсти и губы, поют гимн солнцу, или лотос, сворачивая и разворачивая листья? Ведь они служат лотосу вместо челюстей, гимн же [остается в обоих случаях] физическим. Да и стоит ли говорить о растениях, на которых [очевидно] лежит некий след породительной жизнй Но можно видеть, что и камни вдыхают истечения светил, как, [например], мы видим, что гелит подражает [своими] золотовидными лучами солнечным лучам, а так называемый глаз Бэла и очертания имеет близкие зрачкам глаз, и из находящегося посредине в нем зрачка испускает сверкающий свет, [камень] же этот, говорят, следует называть глазом солнца; а селенит [своим] типом и движением обращается к луне; а гелиоселенит, словно изваяние совместного движения этих [двух] светил, уподоблен [их] совместным по небу движениям и расхождениям. Так, все [вещи] полны богов, те, что на земле - небесных, те, что в небе - занебесных, и нисходит, напоняясь, каждая [такая] цепь вплоть до последних [вещей]: ведь те [вещи, которые существуют] в едином прежде всех [вещей], те же [самые вещи] проявляются во всех [вещах], в которых [существуют] и составы душ, одних - упорядочиваемых одними богами, других - другими; поэтому оказывается, [что существует] множество сочнечных животных, например, львы и петухи, и сами причастные божественного по своему собственному чину. И удивительно, как у этих [животных] меньшие по силе и по числу страшны для более крепких в обоих отношениях: ведь говорят, что лев отступает перед петухом. Причину же этого невозможно извлечь из ощущения, но лишь из мыслящего рассмотрения и различия, [обнаруживающегося] в причинах. Итак, присутствие солнечных символов в петухе более действенно: ясно, что он сочувствует солнечным обращениям и поет гимн светилу, восходящему и поворачивающемуся вокруг своего центра; из-за чего и некоторые ангелы стали зримыми, имея такие формы, и, будучи [по-природе] бесформенными, являются нам, пребывающим в форме, оформленными. Затем, некий из солнечных демонов, являясь львиноликим, испугавшись петуха, исчез, говорят, отступив перед знаками более мощных [сил]: поэтому многие, видя изображения божественных мужей, воздерживаются от того, чтобы совершать в их присутствии что-либо оскверняющее.

А вообще, одни [вещи] движутся вместе с обращениями светил, как вышеназванные растения, другие подражают очертанию лучей, как, например, феникс, другие - огненной сущности, как, например, лавр, другие - чему-то другому. Итак, ты увидишь особенности соединенными в солнце, [но] разделенными в причастных [ему] ангелах, демонах, душах, животных, камнях. Отсюда возникает и тот принцип, что вожди священного искусства, отталкиваясь от лежащего перед глазами, ищут способ воздействия на более высшие силы, одни вещи смешивая, другие вознося по отдельности специфическим для каждого случая образом. А смешение необходимо из-за того, что оно учитывает каждую из несмешанных вещей, имеющую какую-нибудь особенность бога, недостаточную, если взять ее отдельно от других, для призывания его; поэтому смешением многих вещей они объединяют вышеназванные истечения и уподобляют единое, возникшее из смешения всех элементов смеси, тому целому, которое существует прежде всех вещей, и часто подготавливают изваяния, используя при этом смеси и фимиамы, смешивая в одно разделенные знаки и делая с помощью искусства бога - объемлимым, каков бы он ни был по сущности, сообразно объединению большего количества сил, разделение которых затемняет каждую из этих сил, а смесь которых возводит полученную через объединение силу к идее образца. Так что может одной травы или камня хватить для дела: используют ведь для автофании кнеор, для охраны - лавр, рамн, скиллу, куралий, адамант и яспис, а для предсказания - сердце крота, а для очищения - серу и морскую воду. Итак, с помощью симпатии они приводят богов и демонов, а с помощью антипатии - изгоняют, очищая, если придется, серой и асфальтом, и окропляя морской водой: ведь сера очищает из-за остроты запаха, а морская вода - из-за причастности огненной природе. И в телетических таинствах и в других способах воздействия на богов они выбирают подходящих животных и другие какие-нибудь вещи. А устремившись от этих и таких вещей, они познали демонические силы, так как силы эти являются сущностями ближайшими к действию, происходящему в природе и в телах, и приводили эти силы к соучастию с их собственной помощью; а от них восходили уже к самим творениям богов, одним вещам от них учась, а другие и сами двигая своими силами, достигая точного понимания соответствующих символов; и так они поднимались далее, оставив внизу природу и физические действия, пользуясь уже только перводействующими и божественными силами.


Перевод А.В.Петрова 


Из книги.: Catalogue des manuscrits alchimiques grecs, vol. 6. Brussels, 1928, стр. 148-151








 

 

 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.