А.Г.Шлёнов. Одна и та же истина возникает не однажды…






Титаном мысли, собравшим все доступные сведения и избежавшим односторонности и крайностей своих предшественников, был Аристотель (384–322 до н.э.) – автор многих трудов по логике, риторике, философии, диалектике, физике, астрономии, космологии, биологии, этике, политике, социологии, истории, музыке, поэзии, театре, психологии, теологии..., затронувший, по-видимому, все области знания.

«Каковы бы ни были наши мнения о его заслугах в области отдельных наук, мы должны признать беспримерной его сильную, более или менее де­спотическую власть, продолжающуюся десятки столетий, признанную в Багдаде и в Кордове, в Египте и в Британии, и оставившую многочисленные следы своего влияния в языке и в образе мыслей каждой цивилизованной нации…, шестьдесят два года земной жизни… и две тысячи лет загробной жизни!» (Е.Ф.Литвинова).

Не излагая здесь его замечательной биографии, необходимо сказать, что этот великий грек был сыном Никомаха, придворного врача македонского царя Аминиса. Он был дружен с сыном Аминиса, царем Македонии Филиппом (382–336 до н.э.) и являлся воспитателем сына Филиппа – Александра Великого (356–323 до н.э.). В области философии Аристотель был учеником Платона (428–348 до н.э.), который, в свою очередь, учился у Сократа (470–399 до н.э.).

Еще в год рождения Александра, будущего царя Македонии, Аристотель получил от Филиппа такое письмо: «Царь македонский приветствует Аристотеля. Извещаю тебя, что у меня родился сын. Но я благодарю богов не столько за то, что они даровали мне сына, сколько за рождение его во времена Аристотеля. Поэтому я надеюсь, что твои наставления сделают его достойным наследовать мне и повелевать македонянами».

И воспитатель оказал сильное влияние на формирование характера и устремлений Александра, передав ему свою убежденность в том, что греки и македоняне должны от вражды и кровопролитных войн перейти к объединению перед лицом наиболее опасного общего врага – персидской династии. «Не было ни одного знаменитого полководца, который не черпал бы своего искусства из сокровищницы человеческого разума, – утверждает Шарль де Голль. – В основе побед Александра Македонского мы всегда, в конце концов, находим Аристотеля».

И это подтверждается заявлением самого Александра: «Отец, воспитав мое тело, низвел меня с неба на землю. Но Аристотель, воспитав мою душу, поднял меня от земли в небо».

Учение Аристотеля значительно отличается от того, чему учили другие философы, в том числе и его непосредственные предшественники, Сократ и Платон. Так, Сократ считал нравственность не только наиболее важным, но и единственным предметом, которым должен заниматься философ. Неужели эти люди, – говорил он о философах, вторгающихся в области астрономии, космологии и даже физики, – неужели они настолько хорошо постигли человеческие дела, что могут заниматься еще и небеснымй Для обоснования своей точки зрения он приводил многочисленные противоречия во взглядах разных философов.

Платон считал действительно существующими идеи, а реальные объекты – только более или менее удачными и преходящими воплощениями этих вечных и нетленных идей.

Аристотель считает, что действительность определяется, во-первых, материей; во-вторых, формой; в-третьих, потенциальными возможностями, некоторые из которых реализуются; и, в-четвертых, заложенной в природе целью. В теории познания он утверждает эмпирический характер самого этого процесса и в то же время рациональность получаемого результата. В этике Аристотеля «утверждается, что (вопреки морализму) наивысшим благом является не добродетель, а счастье, однако (вопреки гедонизму) основой счастья является не достижение удовольствия, а деятельность, характерная для человека, которая должна быть разумной и добродетельной. Достигнуть счастья с помощью добродетели – это аристотелизм» (Владислав Татаркевич).

Люди разных эпох считали его своим современником, более современным, чем некоторые из тех, что жили и до сих пор живут рядом с ними. Проиллюстрирую это необыкновенное явление мыслями самого Аристотеля:

• Философия начинается с удивления.

• Боги и природа ничего не создают напрасно.

• Одна и та же истина возникает в человечестве не однажды, но бесконечное число раз.

• Как могут идеи, будучи сущностями вещей, существовать отдельно от них? (Когда Аристотель начал критиковать «идеи» своего учителя, Платона, Аристокл заметил: «Этот жеребенок лягает родившую его кобылу»).

• Под элементами тел будем понимать то, на что разлагаются отдельные тела, и что само неделимо на качественно иные части.

• Невозможно, чтобы движение возникло или уничтожилось.

• Душу от тела отделить нельзя.

• Все нуждается в противовесе, чтобы достичь меры и середины, ибо в этом заключается сущность и правильное соотношение.

• Вечное движение вызывается тем, что вечно.

• Блаженство состоит в душевной деятельности, сообразной с добродетелью.

• Избегай неумеренности и в стремлении к славе, и в отклонении от нее.

• Всякая добродетель есть среднее между противоположными крайностями.

• Наблюдая за достойным человеком, судят о нем по его делам.

• Эгоизм заключается не в любви к себе, а в большей, чем должно, степени этой любви.

• Лишь тот смел и храбр, кто себя одолевает.

• Начало – это больше половины всего дела.

• Не цель бывает предметом решения, а средства к цели.

• Кто продвигается в науках, отставая в нравственности, тот более идет назад, чем вперед…

Аристотель, от которого нас отделяет более двух тысяч лет, поставил ряд вопросов. Часть из них была впоследствии прояснена. Другая часть до сих пор является загадками, требующими решения. Рассмотрим две такие проблемы.

1. Проблема вечного движения

Согласно Аристотелю, для движения материальных объектов нужны «двигатели», которые бы тянули их или толкали. Так, одна лошадь может привести в движение пустую или легко нагруженную повозку. Но для движения тяжело нагруженной повозки нужны две или три, или четыре лошади… Это положение о «двигателях» продержалось две тысячи лет, до тех пор, когда Галилей и Ньютон установили, что в отсутствии сил трения (согласно 1-му закону механики) «всякое тело продолжает удерживаться в своем состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние». Механика Ньютона (с небольшими поправками Эйнштейна) убедительно подтверждается результатами наблюдений в пределах Солнечной системы, нашей Галактики, других галактик, групп и скоплений галактик. Однако в 1929 г. произошло событие, показавшее, что представление Аристотеля о «двигателях», возможно, было напрасно сдано в научный архив.

В 1929 г. Хаббл открыл закон, говорящий о примерной пропорциональности между расстояниями галактик и смещениями их спектров, свидетельствующими о прогрессивном уменьшении энергии фотонов. В том же году пулковский астроном А.А.Белопольский и американский астроном Ф.Цвикки высказали предположение о том, что космологическое красное смещение вызвано «старением» фотонов. Т.е., говоря языком Аристотеля, если объект не снабжен «двигателем», то он будет терять энергию, или «стареть» в соответствии с терминологией Белопольского и Цвики.

В настоящее время на основе анализа наблюдательных данных по галактикам, квазарам, лацертидам и другим видам внегалактических объектов можно считать установленным, что зависимость красного смещения Z от расстояния r имеет вид:

Z=exp(r/R)–1,

где R=20.195 миллиардов световых лет – радиус гравитационного взаимодействия, приравниваемый к радиусу Метагалактики. Из совместного анализа совокупности наблюдательных зависимостей следует экспоненциальное спадание энергии с расстоянием. До расстояний, соизмеримых с размерами богатых скоплений галактик (порядка 1 Мегапарсека, или около 3 миллионов световых лет) этот эффект трудно обнаружить и можно считать, что 1-й закон механики Ньютона выполняется. Но на расстояниях, измеряемых миллионами и миллиардами световых лет, наблюдается систематическая потеря энергии фотонов, которую можно объяснить тем, что фотоны, не снабженные «двигателями» или «конями Аристотеля», на каждом отрезке, равном длине волны де Бройля, теряют часть своей энергии, передавая ее физическому вакууму. Но если это действительно происходит, тогда избыток энергии должен передаваться от физического вакуума веществу, а из этого должны вытекать наблюдаемые следствия. Такие следствия действительно наблюдаются. И здесь я расскажу только об одном из них, наиболее простом и очевидном.

Если 1 грамм вещества получает от физического вакуума  эрг за 1 секунду, то должны существовать свидетельства того, что целый ряд объектов излучает  энергии уже в виде обычных фотонов. Оказывается, что это действительно так. Результаты статистической обработки данных каталогов многих видов галактических и внегалактических объектов, подтверждающие это представление, сведены мной в таблицу, в которой  и  даны в эргах на 1 грамм за 1 секунду, причем  определена как отношение светимости L объекта к их массе m.




 



Итак, отчасти был прав Аристотель, считавший два с половиной тысячелетия назад невозможность того, «чтобы движение возникло или уничтожилось». Правда, фотоны, не имеющие «двигателей Аристотеля», не могут затормозиться и уменьшить свою скорость подобно телегам, из которых выпрягли лошадей. Эффект торможения проявляется в данном случае в том, что на каждом отрезке, равном длине волны де Бройля, они передают неощутимо малую часть своей энергии физическому вакууму. Однако накопление этого эффекта приводит к тому, что, к примеру, квазар, находящийся на расстоянии 43 миллиарда световых лет, имеет красное смещение спектра Z=7,41, т.е. каждый его фотон, проведя в пути 43 миллиарда лет, имеет энергию, которая в 8,41 раз меньше первоначальной.

Перейду к еще одной загадке, оставленной нам древними.

2. Из чего состоит весь мир?

Согласно Фалесу (625–547 до н.э.), первоэлементом является вода, по Анаксимену (585–525 до н.э.) – воздух, по Ксенофану (580–450 до н.э.) – земля, согласно Гераклиту (535–475 до н.э.) – это огонь. Имея достаточно широкие возможности для выбора, Аристотель вслед за Платоном утверждал, что весь подлунный мир состоит из воздуха, воды, земли и огня, причем каждый из этих элементов получается в результате комбинаций основных качеств. Тепло и сухость порождают огонь, тепло и влага – воздух, холод и влага – воду, сухость и холод – землю. Но Аристотель понимал, что для объяснения и описания мира недостаточно тех субстанций, которые предложили Гераклит, Ксенофан, Анаксимен и Фалес, даже если их рассматривать вместе. Он добавил к ним «пятый элемент» (квинтэссенцию) – эфир, из которого, как он полагал, состоят населяющие надлунный мир звезды. Напомню, что планеты в те времена считались «блуждающими звездами». *






* Приводимая автором для наглядности схема смешения качеств и образования элементов есть ни что иное, как "графика" и стартовый "калькулятор" Гороскопа, которую употребляют астрологи на протяжении двух десятков столетий. В этой "схеме" заложены и отражены базовые и универсальные "единицы измерения" в астрологии - "тепло", "холод", "сухость", "влажность". Эти характеристики представляют из себя своего рода астрологические "эквиваленты", с помощью которых могут быть приведены к "общему знаменателю" (и тем самым "взвешены") и знаки Зодиака, и "блуждающие звёзды" (планеты солнечной системы), и "неподвижные звёзды", и квадранты Гороскопа. (Комментарий Ирины Вичайте)

 

В настоящее время, когда представления о механическом эфире показали свою спорность и даже несостоятельность, есть основания считать, что одной из наиболее существенных компонент физического вакуума являются продольные фотоны де Бройля 1-го рода, имеющие нулевой спин. Ради краткости, такие микрообъекты можно называть П-фотонами.

Более того, количественный анализ обширных фактических данных позволяет сделать два интересных вывода:

1. На каждом отрезке, равном длине волны де Бройля, обычный фотон (а также, по-видимому, нейтрино или антинейтрино) теряет энергию hH, равную энергии П-фотона, где h, H – постоянные Планка и Хаббла.

2. Электрон на 1-й боровской орбите в атоме водорода поглощает за 1 период такую же энергию hH.

Таким образом, две загадочные величины h и H открывают путь в таинственный мир физического вакуума, характеризуемого фантастически высокой плотностью энергии.

Что же касается представлений о четырех первоэлементах, то они также оказались чрезвычайно живучими и продержались до времени Ньютона. Автор закона всемирного тяготения производил алхимические опыты, стремясь открыть секрет получения из «неблагородных металлов» золота (смотрите в книге И.С.Дмитриева «Неизвестный Ньютон. Силуэт на фоне эпохи», СПб, 1999). Позже развитие алхимии привело к появлению науки нового времени – химии, а затем и «ядерной алхимии», открывшей трансмутацию химических элементов. Но это уже другие истории.

Статья к.т.н. А.Г.Шлёнова "Одна и та же истина возникает не однажды..." опубликована в журнале «Атомная стратегия» № 20, январь 2006 г.  



Публикации автора: 

1.      Шлёнов А.Г. Микромир, Вселенная, Жизнь. 1-е изд. Под ред. проф. В.И.Почтарёва. СПб. 1995.

2.  Шлёнов А.Г. Микромир, Вселенная, Жизнь. 2-е изд. Под ред. проф. А.К.Колесова. СПб. 1998.

3.  Шлёнов А.Г. и Петров Э.Л. Микромир, Вселенная, Жизнь. 3-е изд. Под ред. проф. А.К.Колесова. СПб. 2003





 


 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.