Измерение времени. Солнечные часы.




Вряд ли какое-нибудь понятие современной науки отличает такая же неопределенность, как понятие Времени. Само определение Время невозможно «оторвать» от таких базовых понятий, как Материя, Пространство, Энергия, Сознание. Человеческий ум умеет найти обособленную ассоциацию или образ для всего перечисленного, кроме понятия Времени (и, безусловно, понятия Бога для истинно верующих). Не столь важно, что очевидные ассоциации: Материя – материал; Пространство – объем; Энергия – сила; Сознание – дух, неверны и однобоки, зато они дают логические «подпорки», на которых строится умозрительная конструкция Мира современного человека. Действительно, в своем сознании человек имеет приблизительное представление об этих понятиях вне Времени, то есть «застывших» для него самого. А, вот, представить же Время вне пространства, материи, энергии или сознания – невозможно. Время – основа для всех наших представлений.

Писать о причинах такой неуловимости Времени сверх того, что было написано ранее философами, астрологами, математиками, физиками и психологами – задача бессмысленная. В этом эссе делается лишь попытка метаисторического взгляда на человеческие представления о времени. Описание мистерий, исторические летописи, произведения искусства и архитектуры, наконец, история развития часового дела, позволяют это сделать. Ведь материальное наследие человечества несет в себе отношение ко времени тех людей, которые его создавали. Конечно, по отношению человека ко времени нельзя судить о самом Времени, но изменение отношения в разные исторические эпохи интересно тем, что это должно отражать суть эволюционных процессов.

Самые глубинные представления о времени у человека связаны с движением и цикличностью многих явлений. Движения (перемещение зрительного восприятия) составляют основу для ощущения времени животными. Повторяющиеся явления (и, в первую очередь, солнечные и лунные циклы) были связаны с древнейшим символом – окружностью.

Для наблюдения за звездами шумерские жрецы первыми стали использовать шестидесятеричную систему счисления, следы которой каждый обнаружит на современных часах. Время и сейчас неразрывно связано с окружностью простым соотношением: полную окружность можно считать равной 24 часам, тогда один час равен 15 угловым градусам. Примерно так Земля совершает вокруг своей оси один полный оборот.

Замкнутый круг также символизировал жизненные циклы, то есть рождение и смерть. В древней Греции символическое представление о Времени дополнилось спиралью - фигурой, которая до сих пор является символом «эволюционного развития»: непрекращающейся чередой рождения и смерти ради самопознания. Идея реинкарнации, лежащая в основе многих восточных религий (и изначальном христианстве) есть выражение этого принципа Времени, который не дал грекам впасть в уныние от бесконечной повторяемости круга и обратить внимание на спираль.

Восприятие Времени древними мудрецами, охватывало все перечисленные аспекты:

1) движение, то есть изменение, без которого нет самого ощущения Времени;

2) цикличность, без которой нет ощущения проживания и без которой нет меры времени: рождения и смерти;

3) «разворачиваемость» циклов в спираль.

Последнее предполагает очень высокий уровень осознания законов, управляющих процессами во Вселенной и выход за пределы границ своего «Я». Уровень сознания, который был необходим для одновременного восприятия  разных аспектов времени, был доступен немногим посвященным, чей масштаб ставил перед ними такие задачи, которые не заботили большую часть населения. Кстати, «обычные» люди очень долгое время вообще довольствовались анималистическими представлениями о времени, как о череде ощущений, дней и сезонов. А, вот, учетом времени во всех странах занимались сначала жрецы, а потом священники. Во времена Юлия Цезаря в Риме календарь оставался тайной (!) для народа, что приводило к массе злоупотреблений. Таким образом, массовое (в прямом смысле этого слова) восприятие времени очень долго сводилось к качественной и практической оценке времени, вернее, своевременности определенных коллективных действий.  Для выполнения сельскохозяйственных работ важнее точно определять начало сезона, чем время дня. Например, наблюдая за Сириусом древние египтяне очень точно определяли время разлива Нила. Точность наблюдений за планетами и звездами лежала в основе всех известных календарей.

Самый точный из всех известных сейчас календарей был придуман индейцами майя. Наш современный календарь принципиально отличается от него и по точности и по количеству учитываемых циклов. Более того, современный григорианский календарь вообще не связан с сезонными изменениями и лунными циклами.  Достаточно долго основой для исчисления времени было Солнце. Например, в Европе еще в XVII веке строили церкви с единственным показанием солнечных часов – полуденной отметкой. Современный человек может снисходительно относиться к такой точности времяопределения, но ведь именно такие часы показывают действительное направление на юг, в отличии от магнитного компаса. Для путешественников того времени знание направления из точки А в точку Б (а также сторон света) было действительно необходимым. Увы, современного путешественника до такой степени заботит продолжительность перемещения из А в Б, что реальные представления о географическом положении объектов (широта, полушарие, климат, континент) часто игнорируются.

Можно предположить, что еще одной особенностью ощущения времени нашими предками была его субъективная неравномерность. Двенадцать дневных и двенадцать ночных часов, используемые астрологами, не были равны, хотя вместе и составляли сутки. День летом длился дольше, чем зимой, но и сам распорядок жизни подстраивался под сезонные циклы. В северных странах такая неравномерность ощущается значительнее, чем на экваторе, где день и ночь весь год длятся примерно по 12 часов. Особенно сильно это ощущается людьми, живущими за полярным кругом. Полярный день (как и ночь) накладывает на жителей и природу таких мест определенно замедленный рисунок проживания. И растянутость восприятия циклических изменений у северных народов контрастирует с восприятием южных ночей. Возможно, это забытое нами восприятие времени лежит в основе разницы между «северным» и «южным» темпераментами, а также границами зон «личного комфорта».

 

История солнечных часов доказывает изменения человеческих представлений о времени по мере усложнения социальных связей. Древнейшие обнаруженные в Индии стелы использовались как гигантские астрономические инструменты для наблюдения за звездами, Солнцем, Луной. Многомерные представления о Времени жрецов древности можно наблюдать в остатках древних культов или астрологических знаний. Масштаб этих знаний (и решаемых задач) был таков, что точное измерение коротких временных отрезков и их сравнение представлялось достаточно мелкой задачей, которую решали водяные и огненные часы в Египте и Китае.

Точность таких часов долгое время была достаточной и оснований для изобретения более точных устройств не было. В то же время с помощью солнечных часов ученые древности решали сложнейшие астрономические проблемы. Величина наклона земной оси более 5000 лет назад была вычислена китайскими астрономами с точностью до 15 минут! Учитывая, что на современном школьном транспортире погрешность измерения составляет 1 градус, то есть в 4 раза грубее, - это может восприниматься, как величайшее достижение.

Почему же жрецы древности с таким вниманием и тщательностью измеряли относительные положения планет и звезд, в то время как для измерения интервалов не было придумано достаточно точных приборов? Просто солнечные часы идеально совмещают в себе астрономический прибор и самый точный в мире хронометр истинного времени. В то время, как современные часовщики пытаются сделать часы, которые бы отмеряли абсолютно равные промежутки времени, солнечные часы всегда показывали истинное время, в котором все секунды неравны. Как будет показано ниже, различия эти столь незначительны, что не имеют практического значения для большинства людей. Однако здесь и кроется то различие в ощущении Времени, которое за последние 5000 лет человеческой истории перетерпело кардинальное изменение.

Перенесение внимания с качественной, смысловой характеристики времени на количественную оценку промежутков времени, безусловно, было предопределено научно-технической революцией, изменением темпа и ритма общественной жизни, усложнением всех социальных связей. Однако является ли такое развитие представлений о времени эволюционным или инволюционным? С одной стороны, жрецы умели ощущать ритмы космоса, которые неповторимы в каждый момент времени, хотя и обладают смысловыми совпадениями. Именно это смысловое время древние астрологи ощущали значительно лучше, чем современные астрофизики. Сущностная «вязь» времени для астрологии представляет ту временную координату, которая игнорируется современной наукой, так как нет инструмента для ее измерения.

Самым парадоксальным в трансформации представлений о времени является то, что по мере появления все более точных часов и совершенствования методов астрономических наблюдений, ученым стало ясно, что нет ни одного наблюдаемого явления (!), которое обладало бы абсолютной цикличностью. Меняется все то, что являлось первоосновой для представлений человека о времени. Циклы Луны и Солнца, планет подвержены хоть и незначительным, но изменениям. Наклон земной оси меняется вместе с направлением на север, скорость вращения Земли вокруг оси в течение года непостоянна. Например, из-за непостоянной угловой скорости вращения Земли продолжительность даже средних солнечных суток, а именно их 1/24 продолжительности и считается часом, составляет ±0,0001 секунды в год. Отсутствие абсолютной меры времени в наблюдаемых явлениях привело к тому, что современная наука в погоне за эталоном углубилась в сторону ненаблюдаемых явлений. Квантомеханические и атомные часы дают фантастически регулярные ритмы, однако именно в этой регулярности и отсутствует тот смысл, который астрологи видели в неповторяющемся звездном небе. То, что масштаб циклического явления (его наблюдаемость, размеры, продолжительность) связан с масштабом его эволюционного смысла было забыто, и наука стала искать виртуальные эталоны времени (кстати, одно из значений слова виртуальный – ненаблюдаемый).

В настоящее время делаются попытки определить эталон времени как расстояние, которое плоская электромеханическая волна проходит в вакууме за 1/299792485 секунды. Определять неизвестное через неизвестное является грубой логической ошибкой, однако, масштаб подмены представлений о Времени, которого достигла современная наука, настолько велик, что сама подмена становится незаметной.

Последние серьезные попытки осознать философские последствия такой замены представлений о времени делались в первой половине XX века как со стороны науки (Эйнштейн, Лоренц, Минковский), так и со стороны эзотерического знания. Мнения многих авторов тех лет совпадало в понимании того, что современный человек утратил восприятие «иных» временных координат в связи с тем, что его сознание деградирует. Естественным путем развития человечества признавалось расширение сознания в сторону целостного восприятия мира.

Современной наукой тема Времени развивалась в двух противоположных направлениях и без особой связи. С одной стороны, психология, признавая связь времени с деятельностью мозга, пыталась решить проблему изнутри сознания, экспериментируя с гипнозом, пограничными состояниями и даже наркотиками. В свою очередь после появления теории относительности классическая физика оказалась перед необходимостью расширить представления о Вселенной, то есть признать свои представления о времени лишь частично верными и применимыми. Современные теории вакуума, струн и суперсимметрии рисуют одинаково стройные и не менее фантастические картины мироустройства, где нет места «обычному» человеческому сознанию, поскольку множественность миров, возможностей и времен составляют суть этих теорий.

И в том и в другом случае не происходит расширения сознания: психологи создают, изучают и систематизируют измененные состояния для определения нормальности, а физики изменяют свое сознание для восприятия придуманной ими же математической конструкции. Потеря целостного восприятия жизни (а это и есть восприятие Времени) стало неизбежным последствием того, что последние 200 лет научно-технический прогресс развивается экспоненциально. К сожалению, религия, как законная наследница знаний о времени, не смогла ничего противопоставить материалистически-механическим научным представлениям. Поэтому именно научные представления о времени сейчас являются довлеющими и наиболее реакционными.

Пожалуй, самые интересные приближения к пониманию Времени были сделаны в начале XX века П.Д.Успенским, математиком, философом и эзотериком. В своей аналогии он рассматривал три координаты времени, которые необходимы объекту (точке), для превращения в спираль. Перемещение точки по одной координате соответствует нашему «обычному» ощущению линейного времени, где события следуют одно за другим, перетекая из причины в следствие. В одномерном пространстве точка двигается по прямой. Именно это движение для нее и есть время. Точность современных хронометров для измерения отрезков по этой линейной координате впечатляет. Именно такое время мы умеем считать достаточно точно.

Добавление другой временной координаты позволяет нарисовать окружность вокруг точки. Вторая координата времени добавляет каждому моменту жизни осознание всех возможных его проявлений. Эта координата отмеряет полноту смыслов каждого момента (точки) – то есть является бесконечной окружностью. Тем самым каждый момент времени  наполняется бесконечным количеством возможностей и смыслов. Через этот временной принцип происходит синхронизация явлений разного порядка и разной степени эволюционной зрелости. Древние жрецы, вероятно, умели частью своего сознания проживать именно в этом времени смыслов. Официально, такие состояния, как «благодать» и «творческий экстаз» будут, скорее всего, классифицированы, как легкое помешательство, но, ведь, это не более чем отблески расширенного сознания, воспринимающего мир целостно в каждый миг. В восточной традиции есть формула «здесь и сейчас», которая открывает то множество возможностей и явлений, мимо которых мы постоянно и мимоходом «проскакиваем» своим сознанием. Карл Юнг, вслед за Шопенгауэром, назвал этот временной принцип синхроничностью, а обычное, линейное время – принципом причинности. Следы синхроничности Юнг искал в астрологии, как и Редьяр. Весьма показательно, что некоторые великие композиторы (Моцарт, Вебер) писали о своих духовных состояниях, в которых музыкальное произведение слышится не последовательно, а сразу все целиком.

Третья координата, растягивающая окружность в спираль, добавляет каждому моменту полноту осознания всех временных моментов сейчас, до и после. Она связывает их смыслом Бытия. Вряд ли получится описать третий временной принцип (или координату) вразумительно словами. Его ощущение дает возможность сознательно и активно участвовать в эволюционном процессе и, вероятно, недоступно человеку в полном объеме. Именно, сознательное и синхронистичное проживание в линейном физическом мире связывалось алхимиками с философским камнем, философами с идеей «сверхчеловека», а эзотерическими учениями с «царством Божьим».

Исследования современных психологов позволяют сделать вывод о том, что помимо ранее классифицированных состояний мозга (сознание, быстрый сон и глубокий сон) существует еще одно состояние. При изучении энцефалограмм глубоко молящихся или медитирующих были выделены чрезвычайно медленные ритмы, которые назвали дельта-ритмами. В таком состоянии сердцебиение и биоритмы людей замедляются еще больше, чем в состоянии глубокого сна. По словам испытуемых, потеря ощущения линейного времени сопровождается чрезвычайно полным и целостным восприятием происходящего.

Еще об одном открытии сообщила недавно европейское космическое агентство, которое запустило вместе с NASA в 1990 году спутник для исследования Солнца и Юпитера. Ученые обнаружили в атмосфере Земли, магнитном поле и геологических структурах колебания той же частоты, которые зарождаются в недрах Солнца. Частота этих циклов не превышает 18 колебаний в час. Хотя в атмосфере передача этих вибраций идет посредством звуковых волн, человек такой диапазон частот воспринимать не может. Или он утратил нечто, что помогало древним жрецам «чувствовать» ритмы Вселенной.

Таким образом, представления о взаимосвязи времени, пространства и сознания в той или иной степени дошло от древнейших представлений до современных дней. А, вот, свое значение и свою суть эти древние знания утратили полностью. Эту печальную картину отчасти подтверждает история гномоники – древнейшей науки о солнечном времени и солнечных часах. Чуть более ста лет тому назад на железнодорожных станциях Франции и Англии для организации движения поездов использовались солнечные часы. Понимание того, что такое солнечное время было повсеместным. Более того, именно солнечное время долгое время было естественным и настоящим временным ориентиром. Трудно представить, но время в соседних городах считалось по-разному, то есть было местным и определялось по положению Солнца, а разница времен считалась по картам и таблицам. Сложнее представить ту скорость (всего-то 2-3 поколения), с которой знания о солнечном времени исчезли из культурного багажа образованного человека. Ускорение темпа проживания в линейном времени требует жертвовать «лишней» информацией, чтобы не упустить нового. Это приводит к дроблению сознания для удержания все большего количества временных отрезков под контролем и их «увязыванию». Сейчас именно эти идеально точные и последовательные временные отрезки мы и считаем «временем». Вся ложность и фантомность такого представления лучше всего ощущается в детстве, когда время течет неравномерно: то стремительным потоком, то стоит на месте. Постоянно приучая детей к временной дисциплине, мы вынуждаем их воспринимать фантомное гражданское время, как единственную объективную реальность. Детское, во многом животное отношение ко времени забывается, но вместе с этим забывается и глубинная связь с истинным временем, которое управляет нашими биологическими часами и природными циклами. Взрослые теряют метеочувствительность детей, но за это им приходится ограничивать свое ощущение времени, а, стало быть, и свое сознание. Этот процесс представляется далеким от расширения сознания.

Возвращаясь к солнечным часам, стоит отметить, что своего современного состояния фантомное время достигло далеко не сразу. Наиболее тонкое и «наименее» существенное отличие солнечного времени от того, которое мы знаем сейчас и называем гражданским, связано с неравномерностью вращения Земли вокруг своей оси. Эта неравномерность в пределах +/-16 минут от средней продолжительности суток известна давно и называется уравнением времени. Округление продолжительности суток до среднегодовой величины было первым шагом на пути создания удобного времени. Когда механические часы достигли достаточного совершенства, возникло первое расхождение между истинным солнечным временем и средним солнечным. Хотя разница и не так велика, он внесла определенное искажение в пространственные представления современных людей. Дело в том, что в истинный солнечный полдень Солнце всегда на находится на юге. По сути именно в этом и состоит истинность солнечного времени. Для среднего солнечного времени ситуация выглядит несколько иначе. Механические часы, показывая полдень по среднему времени, не дают точных указаний на стороны света и положение Земли в пространстве. В 12 часов по среднему времени Солнце будет располагаться приблизительно на юге. Следующим полезным для организации общественной жизни усовершенствованием времени явилось деление Земли на 24 часовых пояса. Среднее солнечное время стало единым в пределах каждого часового пояса, что увеличило возможное несоответствие истинного солнечного времени среднему поясному до часа. Наконец, в большинстве развитых стран в целях экономного потребления энергоресурсов сейчас используется летнее время на период от весеннего равноденствия до осеннего. Такая операция сдвигает гражданское время еще на один час, относительно истинного времени. Еще раньше, в 1934 году, декретом Совнаркома в нашей стране было сдвинуто время на один час относительно поясного. Поэтому сейчас летом наше время становится дважды летним.


Все эти «упрощения», с одной стороны делают возможной синхронизацию жизни больших мегаполисов на разных континентах, однако, они мало помогают в развитии смыслового ощущения времени. Интересно, что всплеск интереса к солнечным часам, который наблюдается последние 10 лет в развитых странах, совпадает с распространением различных информационных и компьютерных технологий, которые все больше определяют линейно-временной характер жизни современного человека. Последние попытки ввести единое время в Интернете представляются вполне естественными. Очевидной альтернативой предстают солнечные часы, о которых люди очень своевременно вспомнили. Причем современный интерес к гномонике носит именно философский характер, так как утилитарное значение солнечных часов в современном мире практически отсутствует. В истории человечества были случаи, когда сокровенные знания передавались следующим поколениям неявно через культы, предметы искусства и архитектуры. Возможно, через солнечные часы знания древних мастеров помогут современному человеку расширить свое представление о Времени.





 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.