Линн Торндайк. Пико делла Мирандола против астрологии

 




От переводчика:

В критике астрологии по сей день общим местом является ссылка на антиастрологический трактат, написанный знаменитым философом-гуманистом Пико Делла Мирандолой (опубл. в 1496 г.). Эффект от публикации этого трактата, якобы, был таков, что любой образованный человек после его прочтения не мог больше относиться к астрологии иначе, нежели как к пустому суеверию. Однако обращение к самому тексту Пико и обилие неоднозначных отзывов на этот трактат, появившихся после его публикации, заставляют поставить это утверждение  критиков астрологии под сомнение. Пролить свет на реальные факты помогает фундаментальное исследование "История магии и экспериментальной науки", написанное Линном Торндайком в 1920-х - 1950-х гг.

Выдающийся американский историк Л.Торндайк - общепризнанный авторитет по истории астрологии и оккультных наук европейского Средневековья и Ренессанса. Вклад этого учёного в данный предмет настолько велик, что можно смело утверждать: любая обзорная работа, посвящённая общей истории европейской астрологии, не учитывающая исследований Торндайка, будет являть собой однобокую и поверхностную публикацию.  Отличительной особенностью научного метода Торндайка была безусловная опора на первоисточники. Являясь крупнейшим специалистом по астрологическим, астрономическим и оккультным манускриптам и ранним книгам, этот учёный развеял немалое количество мифов и легенд, касающихся истории астрологии. Важно отметить, что Линн Торндайк при этом не становился апологетом астрологии, а сохранял бесстрастную позицию истинного учёного, объективно излагающего и критично оценивающего любую информацию, полученную из документов эпохи. К сожалению, до сих пор ни одна книга этого учёного не переведена на русский язык.

Предлагаемый вашему вниманию фрагмент взят из четвёртого тома "Истории магии и экспериментальной науки (Глава LXI), опубликованного издательством Колумбийского университета в 1934 г. Впервые на русском языке.






Последнее десятилетие пятнадцатого века было отмечено двумя событиями значительной важности в истории астрологии - или в истории борьбы с ней, поскольку оба этих события были направлены против астрологии. В указанное время в Италии было предпринято наиболее выдающееся теоретическое и литературное наступление на это искусство после трактатов Орема и Генриха из Гессе, написанных в четырнадцатом столетии: Пико Делла Мирандола сочинил двенадцать книг дебатов против астрологии. Почти одновременно с этим во Франции был осуждён Симон (Simon или Symon) де Фарес (de Phares), как и некоторые работы в его библиотеке. Это было, вероятно, наиболее примечательное дело подобного рода со времён осуждения Чекко д'Асколи в 1327 году. Мы сейчас рассмотрим по очереди эти две атаки на астрологию на исходе пятнадцатого века; одна из них была апелляцией к рассудку, другая - применением силы, но за ними обеими стояли теологические или церковные мотивы*.

* Я могу упомянуть статью Ханса Барона: Hans Baron, "Willensfreiheit und Astrologie bei Marsilio Ficino und Pico della Mirandola", в "Kultur- und Universalgeschichte Walter Coetz zu seinem 60. Geburtstage dargebracht", Leipzig, 1927, pp. 145-170, - однако я не согласен с большей её частью. (Здесь и далее - примечания автора.)

Пико посвятил первую из своих двенадцати книг против астрологии попытке показать, что она осуждалась в древности всеми заслуживающими доверия экспертами и критическими умами: цезарями, пророками, архиереями, святыми, философами и математиками. Эта попытка создать впечатление, что большинство великих умов прошлого осуждали астрологию, слаба и неубедительна для любого, кто хоть как-то знаком с историей этого предмета. Пико выбирает только тех людей и те данные, которые поддерживают его утверждение, замалчивая свидетельства противоположного, или неверно истолковывает позицию других персон. К примеру, ему нравится полагать, что Альберт Великий (подобно ему самому, хотя он не говорит ни слова об этом) изучал астрологию и магию только в юности и отринул их в свои поздние годы*. Но факты таковы, что Альберт, вероятно, написал "Speculum astronomiae" в 1277 г., всего лишь за три года до своей смерти.

* Этот конкретный пример приводится, однако, не в первой книге "Disputationes adversus astrologiam", а в книге XII, главе 7, в окончании работы. Поскольку существуют различные издания, существенно различающиеся в нумерации страниц, я ссылаюсь на книги и главы. "Disputationes" были впервые напечатаны после смерти Пико Бенедиктом Гекторисом (Benedictus Hectoris) в Болонье 16 июля 1496 г., не в 1495 г. (см. Catalogue of Books Printed in the XVth Century Now in the British Museum, VI (1930), 843).

Если задачей Пико в этой вступительной книге было лишь показать некоторое количество случаев, предшествовавших его собственной критике астрологии, можно считать, что он достиг своей цели. В ином же случае нам следует расценить это как необдуманное, поверхностное, риторическое и неадекватное действие. К примеру, его краткие цитаты из Кодекса Юстиниана дают совершенно не соответствующую реальности картину отношения императоров и законодательства Рима к астрологии. В целом, его ссылки примерно так же неубедительны, как и те, что приводятся астрологами в пользу своего искусства. Он очень хорошо, если не исчерпывающе, был знаком с литературой по своей теме, но использует он её как адвокат и спорщик-диалектик, временами почти переходя к брани, нежели как непредвзятый историк идей. Подобное отношение к цитатам продолжает сохраняться и в остальных книгах. Так, Пико хорошо знал, что Региомонтан, которого он называет "грандиозным и наиболее эрудированным математиком нашей эпохи", практиковал астрологию. Действительно он ссылается на него по таким вопросам, как аспекты и деление на дома*. Но он пытается использовать его утверждения против астрологии вместо того, чтобы смотреть фактам в лицо.

* Disputationes adversus astrologiam, VII, 9; IX, 7.

Его попытка сослаться на Паоло Тосканелли как на противника астрологии также выглядит в глазах читателя довольно лицемерной. У Никколо Леоничено (Nicolaus Leonicenus), своего современника, он заимствует объяснение, почему учёные мужи практикуют астрологию, сводящееся к тому, что они используют её как уловку для получения денег на астрономические изыскания от князей, которые иначе не дали бы на это и пенни*. Вероятно, это первый случай использования данного оправдания, которое с тех пор часто повторяется у современных авторов как извинение за астрологическую деятельность Кеплера и др. Почему-то это звучит слишком уж похоже на поиски алиби задним числом. Возможно и то, что многие из "астрономических изысканий", которыми предпочитали заниматься учёные, при более близком рассмотрении окажутся лишь на толику менее "суеверными предрассудками", чем астрологическая практика, который они занимались за плату.

* Ibid., Bk. I, p. 418 in Opera, Basel, 1572. О Тосканелли см также IX, 6 и 11. Bellantius, Contra Picum, liber primus, подтверждает увлечение Тосканелли и др. астрологией.

В этой первой книге Пико выказывает некоторую степень критической проницательности. Он порицает Альбумазара за то, что тот спутал Птолемея-астронома с Птолемеями, правившими Египтом. Он отвергает как поддельные работы "Тайну тайн", которая считалась написанной Аристотелем для Александра, и "De proprietatibus elementorum" с её изложением учения об астрологических соединениях, которую Альберт Великий признавал за сочинение Аристотеля. Пьер д'Айли предшествовал Пико в отрицании того, что "De vacca" была написана Платоном, или что "De vetula" принадлежит Овидию, или что Гиппократ написал работу по астрологической медицине, которая впоследствии ему приписывалась. Пико также отверг ссылки Рождера Бэкона на Артефия и Этика. Но когда он заявляет, что некие астрологические книги, полные предрассудков, принадлежат перу Рождера Бэкона и Роберта из Йорка, а не Альберту Великому, он, видимо, заходит слишком далеко, хотя он не указывает конкретно, какие именно работы он имеет в виду. С тех пор общим местом стало предположение, что он подразумевал, что авторство "Speculum astronomiae" принадлежит Роджеру Бэкону, и безусловно ошибался в этом. Все данные говорят о том, что это сочинение правильно приписывалось Альберту. Пико также всё ещё считал птолемеевским поддельный "Centiloquium".

После первой книги трудно разглядеть какое-либо логичное расположение или методичную последовательность в работе Пико и в его аргументах. Малое количество здравого смысла очевидно как в порядке, в котором книги и главы следуют друг за другом, так и в том, как текст на них разбит. Выглядит так, будто Пико писал о том, что приходило ему на ум, не заботясь о том, будет ли он касаться этой темы в последующей другой книге или главе. Книга настолько бессвязна и не достигает эффекта, насколько это вообще возможно в том, что касается методичности изложения и совокупности аргументов. В извинение следует добавить, что Пико реально не закончил работу ко времени своей смерти и что она потребовала существенного редактирования руками его племянника, прежде чем она смогла быть напечатана.








© ARGO: По вопросам публикации перевода на русском языке просьба обращаться по адресу argo@argo-school.ru 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.