Г.Е.Куртик. Ранние этапы развития астрологии

 

Вступительная статья к  "Астрологическому энциклопедическому словарю" А.Ю.Саплина, Москва, 1994:

 

Попытки угадать будущее свойственны человеческой душе. С предсказательством мы встречаемся на самых ранних этапах человеческой истории. В его основании лежит вера в то, что жизнь человека представляет из себя не хаотическое сплетение случайных обстоятельств, а закономерное нечто, о чем можно составить представление, зафиксировав определенные знаки и надлежащим образом их интерпретировав. Вере в возможность предсказания сопутствует также вера в то, что человек может тем или иным способом воздействовать на свое будущее - видоизменить его или приспособиться к нему наиболее выгодным для себя способом. Предсказательство есть внерелигозная, но вместе с тем и не во всем материалистическая, попытка сделать более комфортным существование человека на земле.

Предсказательство как явление человеческой культуры зародилось в Древней Месопотамии в III тыс. до н. э.(1) К этому же периоду восходят первые свидетельства об астрологических предсказаниях (2).

Астрология прежде, чем она получила распространение в греческом мире, прошла длительный путь развития в самой Месопотамии. Ее наиболее ранней месопотамской формой является астрология предзнаменований. Каноническим текстом этого вида астрологии считается серия клинописных табличек «Энума Ану Энлиль», написанная на аккадском языке во второй половине II тыс. до н. э. (3) Астрология предзнаменований относится к разделу мировой*) астрологии: в ней рассматриваются события, касающиеся страны в целом, а также царя и его ближайшего окружения.

*) Определение Г.Е.Крутика "мировая астрология" в астрологической литературе (в том числе и переводах астрологических трактатов на русский язык) имеет устойчивое название "мунданная астрология" (от лат. "mundus" — "мир"). Несмотря на то, что дословный перевод на русский язык этого термина подчёркивает функциональную и целевую суть одного из древнейших направлений астрологии, для русскоязычного исследователя в определении "мировая астрология" теряется очевидность связи концепций мунданной астрологии с представлениями мыслителей античного мира о "мировой душе" ("Anima mundi") и с распространением концепции "Anima mundi" в астрологических построениях последующих веков - вплоть до новейшего времени. (Здесь и далее - комментарии Московченко И.Б.)

Каждая строка этой серии построена по стандартной формуле: если (на небе) произошло событие А, то (на земле) последует событие В. Основой для предсказания служат явления, астрономические и метеорологические, которые можно непосредственно наблюдать на небе в различных комбинациях, а именно: затмения Солнца и Луны, явления, связанные с движением Солнца, Луны и планет относительно звезд и друг друга, восходы и заходы планет и звезд и т. д. Эти события рассматриваются как знаки, предвещающие определенные события на Земле. Большое значение имеет временная фиксация событий в вавилонском календаре. Одно и то же событие, по-разному датированное, может иметь различное истолкование. Теоретические представления о движении светил не играют никакой роли в астрологии предзнаменований. Тексты, относящиеся к этой астрологической традиции, копировались в Месопотамии вплоть до эпохи Селевкидов (312 г. до н. э. - середина I в. до н. э.). Методы астрологии предзнаменований оказали глубокое влияние на развитие астрологии в соседних с Месопотамией регионах - Индии, Персии, Китае, Египте, Греции (4).

В середине I тыс. до н. э. в Месопотамии возникает новый вид предсказаний по небесным светилам, принципиально отличающийся от существовавшего прежде,- гороскопная астрология. В ее основе лежат две фундаментальные идеи:

1) концепция математического
зодиака, заимствованная из астрономии, и

2) представление о том, что обстоятельства жизни человека определяются силами*), действующими в момент его рождения (или зачатия).

*) отождествление астрологии с разновидностью астральных культов или суеверий обычно опирается на представление о том, что астролог верил в действие "силы" небесных тел, которые либо отождествлялись с божествами, либо служили небесными знаками проявления божественной воли. 

Математический зодиак - это большой круг на небесной сфере, проходящий, как писал позднее Птолемей, «посредине зодиакальных созвездий» и разделенный на 12 равных частей по 30° каждая, так называемые «знаки зодиака». С астрономической точки зрения, это проекция пути Солнца на небесную сферу при его годовом движении относительно неподвижных звезд. Знаки зодиака различались по своему астрологическому воздействию в соответствии с тем значением, которое придавалось ранее зодиакальным созвездиям с аналогичными названиями в астрологии предзнаменований (5).

Предсказания по дню рождения встречались и ранее в Месопотамии, начиная со Старовавилонского периода (XVIII - XVI вв. до н. э.), в других видах предсказательства, но до середины I тыс. до н. э. они не играли заметной роли в астрологии (6).

В дошедших до нас месопотамских гороскопах (наиболее ранний датируется 410 г. до н. э.) приводятся положения Луны и планет относительно знаков зодиака (или созвездий) для моментов рождения или зачатия ребенка, и на этом основании делаются предсказания о его будущем в довольно общей форме. Гороскопная астрология, таким образом, приобретает черты индивидуальной астрологии (7). Однако в них еще не используется представление об Асценденте - точке эклиптики, восходящей над горизонтом в момент рождения. Из шести дошедших до нас месопотамских гороскопов только в двух содержатся собственно предсказания, которые говорят о том, что новая традиция еще не утвердилась полностью, а существует наравне и как часть древней традиции предзнаменований (8).

Фундаментальным отличием гороскопной астрологии*) от астрологии предзнаменований является ее теоретический характер**). Используемый в ней зодиак нельзя непосредственно наблюдать на небе, это астрономо-математическая абстракция.

*) Во избежание терминологической путаницы хотелось бы подчеркнуть, что "
гороскоп" (от греч. ?ρα и σκοπ?ς) - термин греческого происхождения 

В гороскопной астрологии источником силы, воздействующей на землю, считаются не созвездия как таковые, а их умозрительный аналог - знаки зодиака.

Рациональный анализ с элементами математики включает здесь и небесный регион, распространяясь даже на область невидимого. Интересующие астролога положения светил относительно знаков зодиака не наблюдаются (поскольку время составления гороскопа может отстоять на значительный промежуток времени от момента рождения ребенка), а вычисляются теоретически. Последнее оказалось возможным благодаря успехам месопотамской математической астрономии: созданию теорий движения Солнца, Луны и планет, позволившей предвычислять астрологически значимые явления для любого момента времени (9). Небесные знамения, которые нельзя предвычислить с помощью математической теории (такие, например, как цвет Луны в новолуние, облака, гало, радуга), перестают играть роль в гороскопной астрологии (10).

Мы отметили здесь лишь основные линии в развитии месопотамской астрологии. Действительная картина была намного сложнее. Некоторые исследователи выделяют промежуточную стадию при переходе от древней традиции к новой, так называемую зодиакальную астрологию (11). Однако нам представляется, что два указанных направления - астрология предзнаменований и гороскопная астрология - фактически исчерпывают внутреннюю историю развития астрологии на протяжении тысячелетий. Они различаются по принятому источнику получения астрологической информации: в ранней традиции - это всегда явления, которые можно непосредственно наблюдать на небе, в гороскопной астрологии - это математические образы светил и самого неба, объединенные сложной системой взаимоотношений, которая носит также во многом математический характер. 

В Месопотамии доминировало первое направление, но уже в античный период ситуация меняется на противоположную, а в средние века мы встречаем лишь отдельные элементы, восходящие к ранним формам месопотамской астрологии (12) основная же масса произведений создается в русле гороскопной астрологии.

Расцвет гороскопной астрологии приходится на эллинистический период (III в. до н. э. - III н. э.). Однако астрологическая идея как таковая была известна в греческом мире и в более ранние эпохи. Ее распространение обычно связывают с вавилонским или халдейским влиянием. Слово «халдей» соотносилось с особой религиозной или ученой сектой из Вавилона, занимающейся астрологией, уже по-видимому, в IV или даже V в. до н. э (13). Подобное соотнесение становится общим местом во всех работах более позднего времени, где речь заходит об астрологии. В этой связи обычно большое значение придается прибытию в Грецию вавилонского жреца Беросса (III в. до н. э.), основавшего астрологичскую школу на острове Кос.

Как показали современные исследования, некоторые фундаментальные идеи, лежащие в основе эллинистической астрологии, имеют на самом деле вавилонское происхождение (14). *)

*) К указанному автором источнику хотелось бы добавить исследование М.Н.Вольфа "Ранняя греческая философия и древний Иран" (Серия "Античная библиотека. Исследования", Санкт-Петербург, изд-во АЛАТЕЙЯ, 2007)


Вместе с тем очевидно, что войдя в соприкосновение с греческой культурной традицией, месопотамская астрология подверглась существенной переработке и превратилась по сути дела в новую науку. В кратком очерке невозможно перечислить все нововведения, отметим только основные направления, по которым происходило развитие астрологии (15).

В основу эллинистической астрологии были положены идеи античной философии о макрокосме и человеке как микрокосме, о четырех элементах, об астральном детерминизме. Большое значение в ней имела геоцентрическая система мира, с подразделением космоса на подлунную и надлунную области, с системой вращающихся эфирных сфер, управляющих движением планет, в центре которых находится Земля, а также античная математическая астрономия (в особенности методы геометрического описания небесной сферы и определения суточного и годового движения светил и кругов на сфере, прежде всего эклиптики). Астрология в целом была существенно геометризована. Космос представлялся астрологу в соответствии с идеями стоиков в виде живого существа - источника различного рода «силовых» влияний на землю в целом и на каждого человека в отдельности. Греческие астрологи верили, что светила непосредственно воздействуют на землю. Влияния, учитываемые в астрологии, по их источнику можно разделить на три основные группы:

1) зодиакальные,

2) планетные и

3) звездные.

Большое значение придавалось метеорологическим явлениям, в число которых входили также кометы и падающие звезды, но их не рассматривали в качестве самостоятельных источников влияния, а считали, как и в месопотамской астрологии, предвестниками (знаками) тех или иных событий.

Астрологические влияния различались по своим качественным характеристикам. Кроме общего деления на благоприятные, неблагоприятные и смешанные, различали также знаки зодиака: мужские и женские, человеческие и животные, водные, земные, огненные и воздушные (согласно учению о четырех элементах), способствующие плодородию и бесплодные и т. п. Аналогичного рода характеристики применялись также по отношению к планетам и звездам. В ряде случаев в основу классификации брался астрономический критерий: знаки быстрого и медленного восхождения, знаки равноденствий и солнцестояний, знаки сезонов года и сторон света. С другой стороны, были выделены стражи знаков, в роли которых выступали боги и богини римского и греческого пантеона; таким образом подчеркивался нематериальный характер астрологических влияний.

Знаки зодиака образовывали единую систему «силового» взаимодействия. Она фиксировалась геометрически с помощью теории аспектов, а также соответствий между знаками, расположенными симметрично относительно кардинальных осей эклиптики (знаки «командующие» и «слушающие», знаки «видящие друг друга», знаки равной силы и т. д.). Дополнительное силовое напряжение создавала теория додекатемории, согласно которой каждый знак зодиака подразделялся на 12 равных частей по 2°30', соотнесенных последовательно с 12 знаками зодиака; таким образом на основное значение знака на этих малых интервалах накладывалось дополнительное силовое напряжение, которое также нужно было учитывать (16). На зодиакальное «силовое поле» накладывалось влияние планет и звезд, которое зависело от аспектов относительно Солнца и друг друга, а также от положения относительно знаков зодиака и регулировалось при помощи системы домов, изгнаний, возвышений и падений, тригонов, термов, деканов и т. п. Планеты служили основой для определения влияний звезд; каждая звезда, расположенная как в зодиакальном поясе, так и далеко за его пределами, уподоблялась по своему действию одной или двум планетам. Влияния звезд, расположенных вне зодиака, учитывались при помощи системы паранателлонт, т. е. соответствий между восходами точек эклиптики с известной долготой и определенными звездами на данной географической широте. Воздействия планет и звезд по своей силе считались сопоставимыми, поскольку в геоцентрической системе мира расстояния от Земли до звезд не намного отличались от планетных расстояний. В предсказаниях при определении влияний звезд учитывалась также их звездная величина.

Таким образом, в глазах астролога практически все небо представлялось источником астрологического излучения. В центре этого «силового поля» находились Земля и человек. Воздействие на них астральных сил регулировалось в эллинистической астрологии сложной системой рациональных соответствий, основные элементы которой мы рассмотрим ниже.

В работах по истории астрологии выделяют обычно четыре ветви астрологии, которые сложились и получили распространение в эллинистический период - мировая (или общая), генетлиалогия, катархен и интеррогативная (17). В первой идет речь о предсказаниях событий, касающихся крупных земных регионов, отдельных стран, народов и больших групп людей, во второй - событий жизни отдельного человека, в третьей решается вопрос о благоприятности или неблагоприятности избранного момента для какого-либо дела, в четвертой даются ответы на специфические вопросы, основываясь на астрологической ситуации в момент обращения клиента. Если первые две ветви отличает строгий детерминизм, представление о неизбежности наступления предсказываемых событий, то две другие, напротив, как бы предоставляют возможность, если не избежать, то по крайней мере выбрать наилучший из всех вариантов предсказываемых событий.

Мировая астрология подразделяется естественным образом на три основные группы элементов, имеющих свою специфику в каждую историческую эпоху и в каждом конкретном региональном или национальном варианте астрологии, а именно:

а) множество небесных знамений, которые могли служить источником для составления предсказаний общего характера;

б) множество событий, которые должны быть предсказаны;

в) системы соответствий между знамениями на небе и событиями на Земле.

В задачу астролога входило определение региона, к которому относится предсказание, времени и продолжительности предсказываемого события, а также его качества, т. е. благоприятное оно или неблагоприятное, выделение общественного класса или народа, на который направлено действие астральных сил. Большое значение при этом имели затмения Солнца и Луны, лунные фазы, новолуние нового года, синодические явления планет, метеорологические явления, кометы, падающие звезды и т. д. Эти явления в большинстве своем должны были наблюдаться непосредственно, т. к. для составления предсказаний необходимо было знать не только время события или его астрометрические параметры, но также некоторые связанные с ним внешние обстоятельства - цвет светил во время затмений и в новолуние, размеры гало и его положение относительно звезд, вид кометы и т. д. В этом сказывалось влияние месопотамской астрологии предзнаменований. Можно указать много параллелей между содержанием серии «Энума Ану Энлиль» и соответствующими разделами эллинистической мировой астрологии. В то же время, знаки зодиака и математические методы играли в ней также немаловажную роль. Предсказываемые события в целом соответствовали месопотамской традиции, хотя и существовали местные эллинистические отличия. Предсказания касались судьбы царя и его семьи, внешних и внутренних обстоятельств жизни государства, военных действий, эпидемий, наводнений, землетрясений и т. п. Погодные предсказания составляли часть этого направления. Определенная связь существовала между мировой астрологией и традицией парапегм (разновидность звездного календаря), которые использовались также для погодных предсказаний (18). Большое значение в мировой астрологии имела так называемая астрологическая география (топотезия), то есть система соответствий между источниками астрологических влияний (знаками зодиака, планетами, звездами и т. д.) и земными регионами, сторонами света, климатами, странами, народами, городами и т. д.

В генетлиалогии рассматривается судьба человека, исходя из состояния космических сил в момент его рождения. Благодаря суточному вращению небесной сферы, на которое накладывается собственное движение планет относительно неподвижных звезд, астрологическая ситуация на небе непрерывно видоизменяется. Астрологическое время существенно неоднородно, поэтому астролог стремится определить время интересующего его события как можно точнее. Эту точечную неоднородность, которая определяется многочисленными параметрами, астролог затем разворачивает в линейную последовательность событий. При этом он должен решить две задачи:

1) зафиксировать распределение астральных сил в заданный момент;

2) определить их влияние на характер и судьбу человека.

В основе решения этих задач лежит сложный комплекс рациональных представлений, который, как и в случае мировой астрологии, можно условно разделить на три части:

а) концепция человека и его судьбы, выраженная схематически с помощью ограниченного набора характеристик, соответствующих эпохе;

б) методы математической астрономии, позволяющие рассчитать для любого момента времени положения светил, а также кругов и точек на небесной сфере, имеющих астрологическое значение;

в) система соответствий и предпочтений между тем, что должно быть предсказано (например, чертами характера человека), и астральными силами.

Астрологическая концепция человека в практическом аспекте составления предсказания включала описание его внешних черт, темперамента и так называемых «качеств души» (множества психофизических характеристик, каждая из которых, как предполагалось, имеет своим источником какое-либо астрологическое воздействие). В человеке не оставалось ничего, что бы не попадало под власть астральных сил (19). Судьба человека трактовалась также схематически. Астрология рассматривала только временную жизнь человека. Составляя предсказания, астролог должен был ответить на несколько основных вопросов: о родителях, о братьях и сестрах, о способностях, о положении в обществе, о браке, о детях, о болезнях (тела и души), о продолжительности жизни и обстоятельствах смерти и т. д. Решение зависело от учета конкретных астральных сил, в каждом случае особых. Время жизни человека формально подразделялось на ряд периодов, находившихся во власти управителей (хронократоров) - планет или знаков зодиака. Управители имелись и у более мелких промежутков времени - отдельных годов, месяцев, декад, дней недели и даже часов суток. Таким образом, вся временная шкала была связана с определенными астральными силами. На это линейное подразделение, повторяющееся циклически, накладывалось также неравномерное изменение ситуации, вызванное движением планет относительно знаков зодиака и друг друга. Внутри каждого цикла временная шкала представлялась астрологу в виде последовательности сгустков и разряжений астральных сил различной интенсивности и по-разному окрашенных.

Хотя природа астральных воздействий представлялась нематериальной, движение самих источников такого рода воздействий по небесной сфере подчинялось строгим закономерностям, которые можно было описать математически. Исследованием законов движения небесных тел занималась математическая астрономия. Есть основания полагать, что ко II в. до. н. э. ее развитие уже достигло такого уровня, который позволял удовлетворить запросы гороскопной астрологии (20). Математическая астрономия оперировала кругами и точками на небесной сфере, и этот подход она привнесла в астрологию. Совершенно очевидно, что представление об Асценденте (восходящей точке эклиптики) в гороскопной астрологии могло возникнуть не раньше, чем в математической астрономии была развита концепция эклиптики и получили распространение методы, позволяющие вычислять долготу ее восходящей точки как функцию времени и географической широты. То же самое касается теории аспектов (которая требовала для своего применения развития теории движения планет, методов определения планетной долготы как функции времени) и многих других вопросов. Математическая астрономия оказала несомненно большое влияние на гороскопную астрологию. Недаром слова «математик» и «астролог» считались синонимами в эллинистический период. Астрономия позволяла определять астрологическую ситуацию на небе в любой фиксированный момент времени как в прошлом, так и в будущем. Она позволяла также предвычислять время наступления, продолжительность и другие параметры затмений, которым придавалось особое значение в мировой астрологии. Жизнь человека с начала до конца, с астрологической точки зрения, находилась во власти астральных сил, о которых астролог знал все благодаря математической астрономии.

Каждый источник астрологического воздействия, как мы говорили, имел свой индивидуальный характер. Результаты воздействия, кроме того, существенно зависели от взаимного расположения источников, а также от их положения относительно некоторых избранных кругов и точек на небесной сфере, которым придавалось особое значение в гороскопной астрологии (эклиптика, линия горизонта, небесный меридиан, Асцендент, Середина Неба, жребии и т. д.). Соединение двух указанных факторов порождало огромное число астрологически значимых ситуаций, с лихвой покрывавших множество событий, которые требовалось предсказать. Необходимо только было установить соответствие между двумя множествами: положениями светил и точек на небе и обстоятельствами жизни человека. В большинстве случаев неизвестно, на основании каких соображений устанавливались такого рода соответствия; в работах эллинистических астрологов мы находим их уже в завершенном виде. Например, астролог знает, что Марс является управителем «левого уха, почек, вен и половых органов» (соответствие между органами человеческого тела и планетами) или, что «Сатурн в определенном положении приносит материальное благосостояние, полученное от строительства, сельского хозяйства или судоходства, Юпитер же от попечительской деятельности» и т. п. (21). Какая-то часть из этих установлений имеет, по-видимому, месопотамское происхождение, но большинство есть несомненно результат творчества греческих ученых астрологов.

Центральное место в работе астролога, связанной с индивидуальными предсказаниями, занимало составление и истолкование гороскопа. В этой точке сходились все три указанные области рациональных построений. С помощью гороскопа геометрически фиксировалась астрологическая ситуация на небе в исследуемый момент в сопоставлении с основными моментами жизни человека.*)

*) Как показывают исследования Буше-Леклерка геометрическое/графическое изображение схемы "небес" в дошедших до нас наиболее ранних гороскопах встречается крайне редко. Геометрия работала на получение максимально точных астрономических данных, которые использовались астрологами как некие отправные точки для составления предсказаний ("приговоров звёзд"). См.: Bouche-Leclercq, 1899 - Bouche-Leclercq A. L'Astrologie greque. - Paris: Ernest Leroux, 1899.

Гороскоп — это карта неба, изображавшаяся в виде круга или квадрата, на которую спроецированы по определенным правилам положения источников астрологических влияний (знаков зодиака, с подразделениями на деканы, термы и т. п., планет, неподвижных звезд), а также схематическое представление судьбы человека с помощью системы «храмов» или «домов», расположенных в определенном порядке. Этот круг в эллинистической астрологии называли додекатопом. Началом отсчета системы «домов» служила восходящая точка эклиптики. Важную роль в гороскопе играли кульминирующая (Середина Неба), заходящая (Десцендент) и ряд других точек эклиптики. С каждым из 12 «домов» было связано особое название, планета и область человеческой жизни, за которую он отвечал (родители, братья, дети, болезни и т. д.). Система 12 «домов» по-разному описывается у разных астрологов.

При составлении гороскопа астролог должен был прежде всего определить долготу восходящей точки эклиптики (Асцендента) в указанный момент времени и на данной широте. Таким образом, фиксировалось положение знаков Зодиака относительно наблюдателя. К этой точке затем привязывали последовательность 12-ти «домов» так, что каждый дом оказывался соединенным с вполне определенным участком неба. После этого вычисляли эклиптические долготы планет и других астрологически значимых объектов на небе так, что относительно каждого из них можно было указать, в каком «доме» он находится. Затем производилось исследование гороскопа, в ходе которого выявлялись внутренние геометрические взаимосвязи знаков зодиака и их частей с планетами и другими источниками влияний.

При этом астролог должен был исключить все противоречивые или нереальные варианты, используя дополнительную информацию об этнической, социальной, экономической и религиозной принадлежности урожденного. При истолковании гороскопа большое значение имели личный опыт и интуиция астролога.

Мы рассмотрели здесь лишь некоторые наиболее важные концепции и методы, развитые в эллинистической астрологии.

В действительности их было гораздо больше. Среди нерассмотренных нами из-за недостатка места мы упомянем лишь концепции пророгатора, игравшей у Птолемея важную роль при решении вопроса о продолжительности жизни, о системе жребиев, являющейся эквивалентом гороскопа, но основанной на иных принципах, о непрерывных гороскопах, круге 12 атла и других. Для решения одних и тех же задач нередко создавалось несколько дублирующих друг друга методов, иногда противоречащих друг другу по своим исходным установкам. В одно и то же время могли применяться методы, принадлежащие различным уровням развития астрологии и математической астрономии, например, гороскопия и астрология предзнаменований, вавилонские арифметические и греческие геометрические методы, эфемериды, в которых вычислены даты астрологически значимых явлений, и непрерывные методы птолемеевской астрономии. Астрология нередко консервировала уже вышедшие из употребления астрономические методы, что делает ее уникальным источником сведений по истории математической астрономии (22).

Эллинистический астролог осознавал ограниченность своих возможностей, но его сдержанность не носила принципиального характера. С астрологической точки зрения, все события в жизни человека определялись воздействием астральных сил, но не все из них можно было предсказать с желаемой точностью. Предсказания зачастую носили неопределенный, расплывчатый характер, в особенности в тех случаях, когда речь шла о конкретной дате какого-либо события. Нередки были и ошибочные предсказания. Неудачи объяснялись как некомпетентностью астролога, так и несовершенством методов, которыми располагала астрология. Сторонники астрологии обращали также внимание оппонентов на эстетические достоинства своей теории. Цельность, красота считались в эллинистическом мире признаком истинности или, точнее, сопричастности к Высшему. В этой связи Птолемей писал: «Не следует ... слепо и субъективно требовать от искусства всего сразу, а надо постараться оценить его красоту даже в тех случаях, когда не удалось получить исчерпывающий ответ» (23). Гороскопная астрология на самом деле производила глубокое впечатление на тех, кто был способен оценить ее эстетически: это причудливое соединение глобального детерминизма, пронизывающее весь космос сверху донизу, с мелочным эмпиризмом, при котором, однако, любая мелочь могла обрести размеры космические вследствие своей связи с астральными силами. Греческое вдохновение проявилось в астрологии с неменьшей силой, чем в философии, литературе, театре и поэзии. Недаром целый ряд астрологических произведений эпохи эллинизма и римского времени был написан в форме поэтической.

Если о содержательной стороне эллинистической астрологии мы можем составить достаточно полное представление, то о ее создателях, напротив, известно очень мало. Сообщения, которые приводятся в астрологической литературе и других источниках, не позволяют восстановить полную картину. Гороскопная астрология в том виде, как мы ее изобразили, уже существовала, по-видимому, в начале I в. до н. э. Самые ранние, дошедшие до нас, греческие гороскопы датируются этим временем (24). К I в. до н. э. восходит также астрологическая поэма Манилия «Астрономика», написанная на латинском, в которой эллинистическая астрология представлена уже почти в завершенном виде (25). Сами греческие авторы ставят у ее истоков мифические фигуры - Гермеса Трисмесиста (III - II в. до н. э.) и Нехепсона-Петосирида (II - I в. до н. э.), деятельность которых связана с Египтом (26). В приписываемых им трудах осуществился синтез месопотамской астрологии, египетской звездной астрономии и эллинистических философии и математической астрономии, в результате которого возникла гороскопная астрология. В трудах астрологов, скрывавшихся под этими именами, был разработан целый ряд концепций гороскопной астрологии (27). Близко к «египтянам» стоят еще несколько менее известных эллинистических астрологов, как исторических, так и скрытых под мифологическими именами, среди них: Зороастр, Орфей, Авраам, Асклепий, Серапион Александрийский (I в. до н. э.), Критодем (I в. до н. э. - I в. н. э.), Фрасилл (I в. н. э.), Манефон (I в. н. э.) и др. Почти все астрологи более позднего времени так или иначе опирались на труды Гермеса и Нехепсона-Петосирида. Среди астрологов I в. н. э. необходимо отметить Тевкра Вавилонянина (28), его описание системы деканов, паранателлонт и природы планет стало образцом для позднейших астрологов, а также Доротея Сидонского, автора астрологической поэмы в пяти книгах, в которой уделяется большое внимание катархен-астрологии. Однако подлинным шедевром гороскопной астрологии считается «Четверокнижие» Птолемея (II в н. э.) (29), трактующее вопросы мировой астрологии и генитлиалогии. Этот труд отличает лаконичность, ясность изложения и схематичность построения. Существовавшие прежде учения и методы Птолемей свел в единую согласованную схему. В его изложении астрология - это наука, подчиненная единой рациональной методике. Но ради достижения этой цели пришлось многим пожертвовать. На протяжении столетий в средние века и в эпоху Возрождения известность Птолемея определялась, главным образом, этим произведением и лишь затем его астрономическими работами. Уже в античный период к «Четверокнижию» начали составлять комментарии, призванные пояснить и дополнить его содержание (30). С именем Птолемея связывают (безо всяких, однако, серьезных оснований)(31) сборник содержащий сто астрологичесских положений («Центилоквий»), по своему содержанию принадлежащий к интеррогативной астрологии. Среди других работ Птолемея, повлиявших на развитие астрологии, отметим «Подручные таблицы», предназначенные для вычисления положений светил в интересующий астролога момент (32). Среди греческих астрологов более позднего времени особое значение имели труды Веттия Валента (II в. н. э.) и Павла Александрийского (IV в. н. э.), а среди латинских авторов - Фирмика Матерна (IV в н. э.). Последний является автором обширного компендиума по астрологии, известного под названием «Матесис» («Познание»), по своему объему в три раза превосходящего объем «Четверокнижия». Кроме птолемеевской, в нем представлена также популярная астрологическая традиция предшествующих четырех столетии (33).

Как мы уже говорили, существовали особые внутренние причины, способствовавшие распространению астрологии в греческом мире. Среди греков издавна культивировались различные виды гадания. С упадком полиса и связанной с ним религиозной традиции, появилась возможность для проникновения восточных влияний. Определенное выражение эта тенденция нашла у Платона и пифагорейцев. В Греции начинает распространяться астральная религия. Звезды отождествляются с божествами, популярность приобретают идеи о посмертном воздаянии и восхождении душ праведных после смерти к звездам, имеющие восточное происхождение. Мир звезд противопоставляется земному хаосу; постулируется одноприродность вещества человеческой души и небесных тел; высказываются идеи о подчиненности земного порядка небесному. Все эти факторы способствовали восприятию и усвоению основ астрологического учения. Еще более мощную и определенную поддержку астрология получила в учении стоиков о мировой симпатии: взаимосвязи любой даже самой малой части мира и Целого. Космос мыслился стоиками как живое существо, и человек уподоблялся космосу. Им принадлежит также учение о предопределении - полном подчинении человека и всего мира высшей разумной силе - основа астрологического детерминизма. Элементы, способствовавшие утверждению астрологии, содержались и в других философских и религиозных течениях античности, например, в текстах, приписываемых Орфею, в митраизме, зерванизме и т. п. (34)

Распространение астрологии (происходившее особенно интенсивно после 300 г. до н. э.) повлияло на различные стороны жизни античного общества. Под ее воздействием изменился внешний и внутренний облик мира. В религии сформировалась мощная астральная составляющая: приобрел популярность культ Неба и небесных созвездий, светилам как божествам стали совершать богослужения, приносить жертвы. Божественный статус был придан также Времени и его отдельным промежуткам. Старые античные божества приобрели новые астральные характеристики. Широкое распространение получила астрологическая символика (изображения знаков зодиака, деканов, созвездий, планет), встречающаяся на монументах, в храмах рядом с изображениями богов, на монетах, предметах быта и других местах. Астрология изменила моральные и этические установки общества. Особое значение под ее воздействием получили идеи астрологического фатализма, всемогущества Судьбы, подавлявшие волю человека. Фатализм встречал противодействие в магии. Чтобы освободиться от власти Судьбы, тотального влияния звезд, совершались специальные магические ритуалы. Аналогичный смысл приобрели некоторые восточные мистерии. Влияние астрологии распространялось на язык и литературу. Астрологические образы проникают во многие произведения и становятся литературными штампами. Астрологическое учение пропагандировалось его сторонниками очень активно. Одновременно возникает целое направление в эллинистической и римской литературе, в котором опровергается астрология. Наиболее яркие примеры - Цицерон (106 - 43 г. до н. э.), Цельс (II в. до н. э.), Секст Эмпирик (II в. до н. э.). Власть имущим астрология представлялась иногда социально опасной. Некоторые римские императоры издавали специальные декреты, направленные против астрологии (35).

Мощное противодействие встретила астрология в нарождающемся христианстве. Среди тех, кто отвергал астрологию, были известные отцы Церкви: Тертуллиан (160-ок.220), Ипполит (ок.170-236), Евсевий Кесарийский (ок.260 - 339), Григорий Нисский (336 - ок.394), Блаженный Августин (354 - 430) и многие другие. Возражения христиан против астрологии сводились, в основном, к трем пунктам. Они отвергали астрологию, во-первых, как часть языческой религии, в которой светила отождествляются с божествами (а эти божества в глазах христиан были демонами); во-вторых, из-за неприятия фатализма и диктата Судьбы, поскольку с христианской точки зрения Бог выше всех звезд, и это живой Бог, к которому можно обратиться с молитвой, он слышит слова молитвы и исполняет их; в-третьих, из-за тесного контакта астрологии с магией, - попыток обращения к силам мира невидимого (которые христиане отождествляли с бесовскими силами), чтобы избежать последствий неблагоприятных предсказаний. К этому добавлялось неприятие общей духовной установки человека, обращающегося к гадателям, чтобы облегчить свою жизнь все равно каким способом; христианское же сознание принимало все, что должно случиться, как ниспосланное от Бога, поскольку веровало, что Бог благ. Для астрологии в жизни христианина просто не остается места, независимо от того, может она реально предсказывать события или нет.

Однако отношение к астрологии среди христиан не было однозначно негативным. Некоторые христианские мыслители не полностью отвергали астрологию, а пытались найти для нее место в рамках христианского учения. Можно упомянуть в этой связи о текстах приписываемых Клименту Римскому, так называемых «псевдоклиментинах» о Бар Дайсане (154-222), Оригене (ок. 85-253/254), Фирмике Матерне и др. Не подвергая сомнению саму возможность предсказания будущих событий, они стремились изменить мировоззренческую основу астрологии, христианизировать ее. Они ставили звезды в подчиненное божественной воле положение и фатализму противопоставляли свободу воли человека. Особенно много таких попыток предпринималось в гностических и других неортодоксальных христианских сектах. Благодаря этим контактам христианские и ветхозаветные элементы проникли в астрологию, а астрологический символизм (знаки зодиака, планеты и планетные сферы, мелотезия и т. п.) занял определенное (хотя и не очень значительное) место в средневековом христианском мировоззрении. Сторонников астрологии было больше среди западных христиан, чем в Византийской империи, что послужило позднее основой для пробуждения интереса к ней в средневековой Европе и в эпоху Возрождения (36).

В IV в. н. э. наблюдается кризис античной астрологии, вызванный как распространением христианства, так и утратой веры в ее значение в языческих кругах. Однако прежде, чем античная астрология прекратила свое существование вместе со всей античной культурой, она дала ростки в соседних регионах, обеспечивавшие ей существование на протяжении двух тысячелетий вплоть до настоящего времени. Ниже мы кратко рассмотрим основные обстоятельства этого процесса, его развитие в Индии, Сасанидском Иране и в Византийской империи.

Астрология проникла в Индию двумя путями: непосредственно через Месопотамию в V - III в. до н. э. и через Грецию в первые века н. э. Это были соответственно астрология предзнаменований и гороскопная астрология. Упоминания о планетах появляются в индийской литературе впервые в астрологическом контексте благодаря месопотамскому влиянию. Прямые заимствования из астрологической серии «Энума Ану Энлиль» содержатся в некоторых буддийских произведениях IV - III в. до н.э. Позднее буддизм способствовал распространению этого вида астрологии во всем центральноазиатском и дальневосточном регионе.

Самое раннее известное полное собрание на санскрите астрологических предзнаменований, восходящих к серии «Энума Ану Энлиль» и другим клинописным текстам, так называемая «Гарга-самхита», относится к I - II в. н. э. Заимствования из месопотамских источников соединяются в нем с местной астральной традицией. Так, вместо системы зодиакальных созвездий, в нем используется древнеиндийская система 28 накшатр (лунных домов) и их божественных управителей, встречающаяся впервые в санскритских текстах в начале I тыс. до н. э. Астрология предзнаменований получила развитие в дальнейшем в трудах многих индийских астрологов: в «Пайтамаха-сиддханте» Вишнудхармоттарапураны (начало V в. н. э.), в «Брихат-самхите» Варахами-хиры (VI в. н. э.) и других (37).

В середине II в. н. э. на санскрит с греческого языка была переведена Яванешварой (38) большая астрологическая работа, написанная на полстолетия раньше в Александрии. Этот перевод не сохранился, однако известно его стихотворное переложение под названием «Явана-джатака», выполненное Спхуджидхваджей (39). Известны и другие переводы на санскрит греческих астрологических произведений, относящихся к тому же периоду. В основе своей это были компилятивные сочинения, включавшие фрагменты работ многих эллинистических астрологов: Гермеса Трисмегиста, Нехепсона-Петосирида, Доротея Сидонского, Манефона, Веттия Валента и других. В совокупности они создали основу для развития гороскопной астрологии в Индии, которая, однако, не была простой копией эллинистической астрологии, но содержала новые элементы и учитывала особенности индийского общества. В Индии философская база астрологии претерпела коренные изменения, ее составными элементами стали система каст, учение о переселении душ и индийская теория элементов. Индийские астрологи ввели также много изменений в технику астрологических вычислений, имеющих концептуальный характер: вместе с зодиаком они использовали систему 28 накшатр, ввели дополнительные астрологически значимые подразделения зодиака - 15°, 4 2/7°, 3 1/3° и другие, разработали систему особенных конфигураций планет относительно избранных точек небесной сферы (так называемые йоги), не связанных с подразделением эклиптики на знаки зодиака, а также сложную систему планетных периодов. Они увеличили число планет, присоединив к ним лунные узлы и некоторое число гипотетических планет. В индийской астрологии источниками астрологического излучения считаются не только видимые объекты, но также не наблюдаемые визуально элементы схемы. Кроме генитлиалогии в Индии получила распространение также катархен и военная астрология и, в меньшей степени, ятроматематика и интеррогативная астрология, хотя фрагменты и того и другого встречаются нередко в астрологических произведениях. Необходимо отметить, что «Явана-джатака» и другие известные нам переводы первых веков н. э. представляли только часть, хотя и очень значительную, эллинистической астрологии. Многие важные концепции, развитые в ней (например, система жребиев, пророгатор, тригональный аспект, управитель года и др.), остались неизвестными индийским астрологам вплоть до XIII в. н. э., когда новая волна астрологической информации проникла в Индию из стран ислама и частично восполнила эту лакуну (40). Средневековая индийская астрология оказала существенное влияние на развитие астрологии в Сасанидском Иране, Византии, странах ислама и через их посредство в западно-европейских странах.

Достоверно об астрологии досасанидского Ирана ничего не известно. Можно, однако, полагать, что при Ахменидах (ок. 700 - 331 г. до н. э.) в Иране, как и в Индии, получила распространение месопотамская астрология предзнаменований. На рубеже нашей эры благодаря буддийскому влиянию в Иране распространился индийский вариант астрологии предзнаменований, основанный на накшатрах. Система накшатр была включена также в «Бундахишн», известное иранское космологическое произведение (41). При Сасанидах (222 - 651 г. н. э.) в Иране интенсивно распространяется как эллинистическая, так и индийская астрология. При Шапуре I (240 - 270) на пехлеви (среднеперсидский язык) была переведена поэма Доротея Сидонского и, приблизительно в то же время, «Антология» Веттия Валента, сочинение Тевкра Вавилонянина и трактат Гермеса. Одновременно на пехлеви переводятся индийские астрологические произведения. В IV - V в. н. э. поэма Доротея и сочинение Веттия Валента были частично переработаны таким образом, что в них вошли элементы индийской астрологии. Основным персидским произведением Сасанидского периода по астрономии и астрологии является «Шахский зидж», написанный около 450 г. н. э. и переработанный при Хосрове I Ануширване (531 - 579) (42). В нем соединялись индийские, эллинистические, зороастрийские элементы. Иранская генетлиалогия в основе своей была греческой, хотя включала также некоторые индийские методы. Единственной новацией и главным достижением иранской астрологии следует, по-видимому, считать теорию астрологической истории. В ней реализуется простая мысль: если астрологические влияния - реальность, то все важнейшие исторические события (явления пророков и возникновение религий, смена династий и отдельных правителей, катастрофы, войны и т. п.) могут быть предсказаны астрологически.

Свои расчеты персидские астрологи производили вперед и назад, опираясь на теорию соединений Юпитера и Сатурна, технику пророгаторов, понятие управителя года, гороскопы дней равноденствий для годов, в которые произошло соединение Юпитера и Сатурна. Все эти методы имеют эллинистическое происхождение, за исключением теории о влиянии соединений Юпитера и Сатурна, а также конкретных значений планетных периодов. Астрологическая история, разработанная персидскими астрологами, оказала большое влияние на развитие этого направления в астрологии стран ислама VIII - X в. н. э.

Прямой наследницей эллинизма на Ближнем Востоке была Византийская империя. Значительная часть ее населения говорила по-гречески. Несмотря на осуждение астрологии церковью, среди жителей Византии были широко распространены астрологические представления. В IV - VI веках н. э. мы встречаем здесь целую плеяду замечательных астрологов, хорошо знакомых с эллинистической традицией. Среди них: Гефестион Фиванский (конец IV в. н. э.), Юлиан Лаодикейский (конец V в. н. э.), Гелиодор (V - VI вв.), Иоанн Лид (VI в.), Стефан Александрийский (начало VII в.), Реторий Египетский (начало VII в.) и др. Все они были авторами компилятивных сочинений, удовлетворявших запросы их современников, но не содержавших ничего нового в сравнении с предшествующей традицией. Эти астрологи опирались на труды Доротея Сидонского, Птолемея, Павла Александрийского и др.

В VII - VIII веках наблюдается упадок астрологии, вызванный ужесточением позиций церкви и общим оскудением интеллектуальной жизни Византии. Астрология возрождается только в конце VIII в. благодаря переводам с сирийского и арабского языков. Период от 800 до 1200 г. для византийской астрологии был наиболее благоприятным, хотя ничего нового в развитие ее как науки внесено не было. Астрология была популярна в самых разных слоях общества. Многие императоры покровительствовали астрологии. Фигура придворного астролога играет заметную роль в истории Византийской империи. Наиболее сложным, неоднозначным было отношение к астрологии в образованных кругах. Среди сторонников астрологии были такие выдающиеся деятели византийской культуры, как фессалоникский митрополит Лев Математик (IX в.) и патриарх Иоанн X Каматир (XII в.), автор двух астрологических поэм. С другой стороны, существовала мощная оппозиция астрологии со стороны Церкви и части ученых таких, как Михаил Пселл (XI в.), Михаил Атталит (XI в.), Анна Комнина (XI - XII вв.) и др. В Византии была жива эллинистическая критика астрологии. По своему характеру византийская астрология была в основном греческой, но содержала также инородные элементы: заимствования из переводов сочинений ученых стран ислама. В XIII в. в Византии пробуждается интерес к проблемам математической астрономии. Тогда же, по-видимому, впервые осознается необходимость переработки таблиц Птолемея и осуществляется перевод ряда зиджей астрономов стран ислама на греческий язык Григорием Хиониадом (XIII - XIV вв.), который некоторое время был епископом в Табризе в Персии. Зиджи содержали также обширный астрологический материал, главным образом, таблицы. Таким образом, благодаря переводам византийские ученые получили возможность ознакомиться с исламской астрологической традицией. В период от последней четверти XIV в. до середины XV в. наблюдается последний в Византии всплеск астрологической активности, связанный с деятельностью Иоанна Абрамия (XIV в.) и его учеников. Иоанн пытался получить более точные значения параметров в таблицах Птолемея. Он и его ученики кроме того занимались собиранием, сверкой и изданием древних астрологических произведений и составлением новых. Некоторые сочинения античных авторов дошли до нас только благодаря их деятельности. Исправленные астрологические тексты со временем попали в Европу и стали там основой для развития астрологии в эпоху Ренессанса (43).

Размеры настоящего очерка не позволяют нам продвинуться дальше в рассмотрении ранних этапов истории астрологии с необходимой степенью подробности. Отметим только важнейшие этапы в ее развитии, связанные с глобальными изменениями политической и культурной картины мира.

В VIII - IX веках на мусульманском Востоке происходит напряженная работа по усвоению античного (а также персидского, индийского, сирийского, еврейского) культурного наследия в той его части, которая не противоречит вере и имеет практическое значение. Астрология занимает при этом одно из ведущих мест среди других наук. Исламская астрология возникает на перекрестке эллинистических, индийских и персидских влияний, однако со временем эллинистическая компонента занимает в ней ведущее место. Ученые стран ислама внесли изменения большей или меньшей степени важности почти во все разделы перешедшей к ним традиции, однако эти изменения носили, в основном, технический и методологический характер и не затрагивали принципиальных основ астрологической теории. Большое значение придавалось ими астрологической истории, а также философскому и теологическому обоснованию астрологии. Упадок астрологии в странах ислама начинается в XIII в. после монгольского завоевания, и затрагивает прежде всего просвещенную часть общества, однако в среде простого народа астрология остается неизменно популярной, и такое положение сохраняется до настоящего времени.

Особую главу в истории астрологии представляет ее распространение в иудейской среде в эпоху позднего эллинизма и в средние века. Значительное число астрологов на мусульманском Востоке и Западной Европе были евреями по своему происхождению. Астрологи имелись во многих иудейских общинах. В Каирской Генизе обнаружены астрологические тексты, в том числе гороскопы. Многие еврейские философы отдали дань астрологии, например, Ибн Эзра. Астрологические представления играют важную роль в каббале, астрологическая символика становится элементом оформления некоторых синагог.

Интерес к астрологии никогда не угасал в средневековой Европе, но возможности для ее распространения были ограничены из-за отсутствия планетных таблиц на латинском языке. Возрождение астрологии наступает в XII - XIII веках под влиянием переводов с арабского и греческого языков. Исламская наука играла при этом определяющую роль. В XIV - XVI вв. наблюдается наивысший подъем интереса к астрологии в Европе. В этот период астрологи работают при дворах большинства европейских правителей. В ряде европейских университетов астрология преподается как научная дисциплина. Астрология проникает в Европу вместе с астрономией и становится важным фактором, влияющим на распространение и развитие последней. Несовершенство астрономических таблиц, на которое обращают внимание астрологи, становится исходной точкой в попытках пересмотра астрономической теории. С другой стороны, при отсутствии точных таблиц астрологи пытаются сами производить наблюдения важных с их точки зрения событий, прежде всего затмений, и при этом предъявляют новые требования (вместе с мореходами) к точности и техническому совершенству астрономических инструментов. Отношения астрологии и Церкви в средневековой Европе осложнялись по тем же причинам, что и в эпоху эллинизма: астрология содержала элементы язычества и утверждала фаталистическое мировоззрение. Однако среди церковных деятелей было немало сторонников астрологии. Они полагали, что течение звезд подчинено Богу, и проводили грань между научной астрологией и ее популярными формами (в которых можно было встретить магию, молитвы, обращенные к божествам-планетам). Настоящая опасность угрожала астрологии не со стороны Церкви, а со стороны новой европейской науки. Гелиоцентрическая система Коперника наносила удар по самым основам эллинистической астрологии. Новая наука, атеистическая по своему духу, разрушила аристотелевскую картину мира и создала новую методологию научного исследования, с позиций которой астрология представляется псевдонаукой.

Однако этот трудный в истории астрологии период выходит за рамки настоящего исследования.


 

Примечания: 

1. - О ранних формах предсказательства в Месопотамии см.:  Дьяконов И. М. Научные представления на древнем Востоке (Шумер, Вавилония, Передняя Азия) // Очерки истории естественно-научных знаний в древности, М: Наука, 1982. Стр.87 и сл.; Оппенхейм А. Древняя Месопотамия. М.: Наука, 1990. Стр.163 и сл.

2. - Самым ранним таким свидетельством можно, по-видимому, считать описание сна Гудеа, правителя города Лагаша (XXIV в. до н. э.), в котором богиня Нисаба прежде, чем дать указание Гудеа о строительстве храма, изучает глиняную табличку, на которой изображены звезды, см. Франкфорт Г., Франкфорт Г. А., Уилсон Дж., Якобсен Т. В предверии философии. -М.: Наука, 1984, Стр.117. Возникновение астрологии тесно связано с астральными элементами месопотамской религии, но не полностью определяется ими. Астральную религию и астрологию разделяет отношение к небесным светилам. В астрологии они рассматриваются прежде всего как источник информации о событиях на Земле. Божественная природа светил не имеет для астролога определяющего значения. Там, где наряду с религиозным почитанием возникает утилитарный интерес к светилам как к источнику астрологических предсказаний, мы можем говорить о создании предпосылок для развития астрологии.

3. - Содержание этой клинописной серии исследовано еще далеко не полностью; публикации и исследования текстов см.

Reiner E., Pingree D. Enuma Anu Enlil. Tablet 63: The Venus Tablets of Ammisaduga. - Malibu: Undena Publ., 1975.

Reiner E., Pingree D. Enuma Anu Enlil. Tablet 50-51: The Venus Tablets of Ammisaduga. - Malibu: Undena Publ., 1981.

Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma Enlil /Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22.

Virolleand С. L'Astrologie chaldeenne. - Paris, 1908 - 1912;

Waerden B. L. van der. History of the Zodiac / Mrchiv fur Orietforschung. - 1952 - 1953, V. 16, pp. 216-230.;

Waerden B. L. van der. Die Astronoinie der Greichen. Eine Einfurung. - Darmstadt, Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1988.;

Weidner E. Die astrologische Serie Enuma Anu Enlil / Archiv fur Orientforschung, 1941 - 1944, Bd 14 S. 172-195, 308-318.;

Weidner E. Die astrologische Serie Enuma Anu Enlil /Archiv fur Orientforschung, 1954 - 1956, Bd 17 S. 71-89.;

Weidner E. Die astrologische Serie Enuma Anu Enlil /Archiv fur Orientforschung, 1968 - 1969, Bd 22 S. 65 - 75.

4. - См. по этому поводу :

Pingree D. Mesopotavian Astronomy and Astral Omens in other Civilizations. - Mesopotamian und seine Nachbaru., Bd. 1, Teil 2,1982, S. 613-631.

Pingree D. Babilonian Planetary Theory in Sanskrit Omen Texts / From Ancient Omens to Statistical Mechanics. - Copenhagen: Univ. Library, 1987, p. 91 - 99.

Pengree D. Venus Omens in India and Babylon / Language, literature and history: Philological and historical studies presented to Erica Reiner. - N. Y.: Locust Valley, 1987, p. 293 - 315.

5. - Об истории введения математического зодиака в месопотамской астрономии см. :

Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. -М.: Наука, 1991

Waerden B. L. van der. History of the Zodiac / Mrchiv fur Orietforschung. - 1952 - 1953, V. 16, pp. 216-230.

6. - О ранних примерах предсказания по дню рождения и последующем переносе в Селевкидский период этой идеи на астрологическую почву см.:  Oppenheim L. Man and Nature in Mesopotamian Civilization // Dictionary os Scientific Biography. -V. 15, 1978,  р. 644; Rochberg-Halton F. Benefic and Malefic Planets in Babilonian Astrology//A Scientifc humanist: Studies in memory of Abracham Sachs. - Philadelphia, 1988, p. 323 - 328; Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma EnluV/Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22, р. 4.

7. - О месопотамских гороскопах см.: Sachs A. Babylonian Horoscopes/VJournal of Cuneiform Studies. - V. 6, 1952, pp. 49 - 75; Sachs A. Naissance de l'astrologie horoscopique en Babylonie/Mrchaeologia, 1967, V. 15, p. 13-19; Rochberg-Halton F. Babylonian horoscopes and their sources//Orientalia, 1989, №58, p. 102 - 123.

8. - См.: Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma Enlil /Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22, р. 11.

9. - О лунных и планетных теориях Селевкидского периода см.:

Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. -М.: Наука, 1991

Нейгебауер О. Точные науки в древности. - М.: Наука, 1968

Neugebauer O. A. History of Ancient Mathematical Astronomy. - Berlin - Heidellerg - N. Y.: Springer -Verlag, 1975; 74; 16].

10. - Необходимо отметить, что гороскопная астрология в чистом виде утвердилась далеко не сразу. Многие астрологические произведения, созданные в античный период, включили элементы обоих направлений. Даже в «Четверокнижии» Птолемея - классической работе по гороскопной астрологии, содержатся разделы, восходящие к месопотамской астрологии предзнаменований (например, гл. 13 кн. II и др.).

11. - См. в этой связи:

Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. -М.: Наука, 1991

Oppenheim L. Man and Nature in Mesopotamian Civilization//Dictionary os Scientific Biography. -V. 15, 1978, p. 644

Rochberg-Halton F. New evidens for the history of astrology / /Journal of the Near Eastern Studies. - Vol. 43, N. 2, 1984, P. 115-140

Rochberg-Halton F. TCL613: Mixed Traditions in Late Babylonian Astrology//Zeitschrift fur Assy riologie, 1987, Bd. 77, p. 207-228

Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma EnluV/Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22. p.11

Weirden E. Gestirn-Darsttllungen auf babylontschen Tontafeln//Osterreichische Akademie der Wissenschaften. -Wien, 1967

12. - О дальнейшей судьбе астрологии предзнаменований в античный период и средние века см. литературу, указанную в прим. 4.

13. - См.: Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma EnluV/Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22, р. 3.

14. - К ним относятся: концепция математического зодиака, подразделения планет на благотворные и злотворные, тригональный аспект, планетные возвышения, додекатемория, соотнесение небесных светил с деревьями, растениями и камнями и, вероятно, многое другое. См. по этому поводу [193 - 197; 202; 212]

Rochberg-Halton F. New evidens for the history of astrology / /Journal of the Near Eastern Studies. - Vol. 43, N. 2, 1984, P. 115-140.

Rochberg-Halton F. TCL613: Mixed Traditions in Late Babylonian Astrology//Zeitschrift fur Assy riologie, 1987, Bd. 77, p. 207-228.

Rochberg-Halton F. Benefic and Malefic Planets in Babilonian Astrology//A Scientifc humanist: Studies in memory of Abracham Sachs. - Philadelphia, 1988, p. 323 - 328.

Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma EnluV/Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22.

Rochberg-Halton F. Elements of the Baylonian contribution to Hellenistic Astrology/VJournal of the American Oriental Society, 1988, V. 108, p. 51 - 62.

Sachs A., Neugebauer O. The Dodekatemoria in Babylonian Astrology//Archiv fur Orientforschung, 1952-1953, Bd. 16, S. 65-66

Weirden E. Gestirn-Darsttllungen auf babylontschen Tontafeln//Osterreichische Akademie der Wissenschaften. -Wien, 1967

15. - По истории эллинистической астрологии существует обширная литература. Особым авторитетом пользуются следующие фундаментальные исследования:

Bouche-Leclercq A. VAstrologie grecque. Paris, 1899

Boll F. Sphaera. - Leipzig, 1903

Boll F., Bezold С Sternglaube und Sterndeutung. - Leipzig, 1926

Cumont F. Astrology and Religion among Greecs and Romans. - N. Y. - London, 1912

Gundel W. Dekane und Dekansternbilder. - Gluckstadt - Hamburg, 1936

Gundel W., Gundel G. Astrologumena (Die astrologicshe Literatur in der Antike und ihre Geschichte). -Wiesbaden, 1966

Neugebaur O., H. B. Van Hoesen. Greek Horoscopes. - Philadelphia, 1959

16. - Аналогичный смысл придавали иногда подразделению эклиптики на 36 деканов; каждому декану при этом ставился в соответствие определенный знак зодиака, см. Manilius. Astronomica. - Cambridge - London, 1977, IV, р. XXXV - XXXVII, 294 - 407.

17. - См. поэтому поводу:  Rochberg-Halton F. Aspects os Babylonian Celestial Divination: The Lunar Eclipse Tablets of Enuma Enlil /Archiv fur Orientforschung, 1988, Beiheft 22, р. 12-15;

Pingree D. Astrology // Encyclopedia Britannica. - Ed. 15, V. 25,1988, p. 80 - 84.

18. - См. поэтому поводу: Pingree D. Astrology // Encyclopedia Britannica. - Ed. 15, V. 25,1988, р. 14.

19. - Такого рода жесткий детерминизм, естественно, встречал возражения в религиозных кругах, прежде всего иудаистских, а в дальнейшем и христианских, в которых Бог считался творцом человека, а свобода - его неотъемлемым качеством.

20. - По истории  античной   математической астрономии см.: Neugebauer O. A. History of Ancient Mathematical Astronomy. - Berlin - Heidellerg - N. Y.: Springer -Verlag, 1975; Waerden B. L. van der. Die Astronoinie der Greichen. Eine Einfurung. - Darmstadt, Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1988, а также на русском языке Нейгебауер, Точные науки в древности, 1968.

21. - См. Птолемей К. Тетрабиблос. - М., 1992, с. 121

Drower E. S. The Book of the Zodiac. - London, 1949.

22. - О математических методах, используемых в эллинистической астрономии, см. Нейгебауер, Точные науки в древности, 1968; Neugebauer O. A. History of Ancient Mathematical Astronomy. - Berlin - Heidellerg - N. Y.: Springer -Verlag, 1975.

23. - Птолемей К. Тетрабиблос. - М., 1992, с. 18.

24. - См. NeugebaurO., H. B. VanHoesen. Greek Horoscopes. - Philadelphia, 1959, р. 161-162.

25. - См. Manilius. Astronomica. - Cambridge - London, 1977.

26. - В античной литературе их обычно называют «египтянами». Две последние фигуры имеют реальные исторические прототипы - Нехепсона, или Нехо, бывшего, согласно Манефону, царем XXVI египетской династии (ок. 600 г. до н. э.) и Петосирида, высшего жреца бога Тота (ок. 350 г. до н. э.), которые, однако, не имели отношения к астрологии. Издание фрагментов работ Нехепсона-Петосирида, см. Веселовский И. Н. Египетские деканы // ИАИ. - Вып. 10. С. 39 - 62.

27. - Мы встречаем у них астрологическую интерпретацию идеи стоиков о мировой симпатии (макрокосме и микрокосме) в мелотезии, классификацию знаков зодиака (на мужские и женские, подвижные, неподвижные и двойственные и др.), использование системы деканов, термов и их управителей, введение додекатопа, разработку методов определения продолжительности жизни, выделение ятроматематики и катархен-астрологии в качестве особых направлений астрологического исследования, создание первого звездного каталога, датируемого эпохой Гиппарха, и многое другое. Значительное место в их работах занимала также месопотамская астрология предзнаменований.

28. - Согласно Д. Пингри, слово «вавилонянин» указывает здесь не на Месопотамию, а на египетский город, находившийся недалеко от современного Каира.- Pingree D. The Yavanajataka of Sphujidhvaja. -V. II. London: Harvard Univ. Press, 1978, р. 442

29. - Греческий текст см.: Ptolemaios C. Apotolesmatica / Ed. F. Boll, A. Boer// Claudii Ptolemaei opera quae extant omnia. -V. III. 1., Leipzig: Teubner, 1940; греческий текст с параллельным переводом на английский язык см. Ptolemy С. Tetrabiblos. - London, 1980; русский перевод с английского - Птолемей К. Тетрабиблос. - М., 1992.

30. - Порфирий (234 - ок. 304) и Прокл (412 - 485), два знаменитых эллинистических философа, являются авторами такого рода комментариев.

31. - См. Neugebauer O. A. History of Ancient Mathematical Astronomy. - Berlin - Heidellerg - N. Y.: Springer -Verlag, 1975, р. 897; Pingree D. The Yavanajataka of Sphujidhvaja. -V. II. London: Harvard Univ. Press, 1978, р. 439

32. - Эти таблицы дошли до нас в переложении Теона Александрийского (IV в. н. э.), подробный анализ содержания см. Neugebauer O. A. History of Ancient Mathematical Astronomy. - Berlin - Heidellerg - N. Y.: Springer -Verlag, 1975, р. 965-1028.

33. - Более подробные биографические и библиографические сведения об эллинистических астрологах и их трудах см. Gundel W., Gundel G. Astrologumena (Die astrologicshe Literatur in der Antike und ihre Geschichte). -Wiesbaden, 1966; Ptolemy С. Tetrabiblos. - London, 1980, р. 419-451].

34. -  Подробнее см. Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука II. Рождение астрономии. -М.: Наука, 1991, часть 5.

35. - См. Gundel W., Gundel G. Astrologumena (Die astrologicshe Literatur in der Antike und ihre Geschichte). -Wiesbaden, 1966.

36. - См. Gundel W., Gundel G. Astrologumena (Die astrologicshe Literatur in der Antike und ihre Geschichte). -Wiesbaden, 1966.

37. - О распространении месопотамской астрологии предзнаменований в Индии см.. Pingree D. Astronomy and Astrology in India and Iran//Isis. - V. 54, Pt. 2, №176,1963. P. 229 - 246.

38. - Имя Яванешвара в переводе с санскрита означает «господин греков».

39. - Издание текста, перевод на английский язык и подробные комментарии см. Pingree D. The Yavanajataka of Sphujidhvaja. -V. II. London: Harvard Univ. Press, 1978.

40. - По истории гороскопной астрологии в Индии см. Pingree D. Astronomy and Astrology in India and Iran//Isis. - V. 54, Pt. 2, №176,1963. P. 229 - 246.

41. - Соответствующий отрывок из «Бундахишна» датируется V в. н. э.

42. - Это произведение не сохранилось, однако в работах астрономов и астрологов стран ислама содержится немало ссылок, позволяющих частично восстановить его содержание, см. Pingree D. Astronomy and Astrology in India and Iran//Isis. - V. 54, Pt. 2, №176,1963. P. 229 - 246.

43. - По истории астрологии в Византии см. Культура Византии. IV - первая половина VII в. - М: Наука, 1984; Культура Византии. Вторая половина VII в. - XII. М: Наука, 1989; Культура Византии. XIII - первая половина XV - М: Наука, 1991.

 


 

Отпубликовано по теме:



Г. Е. Куртик. О происхождении названий греческих зодиакальных созвездий

Р.В. Броль. Исторические этапы развития и географический ареал астрологических систем





Обсудить на форуме ARGO "История астрологии



 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.