Алексей Пензенский. Мишель Нострадамус: мифы и реальность в свете новейших исследований

 


 

 

 

 

 

 

Мы склонны воображать, будто колдуны, знахари, монахи, астрологи - в сущности не более, как паразиты. Ничего, кроме ограниченности, в таком взгляде, конечно, не заключено. Все эти общественные группы и, так сказать, профессии могли существовать и существовали именно потому и только потому, что отвечали определенным потребностям общества, потребностям, которых теперь почти нет. (Даниил Андреев [1])

Мишель Нострадамус (1503-1566) остается в общественном сознании одним из самых известных деятелей эпохи Возрождения. О нем написаны сотни книг, сняты десятки телепередач и художественные фильмы; число статей в периодике вообще не поддается исчислению. Наверное, каждый образованный человек слышал о Нострадамусе хотя бы однажды, поскольку его пророчества и по сей день служат предметом различных спекуляций и недобросовестных толкований, о чем пойдет речь ниже. В этом отношении французскому врачу, поэту и астрологу, автору книги, где предсказано будущее человечества до 3797 г. (так, по крайней мере, утверждал он сам), повезло даже больше, чем его именитым современникам - таким, например, как король Генрих II. Но, как это ни парадоксально, научное исследование жизни и творчества Нострадамуса начато недавно, лишь в XX в. В чем причина такого разрыва? Ответ на этот вопрос лежит в отношениях науки и паранауки. Не секрет, что эпоха Возрождения, противоречивая подчас до трагизма, несла полный пересмотр жизненных ценностей Европы. Череда географических открытий, проникновение европейцев в Америку и на Восток, повторное открытие античных литературных памятников знаменовали собой беспрецедентное расширение горизонтов сознания европейца; новый мир уже не укладывался в рамки старого мировоззрения. Новому миру была нужна новая философия, и были предприняты попытки создать ее. Нет нужды перечислять здесь десятки имен от Марсилио Фичино и Эразма до Бруно и Кампанеллы; при всем различии подходов этих философов их объединяла одна цель - создать новую картину мира, в которой человек занял бы подобающее ему, как венцу творения Природы, место. Такую цель преследовали не только философы. Ученые, художники, писатели и поэты также видели свое призвание на этом пути, что объединяет утопийцев Мора, братство Телемской обители Рабле и героев картин Леонардо да Винчи. Поэтому трудно уловить грань, отделяющую в том же Леонардо художника от изобретателя, - на построение нового мира и определения места человека в нем деятели Возрождения бросали все свои таланты и силы. Одно из важнейших мест в новой идеологии занимал целый сонм паранаук. С материалистической позиции они относятся к разряду ложных наук, а их адепты в лучшем случае считаются добросовестно заблуждающимися людьми. В СССР герметизм, т.е. мистические учения, основанные на представлениях о единстве человека и природы, и все, что с ним хоть как-то было связано, последовательнее изгонялось из исторической науки. Замалчивались герметические изыскания Джордано Бруно, Парацельса и Кампанеллы, игнорировался герметический аспект теории Коперника, что приводило к упрощению и искажало суть его конфликта с церковью, то же относится и к Бруно. И хотя нельзя утверждать, будто герметизм как философское и культурное явление целиком оставался вне поле зрения отечественной исторической науки, об этом идет речь в работах А.X. Горфункеля и В.Л. Рабиновича, общая тенденция, как говорится, налицо. Не следует, однако, думать, что западная историография в этом отношении кардинально отличалась от советской. Начиная с труда швейцарского ученого Я. Буркхардта, видевшего в ренессансной астрологии досадное суеверие [2], западные историки также пренебрегали этой темой. Безусловно, историография герметизма на западноевропейских языках неизмеримо шире и богаче, чем русская, однако у исследователя, работающего над этой темой, постоянно возникает странное чувство: с одной стороны, существуют прекрасные монографии об астрологических трактатах Абу Машара, д Айли, многотомный труд Линн Торндайк, а с другой - эти узкоспециальные сочинения остаются как бы изолированными от общего историографического контекста. Они игнорируются историками, чьи исследования носят более универсальный и широкий характер. Нострадамус являет собой яркий пример такого отношения. Можно игнорировать Кампанеллу как автора астрологических сочинений, Бруно - магических трактатов, но их вклад в мировую культуру не ограничивается этими трудами. Нострадамус же - всего лишь астролог, оставивший после себя книгу туманных пророчеств и, следовательно, с традиционной точки зрения не заслуживающий глубокого исследования. В результате Нострадамус и его пророчества были целиком отданы на откуп дилетантам, цели которых зачастую были весьма неприглядными. Так, ведомства Геббельса и Шелленберга по всему миру распространяли - разумеется, за подписью Нострадамуса - предсказания о торжестве "третьего рейха" [3]. Приведем несколько примеров вольного обращения с пророчествами Нострадамуса применительно к совсем недавним временам. С 72 катреном (четверостишием) Х центурии (главы из 100 катренов) недавно связывали якобы наступавший в 1999 г. конец света:


L"an mil neuf cens nonante neuf sept mois
Du ciel viendra vu grand Roy d"effrayeur
Resusciter ie grand Roy d"Angolmois,
Auant apres Mars regner par bonheur.

 

- что всеми авторами переводится как 

В 1999 году, в седьмом месяце
С неба придет великий король ужаса,
Чтобы воскресить великого короля Монгола (или Монголов)
Который до-после Марса [будет] править счастливо.
 

В этих стихах усматривали предсказывавшийся некоторыми "энтузиастами" в 1999 г. конец света. Однако, если очистить текст от позднейших вставок и ошибок издателей, то правильное прочтение выглядит так:
 

[B] седьмом месяце 1999 года
Великий небесный царь-искупитель
Воскресит великого короля Анголмуа [4],
Который до-после Марса [будет] править счастливо.

Как видим, катрен обретает совершенно иной смысл. Видимо, Нострадамус полагал, что на границе XX и XXI вв. на политической арене появится новый Франциск I. В любом случае, смысл катрена явно очень далек от того апокалипсического оттенка, который носит большинство его толкований.

В свете террористической атаки против США 11 сентября 2001 г. в СМИ публикуется множество пророчеств, которые приписываются Нострадамусу и свидетельствуют якобы о том, что он предсказал эти драматические события. В качестве доказательства ссылаются, например, на такие строки: 

В городе Бога будет большой гром.
Два брата будут разорваны в клочья, в то время как крепость выстоит.
Великий правитель не устоит.
Третья большая война начнется, когда город горит.

"Город Бога" - разумеется, Нью-Йорк. "Два брата" - башни ЦВТ. "Крепость" - Пентагон, поврежденный, но не поверженный. "Великий правитель" - нынешний президент США. Последняя строка говорит сама за себя. Но Нострадамус никогда не писал таких стихов. Поэтому так важно обращение к прижизненным изданиям и тщательная выверка катренов на предмет опечаток и других явных ошибок (например, просодический анализ для выявления недостающих слогов). Здесь исследователем должны руководить не конъюнктурные соображения, не полет фантазии и интуитивные догадки, но научный подход, здравый смысл и твердая опора на другие источники. Лишь через всестороннее рассмотрение "Пророчеств магистра Мишеля Нострадамуса", их изучение в историческом, филологическом и лингвистическом контексте лежит путь к истине. Мы полагаем, что полное и комплексное изучение герметических аспектов философской мысли Возрождения необходимо для создания более широкой ее картины. Для ренессансных натурфилософов астрология и даже магия не были чем-то противоположным; заниматься астрологией вовсе не означало бросать вызов "традиционной", "институциональной" науке, как сейчас. Напротив, астрономия и, например, астрология шли рука об руку, противопоставляя себя схоластике. Астрономия расширяла познания человека о Вселенной, непрерывно развиваясь от птолемеевых эпициклов и древних астролябий, через альфонсинские таблицы к теории Коперника и телескопу Галилея; астрология же помещала в центр Вселенной человека и рассматривала силу влияния на него небесных светил. Мало того, что астрология на данном этапе не противоречила общегуманистическому пафосу ренессансных философов - до открытий Кеплера в принципе не было явного противоречия и между астрологией и астрономией; каждая из этих двух "сестер" занималась своим делом, хотя и пользовалась одинаковыми инструментами (наподобие поэта и типографского работника). Астролог-романтик Кампанелла активно выступил в поддержку Галилея, а герметист Бруно - в поддержку теории Коперника. Изучая мотивы, толкавшие ренессансных мыслителей на путь герметизма, мы более четко представляем себе их взгляды, отказываемся от упрощений в пользу более тонких, нюансированных построений. Герметические наследие Возрождения представляет собой колоссальный пласт истории культуры и науки, далеко не всегда изолированный. В сочинениях врача Джироламо Фракасторо [5] прозрения о причинах эпидемий и действенные рекомендации по их профилактике тесно соседствуют с описанием конфигураций планет, которыми якобы обусловлены эти эпидемии; идеальное государство Кампанеллы построено на астрологических предписаниях; медицинские трактаты Парацельса сменяются книгами предсказаний; пророчества Леонардо да Винчи не столь известны, как его полотна или технические прозрения, однако имеют с ними тесную смысловую и творческую связь. Пророчества Нострадамуса занимают в этом ряду особое место. Остававшиеся до XX в. плохо изученными, они открывают исследователям свои новые, подчас совершенно неожиданные стороны, больше, чем о будущем, рассказывая о времени, в котором жил их автор. Научная историография Нострадамуса и его пророчеств очень скудна. Наверное, первой научной публикацией о нем можно считать цикл статей Ф. Бюже в "Бюллетене библиофила" [6] о прижизненных изданиях Нострадамуса. В 1920 г. американский историк Юджин Паркер защитил в Гарвардском университете докторскую диссертацию по теме "Пророк Мишель Нострадамус". На сегодняшний день эта работа устарела; новый уровень научных знаний заставляет пересмотреть как изложенную Паркером версию биографии Нострадамуса, так и предпринятые им попытки анализа катренов. Однако труд Паркера имел немалое значение - это первое исследование жизни и творчества Нострадамуса в рамках академической науки. Весомый вклад в развитие этой традиции внесли статьи французского ученого Эдгара Леруа, опубликованные преимущественно в первой половине XX в. и объединенные позднее в книгу "Нострадамус. Его происхождение. Его жизнь" [7]. Это обстоятельный рассказ о жизни, трудах и эпохе Нострадамуса, а также исследование его родословной. В 1983 г. научное исследование жизни и творчества Нострадамуса входит в новую фазу. В Лионе основана "Ассоциация друзей Мишеля Нострадамуса" под руководством сотрудника муниципальной библиотеки Лиона Мишеля Шомара. Она выпускает журнал "Тетради Мишеля Нострадамуса" и, хотя статьи в нем весьма разнятся по качеству, ряд публикаций "Тетрадей" стоит на высоком научном уровне. Она же опубликовала факсимильные переиздания источников, напрямую связанных с Нострадамусом. Вышли в свет факсимиле уникальных прижизненных изданий "Пророчеств" 1555 г. и будапештского экземпляра "Пророчеств" 1557 г., письма Нострадамуса королеве Екатерине Медичи, книги самого Мишеля Шомара, а также сборники статей строго исторического характера, в которых принимают участие не только французские, но и итальянские и английские исследователи. В том же 1983 г. французский историк Жан Дюпеб выпустил книгу "Нострадамус. Неизданные письма" [8]. Свыше 50 писем, в разное время адресованных Нострадамусу, написанных им самим, причем большей частью опубликованных впервые, проливают свет на круг его знакомств и характер взаимоотношений с поклонниками и клиентами. Эти письма больше рассказывают нам о личности и взглядах Нострадамуса, чем о его пророческих трудах. В письмах Нострадамус откровенно делится с друзьями и клиентами своими соображениями и взглядами. Опираясь на эту публикацию, мы можем уверенно говорить о симпатиях Нострадамуса к гонимым кальвинистам. Кроме того, изучая эти уникальные источники, можно составить представление о распространенности и популярности пророчеств Нострадамуса в современной ему Европе. круге его интересов и узнать доселе неизвестные эпизоды из жизни предсказателя. Работами о Нострадамусе, до конца отвечающими научным критериям, являются две книги франкоканадского историка Пьера Брендамура, профессора университета Оттавы. Первая из них - "Астрофил Нострадамус" [9]. По форме и содержанию она гораздо ближе к источнику. Это сборник документов, связанных с темой нашего повествования. В ней опубликованы письма издателя, печатавшего альманахи Нострадамуса, воспоминания современников, обширные выдержки из астрологических трудов, памфлетов сторонников и противников Нострадамуса и многое другое. Вторая книга П. Брендамура - "Нострадамус. Первые центурии, или Пророчества (издание Масс Бономма 1555 г.). Издание и комментарий "Послания к Сезару" и первых 353 катренов Пьера Брендамура" [10], вышедшая в серии "Французские литературные тексты" женевского издательства "Дроз", специализирующегося на публикации исторических источников. Как следует из названия, это критическое издание первой публикации 353 катренов и письма к сыну Сезару, опубликованных в 1555 г. Это первый в нострадамоведении научный анализ важного источника, каковым являются "Пророчества". Автор приводит обширный фактический материал. Катрены снабжены подробным комментарием, в котором приводятся не только разночтения между различными изданиями "Пророчеств" XVI в., но и лексико-исторический анализ. Цель, которую ставил перед собой Брендамур, - представить подготовленному читателю аутентичный текст "Пророчеств", очищенный от опечаток и "белых пятен" с объективными комментариями. В спорных случаях, когда прочтение отдельных фрагментов текста Нострадамуса затруднено, Брендамур предлагает конъектуры, большинство которых выглядит аргументированно. Большое значение имеют две другие работы, не так давно вышедшие во Франции. Первая из них - труд упомянутого выше исследователя из Лиона Мишеля Шомара "Библиография Нострадамуса. XVI-XVII-XVIII вв." [11]. Работа снабжена прекрасным научно-справочным аппаратом, а также 133 иллюстрациями. Автор планировал выпустить второй том библиографии, который охватил бы Х1Х-ХХ вв. Смерть помешала ему. Работу Мишеля Шомара во многом расширил французский исследователь Робер Беназра. Его труд "Хронологический нострадамоведческий справочник (1545-1989)" [12] в значительной степени дополнил труд Шомара. К почти каждой книге помещены аннотации. Если книга Шомара - это именно справочник, то работу Беназра правильнее назвать энциклопедией. Кроме того, в книге объединены некоторые тексты, не переиздававшиеся ранее в широкой печати (в частности, собраны все катрены из уцелевших "Альманахов", приводятся значимые фрагменты из рецензируемых сочинений). Научно-справочный аппарат книги выполнен на высокопрофессиональном уровне (за исключением алфавитного указателя, который оставляет желать лучшего), а число иллюстраций превышает четыре сотни. Среди новых научных работ - статьи историков О. Милле "Нострадамус под перекрестным огнем во Франции XVI в." [13], - И. Белленже "Нострадамус - пророк или поэт?" [14], а также сборник статей "Нострадамус, или Переданное знание", вышедший в издательстве Мишеля Шомара [15]. Почти все научные публикации о Нострадамусе написаны французскими авторами. Нострадамус и его творчество в них выглядят совсем иным, чем в популярных книгах, издаваемых во многих странах, где продолжают повторяться легенды и слухи 500-летней давности. Источники по обсуждаемой теме достаточно разнообразны. Они подразделяются на три группы: труды самого Нострадамуса и сочинения других авторов, произведения, послужившие для Нострадамуса источниками идей и концепций, магические и натурфилософские труды деятелей позднего Возрождения для выявления контекста "Пророчеств", а также вспомогательные документы XVI в., касающиеся биографии Нострадамуса. Труды самого Нострадамуса, в свою очередь, делятся на две группы. Первая - "Пророчества магистра Мишеля Нострадамуса". Текстологически полное собрание "Пророчеств" включает в себя 942 катрена, сгруппированных в 10 центурий по 100 катренов каждая (VII центурия по неизвестной причине осталась незавершенной), а также два прозаических предсказания - одно в виде письма к сыну Нострадамуса Сезару, другое, более обширное - к королю Франции Генриху II. Вторая группа трудов Нострадамуса - "Альманахи" и другие сочинения. "Альманахи" представляли собой ежегодные астрологические календари на каждый год. Они также содержали предсказательные катрены, которые в дальнейшем часто включались издателями в расширенные издания "Пророчеств" как приложения под общим названием "Предсказания" [16]. "Альманахи" позволяют судить о квалифицированности Нострадамуса как астролога, освещают его политические, религиозные, социальные и мистические воззрения, оттеняя, таким образом, "Пророчества". Нострадамус оставил после себя также несколько непророческих сочинений. Прежде всего это "Истолкование иероглифов Гораполлона" [17], написанное около 1547 г. и посвященное Жанне д"Альбре, принцессе Наваррской, было напечатано лишь в 1968 г.; оно представляет собой вольное стихотворное переложение написанного на коптском языке трактата "Иероглифика" Гораполлона, египетского автора IV в. В 1505 г. трактат вышел в Италии на латыни и неоднократно перепечатывался, среди прочего и во Франции. Нострадамус отдал дань моде среди ученых своего века; интерес к египетским иероглифам, которые в то время еще не были расшифрованы, был глубоким в силу того, что ренессансные эрудиты гуманисты видели в них средоточие сакральных тайн древнеегипетской цивилизации [18]. Второе сочинение - книга смешанного жанра, первое дошедшее до нас издание которой называется "Превосходная и очень полезная книжечка, полезная всем, кто желает познакомиться с многочисленными превосходными рецептами, разделенная на две части. Первая рассказывает о разных способах приготовлять разные румяна и ароматы для украшения и обеления лица. Вторая показывает способы и приемы изготовления варенья многих видов, из меда, сахара и обработанного теплом вина, полностью разбитая на главы, как об этом пространно сообщается в содержании. Заново составлена магистром Мишелем де Нотрдамом, доктором медицины из Салона де Кро, что в Провансе, вновь увидевшая свет. В Лионе, у Антуана Волана, 1555". Книга несколько раз под разными названиями и в разных редакциях издавалась как при жизни Нострадамуса, так и после его смерти, переводилась на немецкий и английский языки. Длинное предисловие знакомит читателя с некоторыми фактами из биографии автора, его взглядами на призвание медика, а также его соображениями по поводу состояния современной ему медицины. Основное же содержание этого трактата - кулинарные и медицинские рецепты, в том числе и собственный препарат Нострадамуса противочумного действия. Третья непророческая книга Нострадамуса - "Парафраза Галена, его увещевания Менодоту в изучении изящных искусств, особенно медицины. Переведено с латыни на французский Мишелем Нострадамусом. В Лионе, у Антуана дю Рона, 1557" [19]. Это перевод греческого трактата врача и философа II в. н.э. Галена из Пергама. Нострадамус вознамерился представить читающей публике латинский перевод Эразма на французский язык. Надо сказать, что его перевод не принадлежит к числу лучших. Книга завершается пространным послесловием, в котором Нострадамус утверждает превосходство человека над животными. Важным источником является сборник личной корреспонденции Нострадамуса, изданный в Женеве Ж. Дюпебом - "Нострадамус. Неизданные письма" [20], о которых шла речь выше. За редкими исключениями упомянутые источники никогда не были предметом исторического исследования.

Второй круг источников, привлеченных нами, широк и разнообразен. Первая подгруппа этого комплекса включает в себя Библию и творения древних (в первую очередь античных - Ливия, Овидия, Манилия и других) авторов; служа источником идей, импульсом переосмысления понятий, "пересадки" их на современную почву, свойственного представителям Возрождения, эти сочинения позволяют в совершенно новом ракурсе взглянуть на собственно труды Нострадамуса, усмотреть преемственность между ними. Ко второй подгруппе мы отнесли магические и философские сочинения деятелей позднего Возрождения - как тех, которые также явно служили Нострадамусу источником идей и концепций, так и незнакомых ему, но необходимых для получения представления об общем натурфилософском и общем историко-культурном контексте эпохи и выявления объективных концептуальных параллелей с творчеством предсказателя (прежде всего сочинения Леонардо да Винчи, Монтеня, Ронсара). Третья подгруппа источников тесно связана с биографией Нострадамуса и полемикой вокруг его деятельности при жизни прорицателя: это дипломатические документы, свидетельства современников, панегирики и критические памфлеты. 


ЭТАПЫ ЖИЗНИ

Мишель де Нотрдам родился 14 декабря [22] 1503 г. в маленьком провансальском городе Сен-Реми. Его отец, Жом де Нотрдам, был нотариусом; мать звали Рене де Сен-Реми. Предки Нострадамуса были торговцами зерном [23]. В 1518 г. Мишель начал учебу на факультете Искусств в Авиньоне, папском центре (родном городе его деда по отцу, Пьера де Нотрдама). В 1521 г. он закончил факультет и получил степень магистра искусств [24]. Нострадамус рассказывал, что с 1521 по 1529 гг. он много путешествовал "по разным землям и странам" [25]. В 1529 г. он приехал в Монпелье и поступил на медицинский факультет - один из сильнейших в Европе -университета этого города, где и получил докторскую степень около 1534 г. Тогда же вновь отправился в путешествие - по Лангедоку и Провансу, работая в качестве странствующего врача. Однако уже в 1536 г. он поселился в Ажене: проводил свободное время в обществе своего нового друга и учителя, Жюля Сезара Скалигера, гуманиста и ученого, прозванного "французским Эразмом". В Ажене молодой врач обзавелся семьей. Два года в Ажене - важный период в жизни Нострадамуса. Дружба со Скалигером, по-видимому, сильно повлияла на мировоззрение провансальского врача. Еще в 1552 г. он писал о Скалигере: "человек сведущий и ученый, второй Марсилио Фичино в платонической философии, словом, личность, которую я не знаю с кем можно сравнить, кроме Плутарха или Марка Варрона" [26]. 1538 г. принес резкие перемены в жизни Нотрдама. От чумы погибли его жена и двое детей. Почти одновременно медик получил приказ явиться к инквизитору Тулузы в связи с некоторыми высказываниями де Нотрдама. Среди прочих упоминался случай, произошедший еще в 1534 г.: де Нотрдам, наблюдая за работой мастера, изготавливавшего бронзовую статую девы Марии, заявил, что она больше похожа на черта, чем на кого-либо еще [27]. Как бы то ни было, Нострадамус счел необходимым покинуть Ажен. Вновь начался долгий период странствований. В 1539-1544 гг. Нострадамуса видели в Венеции, Турине, других итальянских городах, а также в Эльзасе. В мае 1544 г. 43-летний врач принял участие в борьбе с эпидемией чумы в Марселе, затем в Экс-ан-Провансе, где она бушевала с мая 1544 г. по январь 1545 г. За успехи на медицинском поприще парламент Экса в 1546 г. наградил Нострадамуса пожизненной пенсией. В 1547 г. врач посетил Лион, где вместе со своими коллегами также принимал участие в противоэпидемических мероприятиях. В своих воспоминаниях Нострадамус сообщал рецепт снадобья из гвоздик, красных роз и других растений, который он с успехом, по его словам, применял в зачумленных местностях. Состав, разработанный Нострадамусом, можно назвать биологически активным препаратом дезинфицирующего действия. Эдгар Леруа пишет, что Нострадамус очень гордился своей книжной эрудицией [28]. То, что Нострадамус как врач отдавал предпочтение книжной премудрости, полагая, что слишком обширная практика может помешать медику в повышении своей квалификации, подтверждают его собственные слова: "невозможно, чтобы человек, которому надо осмотреть много больных, мог бы учиться" [29]. Показателен состав личной библиотеки Нострадамуса - в ней широко представлены сочинения античных авторов - Платона, Лукиана, Марциала, Тита Ливия; также есть и произведения арабских астрологов, таких как Алькабит [30]. В 1547 г. Нострадамус поселился в Салоне де Кро. В ноябре этого же года он сочетался вторым браком с вдовой Анн Понсар Жемеллой. В Салоне Нострадамус приобрел дом, продолжал медицинскую практику и ближние и дальние поездки. Одну из них, в Геную и Савону, он совершил около 1549 г. С конца 1540-х годов Нострадамус занялся астрологией. В XVI в. магия и астрология были неотделимы от науки. Брендамур отмечает, что "так же как нельзя было говорить о своем медицинском поприще без упоминания астрологической карьеры, нельзя было говорить об астрологическом поприще без того, чтобы уделить место карьере медицинской" [31]. После очередной поездки в Италию Нотрдам выпустил первый предсказательный альманах на 1551 г. [32] На обложке этого издания впервые появляется псевдоним Nostradamus, под которым в дальнейшем выходили и другие его сочинения. Именно им он был обязан своей прижизненной славе - за очень редкими исключениями, темой обсуждения среди современников были именно альманахи, а не "Пророчества". Славе Нострадамуса как составителя альманахов способствовал и всеохватный характер его предсказаний; Нострадамус - новатор ренессансного политического пророчества, затрагивающего положение церквей, политических сил и государств. Конечно, и до Нострадамуса астрологи предсказывали политические события, но лишь он превратил свои альманахи в подобие периодического издания. Немалую роль в выработке Нострадамусом его неповторимого стиля, туманным и лаконичным, сыграли издатели. Вот что писал предсказателю его лионский издатель Жан Брото: "19 сентября я получил два альманаха. Я потрясен Вашим многословием. Сегодня в моде лаконизм. Я даже решил напечатать лишь один - по Вашему выбору - добавив к нему полезные фрагменты другого" [33]. В 1555 г. Нострадамус получил от королевской семьи приглашение посетить Париж. Королева Екатерина Медичи, питавшая страстный интерес к астрологии и предсказаниям будущего, и ее супруг король Генрих II пригласили ученого в королевскую резиденцию летом 1555 г. На альманах на 1555 г. как на повод этого приглашения указывает один из критиков Нострадамуса, Лоран Видель: "Об июле [1555 г.) ты говоришь: королю следует остерегаться человека или группы людей, которые замыслят такое, о чем я-де не смею писать, в соответствии с тем, на что указывают звезды, согласно оккультной философии: конечно, ты рассчитывал, что король пожелает узнать правду" [34]. Нострадамус в те дни плохо себя чувствовал и колебался, ехать ли ему в Париж, тем более что многие отговаривали его от этой поездки [35]. Однако он отправился в путешествие. Астролог был принят в Сен-Жермене, где беседовал с Медичи и Генрихом II. Во дворце Нострадамус стал виновником скандала, в ходе которого придворные, раздраженные его уклончивыми ответами, попытались задержать астролога с помощью своих лакеев. В довершение всего Нострадамус узнал, что ему предстоит встреча с полицией, желавшей подробнее узнать, какой наукой занимается Нострадамус, и не связана ли она с запрещенной магией. Это вынудило предсказателя покинуть Париж после 10 дней пребывания там. Трудно сказать, какие впечатления о королевском дворе и придворной жизни привез Нострадамус из этого путешествия, но, скорее всего, они были не самыми светлыми. Именно после этого путешествия в трудах Нострадамуса появляется - чтобы уже никогда не исчезнуть - тема собственной насильственной смерти. На фронтисписах сразу трех разных альманахов на 1557 г. фигурирует следующее заявление: 

Всем, кто столько раз предавал меня смерти.
Я буду бессмертен - и живой, и мертвый,
И долго после моей смерти имя мое будет жить во Вселенной [36].

В начале лета 1555 г. Нострадамус выпустил книгу, резко отличавшуюся от всех предыдущих, вышедших из-под его пера. Речь идет о "Пророчествах магистра Мишеля Нострадамуса". Эта книга представляет собой не имеющее аналогов в истории оккультизма собрание пророчеств о будущем Земли, написанных в стихотворной форме. Пророчества Нострадамуса написаны в редкой и малоиспользуемой в поэзии форме. Книга объединяет 10 центурий, каждая из которых включает 100 катренов (как уже отмечалось, VII центурия осталась незаконченной), причем каждый катрен имеет свой порядковый номер; однако все катрены объединены общим смыслом, заданным темой книги, и стихотворным размером - пентаметром, заимствованным у античных поэтов. Первое издание этой книги предварялось предисловием, написанным в форме обращения к сыну предсказателя Сезару, и содержало 353 пророческих четверостишия (катрена), объединенных в главы - центурии - по 100 катренов; 4 центурия была неполной и включала в себя лишь 53 катрена. 353 - символическое число; 353 дня содержит обычный еврейский год и столько же лет содержит "большой цикл" каждой из 7 планет и светил (Солнца, Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера, Сатурна); теорию этих циклов Нострадамус активно использовал в написании своих пророчеств. В 1557 г. Нострадамус выпустил второе издание этой книги - оно содержало 286 новых четверостиший и общий объем его составлял уже 639 катренов в 7 центуриях, последняя из которых содержала 39 катренов. Известно о многих изданиях "Пророчеств", выходивших в 1558-1566 гг., однако ни одно из них до сих пор не обнаружено. Первое дошедшее до нас расширенное издание "Пророчеств магистра Мишеля Нострадамуса" датируется лишь 1568 г. Оно содержало 302 катрена (общее число которых выросло до 942) в 10 центуриях, а также большое пророчество в прозе, написанное в виде послания к королю Франции Генриху II. Что же представляют из себя знаменитые пророчества Нострадамуса? Вот что пишет сам Нострадамус в письме сыну Сезару: "Я... решил... в темных и загадочных выражениях рассказать о переменах в судьбах человечества, хотя бы наиболее важных, не оскорбляя при этом их хрупких чувств". Действительно, для неподготовленного читателя стиль катренов очень и очень туманен. Если кто-то надеется, бегло ознакомившись с оригинальным текстом "Пророчеств" или с их хорошим переводом, получить ясное представление о том, что и когда, по мнению Нострадамуса, ожидает мир в будущем, тот сильнее ошибается. Качественный перевод его предсказаний сделать очень трудно, так как катрены изобилуют анаграммами, новообразованными словами греческого, латинского и провансальского происхождения, сокращениями и словами, ныне вышедшими из употребления, а также очевидными и неочевидными опечатками. К тому же Нострадамус за очень редкими исключением не датировал свои предсказания - во всем объеме пророчеств встречается только 14 точных дат. 1 июля 1559 г. в честь свадьбы короля Испании Филиппа II и дочери Генриха II Елизаветы был устроен рыцарский турнир. В нем приняли участие капитан шотландской гвардии Габриэль Монтгомери и сам король. Обломок копья Монтгомери попал в прорезь королевского шлема, пробил глаз Генриху II и нанес ему тяжелую мозговую травму. 10 июля король скончался в страшных мучениях. Катрен Нострадамуса, опубликованный еще в издании "Пророчеств" 1555 г., был истолкован как предсказание этого печального события: 

1-35 [37] Молодой лев победит старого
На ратном поле в поединке.
В золотой клетке выколет ему глаза.
Из двух флотов - один, затем умереть мучительной смертью.

У нас нет никаких свидетельств, что этот катрен увязывался со смертью короля при жизни Нострадамуса. Первые утверждения такого рода зафиксированы лишь в конце XVI в. Однако этот катрен так часто упоминается адептами Нострадамуса как неоспоримое свидетельство его пророческого дара, что следует остановиться на нем подробнее. Во-первых, нет никакого удовлетворительного объяснения "золотой клетке". Во-вторых, в катрене явно идет речь о выкалывании обоих глаз; король же погиб не по причине ослепления, а вследствие проникающего ранения головы. В-третьих, слово "флоты" (classes - мн. число от лат. classis) в последней строке совершенно не увязывается с историей смерти Генриха II; в альманахе на 1563 г. Нострадамус пишет: "Море наполнится различными кораблями и флотами как христианскими, так и варварскими: из двух флотов - один". Очевидно, речь идет о сражении двух флотов, в котором один победит другой. Наконец, можно ли считать Генриха II старым львом (королю тогда было только 40 лет)? Очевиднее, что в катрене 1-35 идет речь о событиях, весьма далеких от того, что произошло 1 июля 1559 г. Не исключена его связь с другим катреном: 

VI-77 После победы, одержанной обманом,
Из двух флотов - один, германский бунт.
Вождь и его сын умерщвлены в шатре, Флоренция, Имoла изгнаны в Романию.
 

Сам Нострадамус утверждал, что на гибель Генриха указывает другой катрен. В альманахе на 1562 г. он опубликовал послание к своему другу Жану де Возелю, который, по словам Нострадамуса, правильно понял многие его пророчества, такие, как, например: "В год, когда во Франции будет править одно око, семя Блуа убьет своего друга" [38]. Без всякого сомнения, речь идет о следующем катрене: 

 111-55 В год, когда во Франции будет править одно око,
Двор будет в очень досадном смятении.
Великий из Блуа убьет своего друга.
Королевство ввергнуто в беду и двойное сомнение.

Нострадамус явно из желания задним числом приписать себе пророческую удачу заменил слово grand (великий) на grain (семя). Авторитет Нострадамуса при дворе и в обществе был высоким. М. Суриано, посол Венеции, в ноябре 1560 г. сообщал в донесении: "Все придворные обсуждают 39 катрен Х центурии Нострадамуса:
 

Первый сын, вдова, несчастный брак,
Совсем без детей, два Острова в ссоре,
Нет восемнадцати, еще несовершеннолетний.
Другой будет помолвлен еще моложе" [39].

В этих строках легко узнавались династические перипетии тех дней. Молодой король Франциск II, которому не было еще 13 лет, заболел лихорадкой. Он был первым сыном Генриха II, а его жена Мария Стюарт как раз тогда заявила о своих правах на английский престол ("два Острова в ссоре"). Детей у них не было. Второй же сын Генриха II - Карл IX (1550-1574) - обручился с принцессой Елизаветой Австрийской в 1561 г. В письме от 3 декабря 1560 г. посол Тосканы Торнабуони писал Козимо Медичи: "Здоровье короля крайне неопределенное, Нострадамус на этот месяц предсказывает, что королевский дом лишится двух молодых отпрысков от неожиданной болезни" [40]. 5 декабря умер Франциск II, а чуть позже умер граф Рош-Сюр-Ион, который также был молодым и в чьих жилах также текла королевская кровь. Апологеты Нострадамуса приводят десятки других удачных предсказаний, которые он сделал своим современникам. Однако они не были зафиксированы при жизни прорицателя, и в большинстве случаев сейчас уже невозможно их проверить. Биография астролога обросла легендами и явными анекдотами, своего рода коллективным творчеством. Нострадамус почти безвыездно жил в Салоне и не принимал активного участия в жизни двора - исключение составляла его переписка с Екатериной Медичи и их редкие встречи во время ее визитов в Прованс. Карл IX назначил Нострадамуса своим лейб-медиком, но при этом ученый оставался в Салоне, что делало эту должность чистой воды синекурой. В Провансе астролог держал гостиницу; стабильный доход давало и написание альманахов. В конце 50-х годов он выделил значительную денежную сумму (8775 экю) молодому талантливому инженеру Адаму де Крапонну на строительство канала, превратившего степь Кро в цветущую долину. Так что Нострадамус вкладывал деньги только в действительно перспективные проекты. Однако его жизнь была отнюдь не безоблачной. О. Милле приводит интересную статистику критики предсказателя [41]. Несмотря на свою всеевропейскую славу, Нострадамус оказывался под огнем критики представителей самых разных интеллектуальных слоев: священнослужителей и дворян, политиков и ученых, астрологов и тех, кто выступал против астрологии, протестантов и-католиков и даже членов собственной семьи [42]. Его обвиняли в сношениях с падшими духами, шарлатанстве, растлении умов народа и королевской семьи, тайной приверженности иудаизму, самонадеянности и чванстве, алкоголизме и непрофессионализме. Но нападки противников вовсе не ограничивались эпиграммами и памфлетами. Весной 1561 г. Нострадамус чуть не стал жертвой фанатично настроенных крестьян, обвинявших его в тайной принадлежности к лютеранству; очевидно, здесь сыграли свою роль его контакты с немецкими лютеранами, пользовавшимися его астрологическими услугами [43]. Он на время бежал в Авиньон и рассматривал возможность переезда в этот город. В письме от 15 июля 1561 г., адресованному своему немецкому другу и клиенту Л. Тюббе, он сообщает: "В этом городе (в Салоне), как и везде, среди знати назревают ненависть и споры из-за религии; неистовство начинает расти как среди тех, кто защищают папистскую традицию - то есть в массах, особенно среди простых людей - так и среди тех, кто выражает учение истинного благочестия (! - А. П.). ...На Страстной пятнице... пять сотен людей, вооруженных железными палками, бросились из церкви подобно фанатикам. Среди "лютеров" они называли Нострадамуса... я бежал в Авиньон" [44]. 16 декабря того же 1561 г., когда очередной альманах появился на книжном рынке, губернатор Прованса Клод Савойский, граф де Танд, проезжая через Салон, арестовал Нострадамуса и пленил его в своем замке. Вот что он писал королю: "Что касается Нострадамуса, то я приказал его схватить и забрать со мной, запретив ему делать альманахи и предсказания, что он мне и пообещал. Соблаговолите отдать мне распоряжение сделать с ним то, что Вам заблагорассудится" [45]. Неизвестно, что ответил Карл IX, но, судя по тому, что Нострадамус остался жив и продолжил свои публикации, ответ короля не был очень суровым [46]. Но весной 1562 г. повторились события годичной давности: жители, заподозренные в протестантизме или симпатии к гугенотам, покинули город. В письме от 13 мая 1562 г., также адресованному Тюббе, Нострадамус вновь недвусмысленно отдавал предпочтение реформатам, которых назвал "христианами" в противовес католикам, именовавшимся им "папистами": "Был назначен новый губернатор; в течение четырех дней все сторонники религии были вынуждены уехать, в то время как паписты поднимали войска. Совсем недавно мы узнали, что христиане взяли Лион" [47]. Комментируя католические гонения на протестантов. Нострадамус писал о папистской "гидре", которая "делала все, чтобы запретить евангелические проповеди", "в то же время каждый город имел своих служителей слова Господня (т.е. протестантов - А.П.)" [48]. Письмо написано уже в ходе религиозной войны: "Что касается нового гороскопа, мои секретари еще не смогли его переписать; если я его не высылаю, то только потому, что я пока не успел его окончательно отредактировать, в чем мне мешают религиозные войны... Заподозренные в принадлежности к христианской религии бежали; я остался один со своей семьей... по причине народного бешенства" [49]. Сожженные и разграбленные дома заподозренных в протестантизме, расправы с кальвинистами вызывали у Нострадамуса возмущение: "Какое чудовищное варварство, направленное против христиан! Мы живем в мерзкие времена, и грядут еще худшие; как бы я хотел не видеть этого более!" [50]. Одним словом, знакомый Нострадамуса Якоб Секувираг имел все основания напомнить в личном письме прорицателю греческие премудрости: "ничего слишком", "ничего лучше скромности", "сохраняй чувство меры". Напоминая о том, что наступили "трудные времена", Секувираг писал: "поверь мне, люди не читают твои сочинения с такой же доброй верой, которую ты излагаешь; столь велика порочность нашего века" [51]. Также становится ясно, что имел в виду сын Нострадамуса Сезар. отказываясь в конце XVI в. напечатать неизданные рукописи своего отца, среди которых были и письма, - он утверждал, что в них содержится "нечто отбрасываемое и сомнительное" [52]. Нострадамус скончался от осложнений подагры 2 июля 1566 г. около 3 часов утра. К тому времени он был довольно богатым и уважаемым человеком, конфидентом королевы-матери и лейб-медиком короля... И безмерно одиноким, до конца своей жизни страдавшим от непонимания окружающих, интриг завистников и ненависти врагов. Круг его друзей был весьма узок, и в 1552 г. он жаловался: "В Салоне, где я проживаю, я нахожусь... среди скотов и варваров, смертных врагов словесности и досточтимой образованности" [53]. Тело Нострадамуса, согласно его завещанию, было замуровано в стене салонского храма францисканцев-миноритов в вертикальном положении. Возможно, что эту прихоть объясняют свидетельства современников о том, что Нострадамус еще при жизни кричал оскорблявшим его простолюдинам: "Подите прочь, сволочи! Вы никогда не наступите своей грязной ногой на мое горло - ни сейчас, ни после моей смерти!" [54]. Эпитафия, высеченная на прислоненной на древнеримский манер к стене храма плите, гласила: "Великому Господу. Здесь покоится прах знаменитого Мишеля Нострадамуса, который был признан достойнейшим из смертных описывать события будущего своим почти божественным пером, следя за движением звезд и всей Вселенной. Он прожил на свете 62 года, 6 месяцев и 17 дней. Он умер в Салоне в 1566 г. Да не позавидуют потомки его покою. Анн Понсар Жемелла желает своему мужу подлинного счастья " [55]. Жена Нострадамуса пережила его на 16 лет. Астролог оставил после себя шестерых детей - троих сыновей и троих дочерей. Сын его Сезар (1552 - ок. 1630), на которого отец возлагал большие надежды и посвятил ему первое издание "Пророчеств", стал деятелем искусств. Ему принадлежит единственный аутентичный портрет Нострадамуса-отца. Он был поэтом, драматургом и историком Прованса. Людовик XIII произвел его в камергеры и даровал статус шевалье. Андре (1557-1601), второй сын салонского прорицателя, был арестован за убийство на дуэли; после помилования он вступил в орден капуцинов. Третий сын пророка, Шарль (1556-1629), также стал стихотворцем и даже входил в тройку лучших провансальских поэтов своего времени [56]. Брат астролога Жан де Нотрдам в 1575 г. издал на французском и итальянском языках "Жизнеописания самых древних и славных провансальских поэтов, процветших во времена графов Прованса" [57]. Как автор пишет в посвящении королеве, к написанию этого труда его побудил его брат. "достопочтенный Мишель Нострадамус, магистр медицины и астрологии в Салоне до Кро" [58]. Книге Жана де Нотрдама был посвящен ряд специальных исследований, которые закрепили за этим трудом репутацию мистификации. В ней причудливо переплетаются правда и вымысел, подлинные факты перемежаются с явными анахронизмами. Так. средневековые трубадуры у него изучают античные трактаты, пишут свои песни в форме центурий (!), активно занимаются магией и астрологией, но главное - выступают против светской и духовной тирании и даже становятся авторами тираноборческих сочинений, фактически представая предшественниками ренессансных гуманистов. Наконец, буйная фантазия де Нотрдама расширила список жизнеописаний за счет стилизованных под общий стиль биографий его реальных друзей и современников, чьи имена он анаграмматически превращал в имена мифических трубадуров. Эпитафия "Потомки да не позавидуют его покою" оказалась действительно пророческой. В 1791 г. Революционный марсельский батальон сломал гробницу и надругался над останками Нострадамуса и его сына Сезара. Мэр Салона Давид уговорил марсельцев оставить прах в покое, сказав, что Нострадамус в свое время предсказал революцию. Спасенные останки были захоронены в часовне Сен-Рока Девы Марии при салонском храме св. Лаврентия. Плита, также сохраненная мэром, прикреплена к стене. В таком состоянии могила существует и поныне.

В сегодняшнем Салоне есть музей Нострадамуса; улица, на которой жил предсказатель, теперь носит его имя. В городе установлен памятник Нострадамусу - наверное, единственный в мире памятник профессиональному астрологу и прорицателю.


 

 

 

 

 

 

 

НОСТРАДАМУС - АСТРОЛОГ ИЛИ ПОЭТ?

Как убедительно показал Брендамур [59] астрологические расчеты Нострадамуса были далеки от совершенства. Это заметно и в "Альманахах", где автор допускал грубые ошибки в расчете времени наступления лунных фаз, и в некоторых индивидуальных гороскопах, составленных им. Так гороскоп его секретаря Жана Шавиньи имеет неправильную структуру, а положение планет не соответствует указанному времени рождения [60]. Что же касается астрологических пассажей в "Пророчествах", то они, несмотря на их частоту и пестроту, малоинформативны. Они почти никогда не позволяют уточнить дату события:
 

1-52 Две зловредные [планеты] соединятся в Скорпионе.
Великий властитель умерщвлен в своей зале.
Бедствие - церкви; новым королем
Объединены нижняя и северная Европа.

Соединение двух планет, в традиционной астрологии считавшихся "злыми" - Марса и Сатурна - происходит один раз в 30 лет и вряд ли может служить здесь точным указателем. Редкие же конфигурации планет, по которым можно установить дату описываемых в катренах событий, всегда заимствовались Нострадамусом из современной ему литературы: 

1-51 Глава Овна, Юпитер и Сатурн.
Боже всевышний, какие перемены!
Затем через долгий век его злое время вернется.
Галлия и Италия, какие волнения! 

Глава Овна - первые градусы знака Овна. Ришар Русса пишет об "очень известном сближении и соединении Юпитера и Сатурна, которое произойдет в главе Овна, в году нашего Господа 1702" [61], которое принесет значительные изменения в мире. Оно там и произошло, в мае 1702 г. 

1-48 Прошло 20 лет царствования Луны.
Семь тысяч лет, другой возьмет ее единовластие.
Когда Солнце закончит свои усталые дни,
Тогда исполнится и завершится мое пророчество.

В этом катрене указаны хронологические рамки пророческой книги. Используется учение о больших периодах (планетных циклах) по 354 года с небольшим, из которых складывается история человечества [62]. Согласно этому учению, цикл Луны начался около 1553 г., цикл Солнца начнется около 1887 г. и закончится около 2242 г. н.э. Таким образом, верхняя планка пророчеств упирается в 2242 г. н.э. 3797 год. упомянутый в предисловии, получается путем прибавления 2242 к 1555 - году издания книги. Первая строка, вероятно, указывает на то, что катрен написан в 1553 г.

1-16 Коса соединена с оловом [63] в Стрельце
В своем высоком апогее возвышения.
Бедствия, голод, смерть от военных сил.
Век приближается к обновлению. 

Коса - обычный атрибут жнеца-Сатурна, олово - металл Юпитера. Нострадамус конспективно излагает утверждение Ришара Русса о том, что соединение Сатурна и Юпитера в зодиакальном знаке Стрельца (Юпитер в знаке Стрельца обладает особой силой, "в возвышении", по современной астрологической терминологии -"в обители") чревато колоссальными бедствиями. С 1500 по 2200 г. такая конфигурация имела место всего лишь 4 раза: в декабре 1603, в октябре 1663 г., в январе 1723 и в ноябре 1782 гг. (в другом месте Нострадамус утверждает: "...начиная с этого года, будет происходить величайшее гонение на христианскую Церковь, [равного] которому не было и в Африке, и продолжаться оно будет до 1792 года, который будут полагать [годом] обновления века" (Послание, 43)). Многие астрологические идеи Нострадамус охотно заимствовал из античной литературы, при этом подчас искажая их:

IV-50 Весы увидят господство Гесперов,
Держа царствование над небом и землей...

А вот что писал римский автор Марк Манилий: "Геспер (Луна - А.П.) принадлежал Весам, когда основывался Рим, ныне владеющий миром, решающий судьбы брошенных на весы народов" [64]. Приведенные примеры свидетельствуют, что Нострадамус, называвший себя астрофилом ("любящим звезды") в отличие от астрологов-ремесленников, не придавал особого значения точным цифрам в вычислениях. Для него главным были не цифры, а "пророческий энтузиазм", в котором астрология играла лишь роль вспомогательную, своего рода мировоззренческую роль. Поэтому он сам не был уверен в своих расчетах, предпочитая списывать даты "судьбоносных" конфигураций (например, соединений Юпитера и Сатурна) у других авторов, попутно расцвечивая их стихами в зависимости от своего видения грядущих событий. В большинстве же случаев астрологические ассоциации в "Альманахах" и особенно в "Пророчествах" были призваны в первую очередь укрепить авторитет автора. "Пророчества" написаны поэтическим языком. Однако очевидно, что стихотворный размер своими жесткими законами сковывал автора. Поиск рифм зачастую мешал автору четко выразить свою мысль, вынуждал жертвовать содержанием текста в пользу его формы. С точки зрения нынешнего читателя, пророческий текст должен быть прежде всего информативным; легко догадаться, что подчинение его жестким законам поэзии непременно приведет к искажению авторской мысли. Почему же Нострадамус выбрал тот жанр, в котором предсказателю теснее всего? Ответ rta этот вопрос следует из самой сущности поэзии - как ее понимали сами поэты 400 с лишним лет назад. "Король французских поэтов" Пьер Ронсар полагал, что "для первого мудреца поэзия была не чем иным, как аллегорической теологией" [65]. Древние поэты, по его словам, общались с оракулами и предсказателями и то, что те сообщали в скупых и туманных словах, доносили до простых смертных изысканным языком стихосложения; поэт, таким образом, выступал у Ронсара посредником между высшими силами и нацией, и его ремесло имеет национальное же значение [66]. Мишель Монтень, напрямую обращаясь к античному опыту, писал в эссе "О суетности": "Поэзии, и только поэзии, должно принадлежать в искусстве речи первенство и главенство. Это - исконный язык богов. Поэт, по словам Платона, восседая на треножнике муз, охваченный вдохновением, изливает из себя все, что ни придет к нему на уста, словно струя родника; он не обдумывает и не взвешивает своих слов, и они истекают из него в бесконечном разнообразии красок, противоречивые по своей сущности и не плавно и ровно, а порывами. Сам он с головы до пят поэтичен, и, как утверждают ученые, древняя теогоническая поэзия - это и есть первая философия" [67]. Иными словами, поэзия и пророчество неразрывно связаны между собой; пророчество, как и творчество вообще, возможно лишь при условии "прямого подключения" поэта (или пророка, что одно и то же) к божественному источнику вдохновения, -будь то сон или треножник Музы. П в этом процессе для разума места не остается. Нострадамус придерживался тех же взглядов, это следует из двух первых, непророческих катренов "Пророчеств", описывающих процесс "проникновения в будущее": 

1-1 [Пророк] сидит ночью, в удалении, в кабинете,
Один, в покое, на бронзовом сиденье,
Тонкий язык пламени, исходящий из одиночества,
Заставляет изрекать вещи, вера в которые не напрасна. 1-2 С веткой в руке, посреди Бранхид [69],
Волной смачивает и край [одежды], и ноги.
Пар [70] и голос трепещут [его] рукавами.
Божественное сияние. Божество располагается рядом. 

Сходство между воззрениями астролога Нострадамуса и философа Монтеня не кажется парадоксальным, если учесть, что в библиотеке провансальского ученого, по свидетельству его сына Сезара, имелся том Платона на греческом языке [71]. Однако, кроме Платона, Нострадамус в своей концепции пророчества базировался еще на одном античном труде. Речь идет о трактате греческого философа-неоплатоника IV в. Ямвлиха Халкидского [72] "Ответ учителя Абаммона на письмо Порфирия к Анебону и разрешение содержащихся в нем сомнений". В латинском переводе Фи-чино и под названием "О египетских мистериях" он появился в конце XV в.: в 1552 г. он был напечатан и в Лионе, что облегчало Нострадамусу знакомство с этим источником. Сочинение Ямвлиха пользовалось широкой популярностью в ученых кругах Европы XV-XVI вв. Вот что он пишет о процессе прорицания (совпадения с текстом Нострадамуса выделены курсивом): "Женщина, дающая оракулы в Бранхидах, или исполняется божественным сиянием, держа в руках жезл, изначально предоставленный неким богом, или предрекает будущее, сидя на оси, или восприемлет бога, смачивая ноги или край одежды в воде или вдыхая исходящий от воды пар. Во всех этих случаях она, приготовляя необходимое для встречи бога, получает его частицу извне" [73]. Текстологическое сходство первых катренов "Пророчеств" и вышеприведенного пассажа Ямвлиха несомненно. Нострадамус изображает себя вместо жрицы, а водяной источник в Бранхидах трансформируется в рабочий кабинет исследователя; бронзовый треножник превращается у него к бронзовое же сиденье. Делая поправку на эпоху, Нострадамус все же пребывает в уверенности, что знакомство с обрядом прорицания (в изложении неоплатоников) поможет получить ему частицу Бога, чтобы свидетельствовать-о будущих событиях. При первом же ознакомлении с катренами обращает на себя внимание несомненная "ренессансность" увлечений Нострадамуса. Прежде всего это универсализм тематики "Пророчеств". Алхимия, военное дело, искусство - в творчестве Нострадамуса нашли отражение самые различные аспекты человеческой деятельности: 

 

IV-23 Легион, погруженный на морской флот,
Сожжет известь, магнезия, сера и смола... 1-62 Увы! Какой великий ущерб понесет литература,
Прежде чем завершится цикл Латонии (Луны. - А.П.)
От огня, великого потопа, но более от невежественных скипетров,
Чего за долгие века нельзя будет восстановить.

Нострадамус интересовался также связью экономики и политической ситуации:

IV-30 Более 11 раз не пожелают, чтобы Солнце и Луна (золото и серебро)
Повысились или понизились в цене.
И они станут столь нежеланными, что золота станут добывать мало.
После голода и чумы секрет будет раскрыт. VI-23 Духом государства монеты будут обесценены,
И люди восстанут против своего короля... 

Примечателен и интерес Нострадамуса к техническим инновациям, его научные предвидения: 

VI-44 Морским искусством будут вызывать дождь.

VI-34 Машина летающего огня
Прибудет беспокоить великого вождя осажденных...

V-8 Будет выпущен живой огонь, скрытая смерть,
Страшная, ужасная, внутри шаров.

IV-67 Секретными раскаленными огнями выжжено большое пространство. 

Обращают на себя внимание обширные географические познания Нострадамуса. Среди многих сотен топонимов, упомянутых в его "Пророчествах", большинство имеют французское происхождение, на втором месте находится Италия (об интересе Нострадамуса к родине европейского Возрождения говорилось в предыдущих главах). Впрочем, "Пророчествами" охвачена вся романская и Северная Европа, Западная Азия, Северная Африка. В них представлены и такие экзотические - даже для образованного человека XVI в. - земли, как Славония, Словакия, Сарматия, Алания, Армения, Америка, а также Аквилон (территории Северной и Восточной Европы, среди прочего и Руси). Нострадамус постоянно подчеркивал свое знание иностранных языков - как мертвых, так и живых. В его катренах в изобилии встречаются латинские термины (один катрен написан по-латыни целиком), испанские и провансальские слова и фразы (два катрена целиком написаны на провансальском языке); греческие слова появляются в катренах в оригинальном виде. Сам Нострадамус писал, .что прочел "все у всех авторов - как греческих и латинских, так и варварских... переведенных большей частью на латынь... иных же на иностранных языках" [75]. У Нострадамуса, как и итальянских гуманистов [76], мир (в значении отсутствия войны) и процветание ассоциируются прежде всего со строительством: 

Х-89 Стены из кирпичных станут мраморными [77],
Семьдесят семь мирных лет,
Радость смертным, обновлен водопровод,
Здоровье, обилие плодов, радость, медоносное время.

Влияние древнеримского наследия - прежде всего Тита Ливия, Юлия Обсеквента [78] и Овидия - на пророчества Нострадамуса огромно. Помимо активного словотворчества Нострадамус вводит в текст "Пророчеств" десятки новообразованных от латыни слов, анаграмм [79] и самых парадоксальных оксюморонов - он широко заимствует факты и о разы из античной литературы. Ассоциации с античными событиями и символикой, заимствованные из трудов этих авторов, встречаются едва ли не в половине катренов. История повторяется - вот главная идея Нострадамуса, пересказывающего своим читателям древнеримских авторов. Основные политические категории остаются фактически неизменными, меняется только антураж, культурное обрамление эпохи. Как и в античную эпоху, устами предсказателей и через природные феномены (землетрясения, миражи, рождение уродов и т.п.) высшие силы посылают предупреждение людям, как об этом писал Овидий в "Метаморфозах" (XV, 780-785). Однако отношение Нострадамуса к античному наследию нельзя назвать однозначным. Слепое подражание государственной системе Римской империи, по его мнению, неминуемо ведет к вырождению христианской монархии. Свою роль Нострадамус видел, очевидно, в "смыкании" времен, в предупреждении народа о скором возвращении гонений на христиан и возрождении язычества: 
 

1-53 Увы! Увидят большой народ в беспокойстве
И Святой закон в полном упадке,
И все христианство из-за других законов (религий),
Когда будет найден новый источник золота и серебра. 1-25 Потерян, найден, сокрыт в течение долгого века,
Будет почитаем пастырь-полубог (Иисус Христос. - А.П.).
Когда Луна закончит свой большой цикл (конец XIX в. - А.П.),
Будет обесчещен другими обетами. 

Борьба вокруг сект и религиозных учений в результате приведет к упадку христианской веры: 

1-53 Увы! Увидят большой народ в беспокойстве
И Святой закон в полном упадке,
И все христианство из-за других законов (религий),
Когда будет найден новый источник золота и серебра. 1-25 Потерян, найден, сокрыт в течение долгого века,
Будет почитаем пастырь-полубог (Иисус Христос. - А.П.).
Когда Луна закончит свой большой цикл (конец XIX в. - А.П.),
Будет обесчещен другими обетами.
 

Таким образом, изучение античного наследия не является самоцелью для Ностра-дамуса: оно было ценно для него постольку, поскольку позволяет осмыслить настоящее и провозвестить грядущее. Но, как было отмечено выше, ценность античной культуры для Нострадамуса исключительно велика, судя по значительной роли, которую он отвел ей в своих центуриях. Другой камень преткновения ренессансных гуманистов XVI в. - тирания. Нострадамус не остался в стороне от споров о праве народа на свободу и ликвидации тирании насильственным путем. Подобно своему брату Жану де Нотрдаму, Нострадамус весьма эмоционален в своем отношении к тиранам, - при том, что принципиальное отношение обоих братьев к тирании одинаково: 
 

I-12 Скоро заговорят о том, что лицемерная лживая тварь
Проворно поднялась из низов наверх,
Потом в кратчайшее время [он], вероломный и нерешительный,
Станет во главе Вороны. V-29 Свобода не будет вновь обретена.
Ее захватит черный, гордый, мерзкий, беззаконный.
Когда будет выделан материал моста
Через Дунай, Венецианская республика рассержена. 

У Нострадамуса народ отстраняет тиранов от власти - пусть даже ценой кровопролития: 

III-41 Горбун будет избран советом.
Более мерзкого не бывало на свете.
Выстрелом прелат выбьет глаз.
Предатель короля принят за верного. VI-76 Древний город, творение Антенора (Падуя),
Не сможет более терпеть тирана:
Фальшивый однорукий в храме перережет [ему] горло,
А его сторонников народ предаст смерти. II-42 Петух, собаки и кошки насытятся кровью
И мясом тирана, найденного мертвым
В чужой кровати, с перебитыми руками и ногами,
Который не боялся (не ждал. - А.П.) умереть от жестокого укуса. IХ-90 Сто раз умрет бесчеловечный тиран,
На его место поставлен сведущий и снисходительный.
Весь сенат будет под его рукой,
Будет рассержен злым смельчаком.

Однако часто свержение тирана, обретение свободы приводит лишь к ухудшению положения в обществе:

Области, города, селения, царства и провинции, которые сойдут со своих изначальных путей, чтобы стать свободными, поработят себя еще сильнее, и втайне будут рассержены своей "свободой". И, потеряв совершенную религию, они начнут избивать левых, чтобы вернуться направо (Послание, 27). 

IV-16 Вольный город станет рабом свободы... I-94 В порту Селин тиран предан смерти,
Однако свобода не получена обратно.
Новый Марс [действует] местью и злопамятством;
Дама почитаема силой страха.

VI-22 В землях великого небесного храма
Племянник в Лондоне умерщвлен ложным миром.
Тогда барка станет схизматической.
О ложной свободе будут трубить и кричать 

Четкой формулировки своих взглядов на тиранию и идеала государственного устройства Нострадамус, однако, не оставил. Насколько можно судить по этим и другим катренам, явно негативное отношение к тирании и определенная симпатия к тираноборцам перемежались у него со скептическим отношением к идее свободы ради самой свободы; убийство тирана вовсе не обязательно ведет к торжеству справедливости и социальной гармонии. Признавая право народа на убийство тирана, Нострадамус в то же время, по-видимому, считал республику нестабильным образованием - господство черни неминуемо ведет к новым раздорам и войнам.

Судя по всему, Нострадамус был сторонником гуманной, просвещенной монархии. Мудрый, рассудительный и "снисходительный" монарх, покровитель искусств, посылается Богом народу, служа образцом для подражания на протяжении многих веков:

Х-72 Год 1999, седьмой месяц,
Великий небесный царь-искупитель
Воскресит великого короля Ангулемского,
[Который] до-после Марса [будет] править благодаря удаче.

111-94 Пятьсот лет не будут принимать во внимание
Того, кто был украшением своего времени.
Затем он внезапно прольет великий свет,
Что сделает [людей] очень довольными своей эпохой.

 

Отмеченные особенности "Пророчеств" свидетельствуют в пользу того, что Нострадамус не ставил себе целью создание своего рода справочника по будущей истории мира. Хотя катрены имеют отдельные номера, они все же представляют собой часть единого труда, цель которого, впрочем, остается неясной до тех пор, пока мы не обратимся к важному явлению истории французской культуры. Речь идет о перевороте в поэзии, совершенной учениками Жана Дора Пьером Ронсаром и Жоашеном дю Белле. В 1548 г. ими была создана поэтическая группа "Плеяды", имевшая целью обновление поэтического языка и создание национальной поэтической школы. Согласно творческой концепции "Плеяд", язык относится к искусствам, а поэзия провозглашается высшей формой этого искусства. Поэты совершенствуют и очищают национальный язык, и для выполнения этой миссии им необходимо постоянно совершенствовать свое искусство, привлекая в качестве образцов для подражания лучшие образцы античной культуры. Общественная же роль поэта в концепции "Плеяд" далеко выходила за рамки привычных представлений. Поэт в этой системе становился значительным и важным членом общества, чье значение сравнимо с учеными и военными. Поэтическое творчество - тяжелый труд, осененный Божественным вдохновением [80]. Поэт близок к Богу, он свободен и не должен подвергаться гонениям за свое творчество; напротив, сильные мира сего обязаны прислушиваться к его откровениям. Именно изменение социальной роли поэта, совершенное "Плеядами", сделало возможным появление книги Нострадамуса. Если ранее уделом поэта были в основном воспевание красот природы и любовная лирика, то в случае Нострадамуса поэт возвышает голос до уровня национального пророка, указывая обществу на опасности, которые его ожидают. В "Пророчествах" вслед за натурфилософией Ронсара в поэзию шагнула астрология и мистика вообще, причем - немаловажная деталь - мистика, придав стихам Нострадамуса туманный стиль, оставила неизменным смысл труда, сводимый к библейским строкам: "Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой" (Откр. 18, 10). Известно, что Жан Дора (1508-1588), учитель Ронсара и дю Белле, королевский поэт, был первым комментатором и толкователем "Пророчеств". По сообщению современника, Лякруа дю Мена, "все ученые люди немало почитают пророчества упомянутого Нострадамуса, и среди них я назову господина Дора. королевского поэта, столь почитаемого своим веком и настолько удачливого толмача или толкователя этих катренов, или пророчеств упомянутого Нострадамуса, что он кажется гением упомянутого автора, как бы подпророком, какового греки называли Гипофитом" [81]. Уже после смерти Дора и Нострадамуса дворянин Антуан дю Вердье писал в мемуарах, что королевский поэт активно интересовался "центуриями Нострадамуса, содержащими некие пророчества, которым он давал истолкования, подтвержденные многими событиями, и говорил, что они были продиктованы написавшему их Мишелю Нотрдаму ангелом" [82]. Показательно, что де Шавиньи, секретарь Нострадамуса, оставивший после себя первые печатные толкования предсказаний Нострадамуса, был учеником Дора, рекомендованным Нострадамусу поэтом [83]. Признание участниками "Плеяд" Нострадамуса было не случайным: в их глазах появление национального поэта-пророка было прямым возрождением античных традиций, которого они так желали. Итак, мы видим, что биография Нострадамуса вполне типична для образованного человека эпохи Возрождения. Он отдавал все свои силы тому, что считал делом своей жизни - медицине и астрологии, в XVI в. тесно связанным между собой, но в первую очередь - пророческой деятельности. Постоянно обращаясь к именам авторитетных ученых Возрождения и античности, он таким образом подчеркивал свою близость к ним. Отношения Нострадамуса с властью и церковью были отнюдь не безоблачными. Как и многие деятели Ренессанса, он не избежал подозрений в сношениях с дьяволом и симпатиях к протестантам. Однако объем критики был прямо пропорционален популярности его трудов, которая закрепилась во всех слоях общества - как во Франции, так и за ее границами. Был ли Нострадамус шарлатаном - иными словами, верил он сам в то, что делал и что писал? Ответ на этот важнейший вопрос следует из сути всего комплекса написанных Нострадамусом сочинений. Кредо же Нострадамуса четко выражено в предисловии к альманаху на 1566 г.: "О мой Господин, Господь вечный, Отец, Сын и Святой Дух, в этот ночной час и в этот миг воскресенья 11 марта 1565 года, когда Солнце входит в первый градус знака Овна [84], соединив руки, я обращаюсь к Тебе с трепетной молитвой, чтобы Ты в милосердии Своем простил меня и открыл мои чувства, память и рассудок, дабы я смог правдиво объяснить знаки и предзнаменования нынешнего 1566 года, произведя точное суждение по звездам; чтобы Ты даровал мне способность судить о них ясным и чистым умом, удаленным ото всякой земной беседы, с душой, очищенной ото всей мерзости и низости греха, - чтобы я, следуя верной тропой истины, смог возвестить французскому народу, что звезды обещают нам в нынешнему году" [85]. Это тон, свидетельствующий об искренности. Бог, планеты и народ - вот кредиторы Нострадамуса, и он страстно желал оправдать их доверие. Он был уверен в своем пророческом даре: он чувствовал себя обязанным не зарывать его в землю и использовать его на благо всех подданных французской короны. Испытывая безграничную веру в могущество астрологии, Нострадамус пренебрегал требуемыми ею сложными расчетами. Под маской ученого математика скрывался поэт, чей полет фантазии часто вступал в противоречие с истиной цифры. Астрология была для него более источником вдохновения, чем научной специальностью. Естественнонаучные воззрения и интересы Нострадамуса не выходили за рамки современных ему представлений. Его интересовали трактаты Галена и Гораполлона; он практиковал фитотерапию, конкретные же результаты лечения "по Нострадамусу" - с точки зрения современной медицины - также были предсказуемы и не выходили из общего ряда.

Новаторство Нострадамуса проявилось в создании нового литературного жанра - политического пророчества, написанного в стихотворной форме. Этот жанр, с энтузиазмом принятый современниками, остался привлекательным и для последующих поколений.


 

Литература:

1. Андреев Даниил Леонидович (1906-1959) - философ-мистик, сын писателя Леонида Андреева. Эпиграф взят из его знаменитого труда "Роза Mipa".

2. Буркхардт Я. Культура Возрождения в Италии. М., 1996, с. 342.

3. Подробнее см.: Пензенский А.А. Судьба пророческого наследия Мишеля Нострадамуса во время Второй мировой войны. - Зеркало истории, вып. 2. М., 1995, с. 103-112.

4. Явно подразумевается Ангумуа - родовое владение династии Валуа.

5. Фракосторо Дж. О контагии, контагиозных болезнях и лечении. М., 1954. с. 323.

6. Buget F. Etudes sur Nostradamus. - Bulletin de Bibliophile, 1860-1861.

7. Leroy E. Nostradamus. Ses origines. Sa vie. Son oeuvre. Marseille. 1993.

8. Dupebe J. Nostradamus. Lettres inedites. Geneve, 1983.

9. Brind"Amour P. Nostradamus astrophile. Les astres et l"astrologie dans la vie et I"oeuvre de Nostradamus. Ottawa. 1993.

10. Nostradamus. Les premieres Centuries ou propheties. (Edition Mace Bonhomme de 1555). Edition et commentaire de l"Epitre Cesar et des 353 premiers quatrains par Pierre Brind"Amour. Geneve. 1996.

11. Chomarat M. Bibliographie Nostradamus. XVI-XVII-XVIII siecles. Baden-Baden etc.. 1989..

12. Benazra R. Repertoire chronologique nostradamique (1545-1989). Paris. 1990.

13. Millet О. Feux croisees sur Nostradamus au XVIe siecle. - Divination et controverse religieuse en France au XVIe siecle. Paris, 1987, p. 103-121.

14. Bellenger Y. Nostradamus prophete ou poete? - Devins et charlatans au temps de la Renaissance. Paris, 1979. p. 83-100.

15. Nostradamus ou le savoir transmis. Lyon, 1997.

16. Leoni Е. Nostradamus and his prophecies. New York etc., 1982.

17. Nostradamus. Interpretation des Hieroglyphes de Horapollo. Texte inedit etabli et cornmente par Pierre Rollet. Barcelona, 1968.

18. lbid., p. 162,163.

19. Paraphrase de с. Galen, sous l exortation de Menodote, aux etudes des bonnes Artz. mesmement Medicine: Traduict de Latin en Francoys, par Michel Nostradamus. A Lyon. Ches Antoine du Rosne. 1557.

20. Подробнее об этой книге см.: Leroy Е. Op. cit., p. 143.

21. Dupede J. Nostradamus. Lettres inedites. Geneve, 1983.

22. Все даты приводятся по старому стилю.

23. Подробно о генеалогии Нострадамуса см.: Leroy Е. Op. cit., passim.

24. Соответствует степени бакалавра в современной Франции.

25. Nostradamus М. Excellent & moult utile opuscule a touts necessaire, qui desirent auoir cognoissance de plusieurs exquises Receptes, diuise en deux parlies. La premiere traicte de diuerses facons de Fardemens & Senteurs pour illustrer & embellir la face. La seconde nous monstre la facon & maniere, de faire conritures de plusieurs sorters, tant en miel, que sucre & vin cuict, le tout mis par chapitres. comme est fait ample mention en la Table. Nouvellement compose par maistre Michel de Nostredame docteur en Medicine de la ville de Salon de Craux en Provence, & de noueau mis en lumiere. A Lyon, Par Antoine Volant, 1555, p. 3.

26. Nostradamus М. Excellent & moult utile opuscule a touts necessaire.... p. 12.

27. Cм.: Leoni E. Op. cit., p. 20.

28. Leroy E. Op. cit., p. 139.

29. Nostradamus М. Excellent & moult utile opuscule a touts necessaire., p. 11.

30. Cм.: Chomarat М. Catalogue provisoire de la bibliotheque de Michel Nostradamus. - Nostradamus ou le savoir transmis, p.l5-27.

31. Brind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 113.

32. Альманахи на 1550-1554 гг. до наших дней не дошли. Первый известный альманах датирован 1555 г. и выпушен в 1554 г.

33. Dupebe J. Nostradamus. Letters inedites, p. 31.

34. [Videl L.] Declaration des abus, ignorances et seditions de Michel Nostradamus..., p. 4.

35. Детали визита Нострадамуса в Париж здесь и ниже излагаются по письму Жану Морелю: Dupebe J. Nostradamus. Letters inedites, p. 169-171.

36. Brind"Amur P. Nostradamus astrophile. p. 64.

37. Римская цифра означает центурию, арабская - катрен.

38. Brind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 268.

39. Tommaseo N. Relations des ambassadeurs venitiens sur les affaires de France au XVIe siecle. Paris, 1838, p. 425.

40. Ibid., p. 426. Эта цитата вызывает интерес также в библиографическом плане, ведь первое известное сегодня печатное издание VIII-X центурий датировано 1568 г. Можно предполагать, что существовали иные, прижизненные издания (сведения о них собраны в библиографии Р. Беназра): впрочем, VIII-X центурии могли расходиться и в списках.

41. Millet О. Feux croisees sur Nostradamus au XVIe siecle. - Divination et controverse religieuse en Franсе au XVIe.siecle. Paris. 1987. p. 103-121.

42. О конфликте Нострадамуса с одним in его родственников, см.: Dupebe J. Nostradamus. Lettres inedites. p. 51-52.

43. Как следует из сборника Ж. Дюпеба, среди корреспондентов Нострадамуса были известные торговцы из Аугсбурга братья Розенбергер, преподаватель права в Страсбургском университете Лоренц Тюббе Померанец, поэт Якоб Секувираг. Все они были лютеранами.

44. Dupebe J. Nostradamus. Lettres inedites, p. 87.

45. Panisse-Passis, le comte de. Les comtes de Tende de la Maison de Savoie, p. 83.

46. Brind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 43.

47. Ibid., р. 134.

48. Ibid., р. 132.

49. Ibid., р. 133.

50. Ibid., р. 131.

51. Dupebe J. Nostradamus. Letters inedites, p. 92.

52. Цит. по: Brind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 167.

53. Цит. no: Leroy E. Op. cit., p. 93.

54. Leoni E. Op. cit., p. 37.

55. Ibid.. p. 37 (фото).

56. Leroy J. 0p.cit., p. 128.

57. Русский перевод см.: Жизнеописания трубадуров. М., 1993.

58. Там же, с. 262.

59. См., например, сводные данные по эфемеридам Луны: Вrind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 421-429.

60. Ibid.. p. 360-362.

61. Roussat R. Livre de l"estat et mutation des temps. Lyon. 1550, p. 63.

62. Ibid., p. 95.

63. Конъектура П. Брендамура. Во всех изданиях вместо estaing (олово) -estang (пруд)
.
64. Манилий Марк. Астрономика: Наука о гороскопах. М., 1993, с. 140.

65. Геспер - Луна как вечернее светило: Луна была в Весах во время основания Рима.

65. Ronsard P. Oeuvres completes, v. VII. Paris, 1949, p. 318.

66. Ср. со строками А.К. Толстого: "Тщетно, художник, ты мнишь, / Что своих ты творений создатель".

67. Теогоническая поэзия излагала мифы о сотворении мира.

68. Монтeнь М. Опыты, кн. III. М., 1979, с. 201. Монтень. несомненно, имеет в виду один из фрагментов IV книги "Законов" Платона (719 b, с).

69. Имеется в виду бранхидский оракул, т.е. знаменитый в античности оракул святилища Бранхидов в Малой Азии (см. ниже).

70. Vаpeur (пар) - конъектура Брендамура. Во всех изданиях "Пророчеств" - Vu реur (страх).

71. Chomarat M. Catalogue provisoire de la bibliotheque de Michel Nostradamus / Nostradamus ou le savoir transmis, p. 26.

72. Ямвлих (ум. ок. 330 г.), античный философ, ученик Порфирия. основатель сирийской школы неоплатонизма. Внес в неоплатонизм черты восточного магизма.

73. Ямвлих. О египетских мистериях. М., 1995, с. 117.

74. Интересную "географическую" статистику "Пророчеств" приводит Э. Леони: Leoni Е. Ор. cit. р. 538-545.

75. [Nostredame М.] Excellent & moult utile opuscule a touts necessaire..., p. 5.

76. Cм.: Боткин Л .М. Итальянское Возрождение. Проблемы и люди. М., 1995, с. 368-369.

77. Явная параллель с изречением Августа, говорившего, что он принял Рим кирпичным, а оставляет мраморным (Светоний. Божественный Август, 28,3).

78. Обсеквент Юлий - римский историк IV в. н.э. Автор сборника римских продигий - чудесных явлений, имевших место в Риме в 249-12 гг. до н.э. - "Книги чудесных явлений (Prodigiorum liber)".

79. Анаграмма - перестановка слогов в словах или именах (например: Тристан - Тантрис).

80. История культуры стран Западной Бвропы в эпоху Возрождения. М., 1999, с. 269.

81. Premier volume de la bibliotheque dv sieur de la Croix Du Maine..., p. 330.

82. [Du Verdier Antoine]. Prosopographie, ov description des personnes illustres, tant Chrestiennes que prophanes... p. 2575.

83. Benazra R. Op. cit., p. 96.

84. Вхождение Солнца в знак Овна знаменует собой астрономическое начало года.

85. Brind"Amour P. Nostradamus astrophile, p. 434.

 

 

 

Впервые опубликовано:
«Новая и новейшая история» №1 2002 г.
 


 

 

 

 

 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.