Роман Усов. Карма


 


Карма — это моральный закон причины и следствия. (Бидия Дандарон)

 
        
Называние кармы законом причин и следствий (1) изначально было заведомо компромиссным и искусственным, заметно ограничивало первоначальный смысл понятия "карма" и приспосабливало его употребление к ценностям западно-европейской культуры.

По общему признанию востоковедов, учение о карме (от санскр. «карман» - дело, действие, труд) своими истоками уходит на территорию Индии в эпоху, когда Веды еще не были записаны и передавались исключительно изустно, когда кастовый и религиозный симбиоз еще не породил брахманизма. Не исключено, что именно этим можно объяснить разный смысл, который вкладывается в карму в многочисленных школах буддизма и индуизма – отпрысков брахманизма. Так, направление санкхья, традиционно считающееся ответвлением индуизма, по некоторым данным (2), на несколько веков старше основного религиозного ствола, прообразы исповедываемых внутри санкхьи воззрений просматриваются уже на ранней стадии формирования индийского этноса в натуралистических концепциях индо-арийских племен. Санкхьики придерживаются концепции о независимости кармы и верховного Божества, тогда как в других школах индуизма Бог правит кармой.




 



Гессевское "паломничество в Страну Востока" оборачивается проведением операций через духовный оффшор, где Запад  продаёт Западу очередной "опиум для народа".  (К. Крылов)  

В понимании того, а что же, собственно, такое – эта карма? – немаловажную роль играет знакомство с историей тех религиозных воззрений, внутри которых родилось само понятие (3).

Задолго до того, как в Соединенных Штатах Америки появилась "Разоблаченная Изида", а позже, уже в Европе, была издана "Тайная Доктрина" Елены Блаватской, сделавшая модными карму в интеллектуальных кругах тогдашних повелителей мира; за многие века до времени, когда усилиями Национального комитета Индии были качественно обновлены индо-европейские и индо-американские связи, и общество с восторгом вслушивалось в лекции Свами Вивекананды (см. Его лекции о Карма-йоге). 

Задолго до этих, по сути производных, популяризаторских и вторичных источников, была целая история раннего буддизма, струи которого с течением времени размежевались: одна – на Тибетское нагорье в форме Махаяны, другая – на Шри Ланку с идеями Малого Колеса, третья в Юго-Восточную Азию, где накрепко смешалась с тантрическими учениями, а из этих регионов – дальше, в Китай, Японию, Монголию, Русскую Бурятию (4, 5, 6).

Сотни, впоследствии канонизированных, переводчиков посвящали свои жизни тому, чтобы, с одной стороны, путешествуя, спасти исходные палийские манускрипты, повествующие о жизни Будды, от огня всевозможных завоевателей, с другой – перевести тексты на тибетский. Целые монастыри, как в лучшие годы раннего средневековья Европы, трудились над переводами, создавая уникальные, огромнейшие и ценнейшие библиотеки, полные философских и религиозных трудов из всех уголков Индостана. Но параллельно переводам росли и комментарии, во многом проясняющие и развивающие суть первоисточников. Комментарии эти были настолько глубоки и сильны по самостоятельности мышления, что позже без них стало невозможным понять истинный смысл учения о карме и других основных законов буддизма (7).

Особняком стоят эпизодические намеки на существование кармы и неразрывно связанной с нею концепции перевоплощений в исламе и христианстве (8). Несмотря на тесную географическую, историческую связь и все заимствования между упомянутыми религиями на стадии их основания (9),  поиск конкретных и развитых воззрений по поднятым вопросам в христианстве и исламе не оправдывает себя. Автору строк кажется естественным, что иерархические представления о единстве мира, управляемого неким божеством или пантеоном божеств, могли быть гораздо ближе и понятнее древнему кочевнику или землепашцу, нежели сложные концепции кармы, требующие для своего понимания не только оседлого, но и очень специального, по сути своей - монашеского образа жизни. Даже мы, современные "хозяева мира", несмотря на все наши возможности доступа к информации и приглашения приобщения к разнообразным "восточным" духовным практикам, не можем ясно определить, что есть карма, смешиваем, подменяем и в конце концов теряем суть, когда утверждаем, что


«для меня карма - сумма накопленного в воплощениях опыта. Это - прошлое, но такое прошлое, которое влияет на наши решения и возможности, ограничивает варианты нашей свободы. Судьба для меня - это и есть тот коридор свободы, который оставила нам наша прошлая карма. То есть Судьба это то, что мы не сможем изменить в рамках одной жизни» (10).

 

Слово "карма" давно вошло в обиходный язык многих стран мира и всё чаще употребляется в произвольном контексте или со смыслом, конкретика которого может быть понятна только самому говорящему. Все, имеющиеся на сегодняшний день, неоортодоксальные учения о карме в европейской цивилизации – в лучшем случае вторичны, что ярко прослеживается как в самой формулировке «карма – закон причин и следствий», так и в выводах, которые делаются современными адептами этих школ.

В этой краткой заметке мне бы хотелось остановиться на некоторых явных различиях в подходах традиции и западных последователей к концепции кармы.

Так, обычно принято рассматривать закон кармы в приложении собственно к человеку: подумал, сделал или захотел что-то – в результате получил некое следствие (11). Из такого примитивного утверждения рождается следующий постулат: будь нравственным, чистым мышлением и с благими поступками, и тебе это окупится (такая логика не может не льстить христианину, отправившемуся на поиски восточной экзотики, воспитанному на концепции греха). Налицо стандартная потребительская позиция получения благ и выгод с целью нового наслаждения (12): главное грамотно отработать по долгам и рассчитать свои выгоды, лучше в процентах, в будущем, желательно светлом. Подобная концепция довольно работоспособна, хотя работает лишь со следствиями кармы, ее «плодами» (13); она не может не толкать предприимчивых «кармологов» на оптимизацию процесса и различные виды коррекции кармы. O, tempore, o, mores!.. Этот весьма распространенный потребительский подход к понятию кармы подобен жалкой тени монументальной ориенталистической концепции мира, согласно которой Высшее Божество Не Существует (не проявлено), и все законы, исходящие из этого неведомого Источника, в том числе карма, контролируются сонмами Сущностей одушевленного или элементарного порядка. Закону кармы, являющейся четвертой Великой Мандалой мироздания, подчиняется не только человек, но и все мироздание, где карма выступает двигателем прогресса. Хотя следует отметить, что развивалась концепция кармы в основном применительно к земной жизни. Собственной кармой наделялись все существа, начиная от Будды и заканчивая камнями.

Подойти к сущности кармы можно, приблизившись к возникновению зародыша некоего события. Так, в буддизме считается, что возникновение новых причин обязано нашим желаниям (14) и их своеобразному эквиваленту – побуждению. В отличие от западного миросозерцания, сознание буддиста исходит из космичности Бытия, драматичности существования всего живого в колесе Сансары, что автоматически ставит перед жизнью цель освобождения. Заметим: не выгод и благ, так как само страдание есть благо. Освобождение от желаний, их облагораживание не есть стремление получить приятные следствия в будущих воплощениях, это стремление выйти из Сансары, чтобы продолжить свое эволюционное существование в теле Будды и так далее, быть единым с общим потоком эволюции, а не обособленной и индивидуализированной частью оного (15). Сам Будда говорил (16), отвечая на вопросы учеников о том, что делать с его учением:

«Учение [в т. ч. и о карме – Р. У.] – лишь средство, плот, чтобы переправиться через реку Сансары к противоположному берегу – Нирване. Когда достигнете противоположного берега, оставьте плот и идите дальше»,

подразумевая бесконечность, как эволюции, так и ее двигателя – кармы. Далее будет упомянуто об исключительной субъективности постижения законов кармы, а потому не лишним будет упомянуть здесь крайне интересные, хотя и обсуждаемые, сведения в плане возникновения земной кармы, которые можно обнаружить в записях Эдгара Кейси (17). Так, существа, предшественники людей, изначально обитали в областях, очень напоминающих по своему описанию бытие Арупических существ буддизма. Периодически они «просыпались» и сознательно приближались к земле и населяющим ее животным, входя с ними в некую связь и получая от этого определенное удовольствие. В результате бесчисленных погружений в материю данный класс существ разделился на два: тех, кто посчитал дальнейшие погружения вредными и перестал этим пользоваться, и тех, кто продолжил путешествия к земле. Последние со временем не смогли удерживаться в т. н. высших духовных сферах
, желание жить и получать удовольствие от этого толкало их снова и снова на то, чтобы входить в соприкосновение с землей, так произошло своеобразное оплодотворение звериной земной жизни данными сущностями и слияние изначально «божественного» с животным. Оставляя в стороне сам, крайне спорный, способ нахождения данных записей Эдгаром Кейси (на это существует целый институт в США), я выделил суть данных событий: возникновение земной жизни, как сказал бы буддист, водворение в круг Сансары, было следствием желания жить земной жизнью.

В самом определении кармы буддизмом, как Карма-мандалы (18), одной из четырех великих Мандал космоса, уже заключена сложнейшая дискретность, как самого процесса связи причины и следствия, так и «божественного управления» кармой, как уже отмечено выше. В отношении кармы человека буддизм в учении о скандах (skandhas) группирует факторы связи одного проявления человека и последующих в пять (или семь) групп факторов, которые суть:

«Рупа – материальные свойства или качества; Ведана – чувствования; Санна – абстрактные идеи; Санкхара – наклонности физические и умственные; Виннана – умственные силы и расширение четвертой, подразумевая умственные, физические и моральные предрасположения» (19).

В ином, менее известном, но не менее авторитетном, источнике дается модифицированное, но более детализированное изложение теории сканд, являющейся частью теории шуньи («пустоты»):

«…Все элементы бытия индивида представлены нами, буддистами, путем их деления на пять групп элементов:

1) чувственное;
2) ощущения;
3) представления;
4) волевые акты и другие способности, т. е. психические элементы и прочее, и
5) чистый контакт или общее понятие сознания (без содержания).

Три из этих групп, а именно ощущений, представлений и чистого сознания, без содержания содержат каждая по одному элементу дхармы. Несмотря на это, они называются группами, ибо они включают в себя ощущения прошедшие, настоящие и будущие, близкие и отдаленные, внешние и внутренние, нравственно-чистые и нечистые и т. д. Группа чувственного включает в себя 10 элементов, 10 различных разновидностей, связанных с органами чувств. Группа волевых актов и пр. содержит 58 элементов — различных психических способностей и общие силы.

Физические элементы, включая внешний мир, внешние объекты, представлены в этой классификации одной статьей — чувственностью Нечувственные распределены среди других четырех.

Все указанные элементы — скандхи, которые входят в состав индивида, обладают теми же свойствами, какими обладают все прочие объективные элементы, они суть множественности, изменчивость и пр. Они являются вожделениями, ненавистью и слепотой и, стало быть, являются иллюзией, не существуют реально, т. е. шуньята. Эти иллюзорные, не реальные по своей сущности элементы, находятся постоянно в состоянии волнения, а конечная цель мирового процесса — движение Алая-виджняны к Нирване по закону совершенствования — состоит в их постоянном успокоении в конечном угасании в Нирване.

Васубандху констатирует, что Будда, по своему состраданию к горестям всех живых существ, открыл средство спасения, которое не состояло из магических или религиозных просьб [выделено мною – Р. У.], но из знания метода превращения всех элементов утпатти-дхарма в анутпатти-Дхарма, т. е. остановки навсегда волнения и множественности, созданных действиями сил, активных в процессе жизни…» (20)


Теория сканд тесно связана с механизмами, если вообще можно о них говорить, образования и разрушения кармы. Каждая из сканд является как бы магнитом или связующим звеном между атомами соответствующего плана бытия и индивидуумом. Исходя из того, что стадий умирания столько же, сколько и субъективных «оболочек» в человеке, каждый раз, когда человек теряет одну из этих «оболочек», будь то физическое тело, «тело желаний» или «тело мысли», одновременно перестают действовать и соответствующие этому телу сканды, собиравшие дотоле воедино атомы. При обратном возвращении в материю, которое тоже происходит постадийно, наряжая Алая-Виджняну все новым и новым платьем, в результате изначального импульса – желания жить – одна за другой активизируются сканды соответствующего плана бытия, и новое объективное, как сказал бы наш ученый современник, формируется именно из тех атомов, которые соответствуют каждой данной сканде по своему качеству. Так создаются все мыслимые условия нашего существования, собирая воедино именно те атомы, что соответствуют нашему нутру.

Согласно буддизму Махаяны, именно через сканды реализуются наши пороки и несовершенства, которые в процессе практики Восьмеричного пути, в чреде бесконечных трансмиграций из одного тела в другое, превращаются в пять свойств, или особенностей Ади-Будды, когда человек становится совершенен...

Здесь важно подчеркнуть, что, несмотря на деление человека на весьма конкретные «принципы», «тела» и т. п. практически во всех источниках прослеживается связь Кама-рупа, или тела желаний, с другими принципами Я человека, четкой границы, где мы могли бы сказать, что вот мысль, а вот желание, - нет. Взаимозависимость между физическим телом, желаниями и мыслями человека просто поразительна, что еще больше усложняет и без того запутанные механизмы возникновения и развития кармы.

У Елены Блаватской есть одно замечательное понятие – «владыки кармы». Согласно учениям некоторых школ буддизма, это может быть и духовный наставник человека в буквальном смысле этого слова, способный вмешаться и облегчить излишне тяжелые условия жизни своего подопечного. Но в основном понимании кармой управляют как бы некие записывающие устройства, вмонтированные в тонкую структуру каждого атома тела человека (в оригинале данные несознательные элементы названы «липиками» (21), являющимися частью иерархического сонма управителей мироздания). В итоге, если следовать Елене Петровне, каждое мгновение эти гномы нашего организма записывают информацию о любом волнении в атомах нашего существа, меняя качество той сканды, к которой данный атом относится, а значит, через них, опосредованно, человек меняет себя и свою жизнь.

Необходимо еще раз отметить, что все, заявляемые в тексте, категории относятся к субъективному ряду (шунья внутреннего), постижение их считается в буддизме возможным исключительно на субъективном уровне бытия, который, тем не менее, еще более реален, чем та шунья, в которой пребывает каждый, читающий эти строки. Три Вселенские собора буддизма, начиная со второго, собирали буддистов всех школ лишь для того, чтобы обобщить, оформить и осмыслить этот чисто субъективный опыт. Большинство количественных характеристик, встречаемых нами на страницах священных буддийских книг, получены путем субъективного постижения. Полученный субъективный опыт традиционно передается на неком невербализуемом уровне, этот путь передачи Учения назван передачей «от сердца к сердцу» (22), а учение, в том числе и о карме, переданное таким путем и единственно истинное, названо самим Буддой «Учением сердца» в отличие от «Учения глаза» (23), формального, столь же изменчивого, как непостоянна сама сущность времени.

 

Использованная литература и примечания:



1. Е. Блаватская. Карма, или закон причин и последствий.

2. Репринтное издание истории религий в двух томах (Русская православная церковь).

3. Р. Усов. История буддизма и его течений.

4. Ю. Рерих. Сборник статей «Культурное единство Азии».

5. Ю. Рерих. Статья «Тибетский буддизм».

6. Б. Я. Владимирцов. Лекция «Буддизм в Тибете и Монголии».

7. См., к примеру, комментарии к Шастрам Самскары.

8. Скажем, смотрите связь высказываний в Мал. 4:5, 6 и Матф. 17:10-13, а также Галл. 6:7.

9. Т. Бойкова, Р. Усов. Христос неизвестный.

10. См. ответы на вопросы читателей украинского астролога, автора книги «Кармическая астрология и методика коррекции гороскопа» К. Дарагана: forum.vaa.com.ua/index.php?s=&showtopic=1308&view=findpost&p=5217

11. С. Лазарев. Диагностика кармы.

12. На ущербность подобной позиции социума указывал еще в первой половине ХХ в. в своем учении о ноосфере В. Вернадский.

13. Слова из свободной энциклопедии - Википедии: «Результаты, или «плоды кармы», называют карма-пхала. Часто карму путают с плодами кармы, что приводит к фатализму. Примером данной ошибки могут служить высказывания вида «Такова моя карма».

14. Б. Дандарон. Черная тетрадь.

15. Б. Дандарон. Письма о буддийской этике.

16. Е. Рерих. Основы буддизма.

17. См. публикации записей Э. Кейси на русском языке в журналах «Дельфис», вышедшие затем небольшим тиражом в отдельном издании.

18. А. Фесюн. Психологические аспекты учения Кукая.

19. Письма Махатм, № 70.

20. Б. Дандарон. Черная тетрадь.

21. См. 2-ой том Тайной Доктрины, а также соответствующее определение в Теософическом словаре.

22. Хуэй Хай. Происхождение Чань-буддизма.

23. Е. Блаватская. Тайная доктрина, т. 3.

 





 

© Roman Usov


 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.