Козимо Медичи (Medici, Cozimo)







МЕДИЧИ (Medici) Козимо Старший (прозванный Старшим - Cosimo il Vecchio)
, родился 27 сентября 1389, Кареджи, округ Флоренции - умер 1 августа 1464, Флоренция), - сын Джованни ди Биччи, основателя династии Медичи. Купец и банкир, владелец крупнейшего в Европе состояния. 

Положил начало могуществу семьи Медичи, превратившей Флорентийское государство из республики в синьорию. Активно участвовал в городских делах, снискал народное доверие и расположение большими пожертвованиями на общественные нужды и культуру, дарами и займами гражданам и государству, раздачей хлеба в голодные годы.

В 1433 Козимо, стоявший во главе народной партии в оппозиции к правящей олигархии, был арестован, а затем изгнан из Флоренции. Но уже в ноябре 1434 он с триумфом возвратился во Флоренцию. С этого момента и до конца своих дней он был фактическим правителем государства, оставаясь простым гражданином, не принимая никакого титула и не меняя республиканских форм.

Козимо был рачительным хозяином, сам вел торговые и банковские дела своего дома, наблюдал за обработкой принадлежавших ему земельных угодий. Основой политического могущества Козимо было его личное состояние, позволявшее ему выступать кредитором короля Англии, герцога Бургундского, герцога Сфорца, папы и других государей Италии и Европы.

Характерной чертой власти Козимо (и наследовавших ему Медичи) являлось широкое покровительство гуманистам и людям искусства, принесшее ему всеевропейскую славу мецената.

Он собирал художественные произведения и книги, оказывал содействие Леонардо Бруни, Поджо Браччолини, Леону Баттиста Альберти, Кристофоро Ландино, Иоанну Аргиропулу, Марсилио Фичино и складывавшемуся вокруг него кружку гуманистов (Платоновская академия), обеспечивал заказы художнику Филиппо Липпи, архитектору Микелоцци. Посмертно был удостоен согражданами почетного титула «отец отечества».

Козимо де Медичи (1389–1464).  Козимо, родился во Флоренции 27 сентября 1389. Это он заложил основание политического могущества Медичи во Флоренции. Умный и дальновидный предприниматель, он весьма удачно расширил банковский дом, основанный его отцом. К 40 годам Козимо был уже одним из богатейших людей Флоренции: владел шерстопрядильными фабриками, монополизировал добычу незаменимых в текстильной промышленности дубильных квасцов, вел многостороннюю коммерческую деятельность. Существовавшая во Флоренции тесная взаимозависимость между политикой и экономикой, между налогами, которые следовало платить данному лицу, и его положением в правящей группе, вынудила Козимо активно заняться политикой. Он стал членом правящей олигархии, но его огромное богатство возбудило опасения у одного из вождей этой олигархии – Ринальдо дельи Альбицци. В 1420-х годах между ними разгорелось личное соперничество. Козимо выступал против войны с Луккой, в то время как Ринальдо был ее сторонником. И когда столкновение не только завершилось неудачей, но и вовлекло Флоренцию в войну с Миланом, Ринальдо настоял на изгнании Козимо и его семьи.

Изгнание длилось один год. В 1434 друзья Козимо завоевали большинство в правительстве, и Медичи были приглашены обратно, а Альбицци и их приверженцы отправились в изгнание. С 1434 и до самой своей смерти в 1464 Козимо удавалось оказывать сильнейшее влияние едва не на все сферы жизни Флоренции, в том числе и на астрологию; своим преемникам он оставил прочно укрепленные позиции политического руководства. Достигалось это самыми различными средствами.

Первой целью Козимо было сохранение единства своей партии, с тем чтобы избежать вражды, приведшей к свержению Ринальдо. По этой причине Козимо никак внешне не подчеркивал своей ведущей роли, а оставался как бы рядовым гражданином. Его друзья и сторонники занимали высшие места в городском управлении не чаще него самого. Козимо становился гонфалоньером только три раза, всякий раз на два месяца: другие флорентийские патриции оказывались на виду гораздо чаще. Однако Козимо входил в комиссию, ведавшую государственными долгами, и эта позиция позволяла ему предоставлять своим сторонникам финансовые льготы. Банковское дело также давало возможность скреплять политические союзы денежными средствами. Кроме того, Козимо женил своих сыновей и внуков на знатных флорентийках.

Бурная деятельность банка Медичи, имевшего отделения в крупнейших европейских городах, давала Козимо доступ к единственной в своем роде информации относительно событий в политической жизни других стран, что сделало его бесценным консультантом по международным делам. Козимо влиял на внешнюю политику Флоренции во время большого кризиса, разразившегося в северной Италии после смерти в 1447 Филиппо Мария Висконти, последнего правителя Милана из этого рода. Он подталкивал Флоренцию к тому, чтобы поддержать Франческо Сфорца в его притязаниях на наследие Висконти – невзирая на противодействие Венеции. Это знаменовало поворот в политике Флоренции, так как Венеция являлась ее традиционным союзником, а Милан – традиционным противником. В последовавшей войне Флоренция, таким образом, оказалась вместе с Миланом против Венеции и Неаполя. Но когда в 1454 в Лоди был заключен мир и противников Сфорца заставили признать законность его правления, выгоды достались главным образом Флоренции и Козимо. Авторитет Флоренции в Италии благодаря союзу с Миланом возрос, а Сфорца считали инициатора этого союза Козимо своим близким другом. Он сделался посредником, через которого Сфорца вели переговоры с Флоренцией, и вскоре их примеру стали следовать и главы других государств. Благодаря столь тесным связям с зарубежными властителями Козимо стал незаменимым человеком в флорентийском правительстве. Он хорошо разбирался и в том, в каких случаях следует поразить воображение людей, а когда надо проявить решительность и беспощадность. Однако его излюбленными методами, как во внутренней, так и во внешней политике, были переговоры и убеждение.

Хотя все командные высоты во Флоренции были монополизированы сторонниками Медичи во главе с вождем Козимо, он прекрасно сознавал, насколько ненадежным может оказаться такой олигархический режим в случае недовольства граждан. Поэтому Козимо всячески заботился о том, чтобы преумножить великолепие города, и затеял обширное строительство. Он способствовал завершению строительства общественных зданий, начатых правительством или гильдиями, и на собственные деньги поручил Микелоццо выстроить громадный дворец Медичи, который все еще стоит на Виа Ларга. Он воздвиг или обновил многие церковные строения: монастырь св. Марка, дортуар монастыря Санта Кроче, церкви Сан Лоренцо во Флоренции и в Бадиа близ Фьезоле, где у него была вилла. На их фасадах появился герб Медичи – 5 красных кружков (или ядер).

Козимо любил проводить время с монахами монастыря св. Марка или за книгами, которые собирал и которые составили основу первой со времен античности публичной библиотеки. Тесная дружба связывала его с гуманистами Леонардо Бруни и Поджо Браччолини; особенно он гордился тем, что его стараниями молодой Марсилио Фичино обрел материальную независимость, что позволило ему заняться переводом Платона с греческого языка на латынь. Надпись Pater Patriae (Отец отечества), красующаяся на гробнице Козимо (он умер в Карреджи под Флоренцией 1 августа 1464), – выражение той признательности граждан, которую он снискал еще при своей жизни.



О роли Козимо Медичи в формировании идеологиической базы астрологии Возрождения см.:

Гуманизм Ренессанса: от теологии к эзотерике и символизму

Фрэнсис Йейтс. Гермес Трисмегист









МЕДИЧИ
(Medici), семейство богатых флорентийских коммерсантов, представители которого были правителями Флоренции в период Возрождения, а в 16–18 вв. – великими герцогами Тосканскими.



Ранняя история семейства.

В  период раннего Средневековья Медичи имели небольшие земельные участки в долине Муджелло (по реке Сиеве) близ Флоренции. В 12 и 13 вв. несколько их представителей перебрались во Флоренцию, и к 1300 Медичи входили в правительство и гильдию менял. В 14 в. во Флоренции было множество Медичи: в 1373 один из представителей рода сокрушался по поводу того, что в результате эпидемии чумы в семье осталось всего 50 взрослых мужчин. Неудивительно, что между ними существовали заметные имущественные различия: одни преуспевали и выдвигались в городе на первые роли, другие были лавочниками и ремесленниками. Однако даже наиболее состоятельные Медичи, хотя иной раз и вступали в брак с представителями социальной и экономической элиты, ни по богатству, ни по статусу не поднимались до уровня известных банковских и торговых домов того времени, таких, как Барди или Перуцци. На противоположном конце социальной лестницы среди Медичи имелись преступники и бандиты. Так, в 1343–1360 пятерых Медичи приговорили к смертной казни за разнообразные (от грабежей до убийств) преступления. Это создавало всему семейству плохую репутацию, которая, разумеется, не улучшалась от того, что его представители часто затевали тяжбы друг с другом.

Такая репутация и отсутствие единства не позволяли семейству Медичи в данный период играть сколько-нибудь значительную роль в управлении Флоренцией. Единственным исключением был Сальвестро де Медичи (1331–1388). О том, что Медичи принадлежали все же к городским «аутсайдерам», можно заключить хотя бы по тому, что Сальвестро, входивший в преуспевающую верхушку старших гильдий, солидаризовался с младшими, такими как чомпи (чесальщики шерсти). Избрание его гонфалоньером (главой магистрата) в 1378, что было победой представителей низших классов, спровоцировало т.н. «восстание чомпи», попытку обеспечить более значительное участие низов в управлении. Однако вскоре движение было подавлено, и в течение ближайших трех лет старшие гильди восстановили свои позиции, а Сальвестро принудили отправиться в изгнание.

Недоверие к роду Медичи, только усилившееся в результате действий Сальвестро, косвенно повлияло на возвышение той ветви рода, которая получила впоследствии европейскую известность. Поскольку над Медичи тяготели подозрения в политической неблагонадежности и им было запрещено занимать государственные должности, они обратили всю свою энергию на предпринимательство. Прославившиеся в истории Медичи – потомки Аверардо де Медичи (прозванного Биччи), дальнего родственника Сальвестро. Во второй половине 14 в. дела Аверардо процветали, а под руководством его сына Джованни ди Биччи (1360–1429) семейное предприятие охватывало, наряду с производством шелка и тканей, банковские операции и имело филиалы по всей Европе. В 1421 Джованни был избран гонфалоньером.

Медичи – правители Флоренции. У Джованни ди Биччи были два сына – Козимо (1389–1464) и Лоренцо (1394–1440); с Козимо и началась политическая карьера семейства. Из двух его сыновей более талантливым считался Джованни (1424–1463), но он умер раньше отца. После смерти Козимо главой рода стал Пьеро (1416–1469), который, несмотря на тяжелейшую подагру, проявил неожиданную энергию в борьбе с попытками лишить семейство политического веса. Из двух сыновей Пьеро младший, Джулиано (1453–1478), был убит в результате заговора Пацци, а старший Лоренцо (1449–1492), прозванный il Magnifico (Великолепный), сохранил за семьей ведущие позиции во Флоренции. Его можно считать самым блистательным из всех Медичи. Преемником Лоренцо после его смерти стал старший сын Пьеро (1471–1503), однако своей надменностью он оттолкнул от себя большую часть флорентийского патрициата. Когда Италии грозило французское вторжение, Пьеро встал на сторону врагов Франции, и поэтому после того, как в 1494 французские войска действительно вошли в Италию, всему семейству Медичи пришлось бежать из Флоренции. Пьеро был объявлен тираном, а за его голову назначили вознаграждение.

Медичи восстановили свои позиции во Флоренции в основном благодаря политическим талантам Джованни (1475–1521), второго сына Лоренцо. Лоренцо удалось сделать Джованни кардиналом, и тот, несмотря на молодость, сумел добиться доверия папы Юлия II. В 1511 между республикой Флоренция, с одной стороны, и папой и испанцами – с другой, вспыхнул конфликт. Борьба закончилась поражением и капитуляцией Флоренции, и одним из условий, выставленных победителями, благодаря влиянию Джованни (1512), было возвращение в город Медичи. В дальнейшем контроль Медичи над Флоренцией усилился, поскольку в 1513, после того как Юлия II не стало, папой под именем Льва Х был избран Джованни.

Когда Медичи вернулись во Флоренцию в качестве ее правителей, в живых оставалось только четверо потомков Козимо. Два из них принадлежали к духовному званию – папа Лев Х и кардинал Джулио (1478–1534), сын Джулиано, брата Лоренцо Великолепного (впоследствии ставший папой Климентом VII). Так что все надежды на продолжение рода связывались с младшим сыном Лоренцо Великолепного Джулиано (1478–1516) и с единственным сыном старшего сына Лоренцо Пьеро, также носившим имя Лоренцо (1492–1512). Джулиано, герцог Немурский, болезненный человек, не обнаруживавший сколько-нибудь заметных политических амбиций и способностей, вскоре умер (1516). Лоренцо, которого Лев Х уже сделал герцогом Урбино, неожиданно скончался в 1519, оставив единственную дочь Екатерину. Знаменитые гробницы Медичи работы Микеланджело были воздвигнуты в память об этих двух безвременно ушедших из жизни представителях семьи.

Два оставшихся представителя этой ветви Медичи, Лев X и кардинал Джулио, не могли допустить мысли о том, что потомки Козимо Старшего не будут править Флоренцией. Поэтому они поселили во дворце Медичи двух молодых людей, Ипполито и Алессандро, и воспитали их как наследников семейства. Ипполито (1511–1535) – незаконный сын Джулиано, герцога Немурского, в то время как Алессандро (1510–1537) был объявлен незаконным сыном Лоренцо, герцога Урбинского. Однако неизменно правдоподобным выглядело предположение, что Алессандро, которому кардинал Джулио отдавал явное предпочтение, был его незаконным сыном. Став папой Климентом VII, он сделал Ипполита кардиналом против его воли, тем самым лишив надежд на приход к власти во Флоренции.

Когда последнее республиканское восстание во Флоренции потерпело поражение, город сдался папе, после чего Климент VII посадил Алессандро во Флоренции как наследственного герцога (1532) и упразднил прежнюю конституцию. Это сделалось возможным в результате союза папы с императором Карлом V; их союз скрепила женитьба Алессандро на Маргарите, незаконнорожденной дочери Карла V, скрепила их союз. Поддержанный силами империи, Алессандро делал ставку на грубую силу; жестокий и порочный, он вызывал всеобщую ненависть. Но в 1537 он был убит собственным другом, неизменно участвовавшим в его отвратительных выходках, и дальним родственником – Лоренцино де Медичи, который, возможно, счел себя вторым Брутом, предназначенным освободить город от тирана. (Эта история легла в основу драмы Лоренцаччо (Lorenzaccio) Альфреда Мюссе.)

Великие герцоги Тосканские. Виднейшие граждане Флоренции сочли, что после смерти Алессандро восстановить республику невозможно, поскольку это сделало бы императора заклятым врагом города. Поэтому представитель младшей ветви рода Медичи, потомок Лоренцо, младшего брата Козимо Старшего, стал герцогом Флоренции под именем Козимо I (1519–1574). Он основал династию, представители которой правили Тосканой как великие герцоги еще в 18 в. и сочетались брачными узами почти со всеми августейшими домами Европы.

Как и в период Возрождения, двор Медичи продолжал славиться в качестве центра искусства, науки и учености. В 1574 преемником Козимо I стал его старший сын Франческо I (1541–1587). Интерес нового великого герцога к химии привел к основанию предприятия по производству фарфора. Он учредил также Академию делла Круска – с целью очищения итальянского языка и создания его грамматики. Любимым художником Франческо был Джамболонья, который создал для него несколько своих самых известных скульптур. Однако наибольшей известностью великий герцог обязан скандалу, связанному с его страстью к венецианской даме Бьянке Капелло, на которой он и женился после смерти первой жены. Мария, одна из дочерей Франческо, стала королевой Франции – как жена Генриха IV. Франческо умер в 1587, не оставив сыновей, поэтому его младший брат кардинал Фердинандо (1549–1609) вынужден был отказаться от духовного звания и стать великим герцогом. Фердинандо был блестящим администратором; он превратил Ливорно в свободный порт, сделавшийся вскоре одним из важнейших торговых центров Средиземноморья. Под его управлением Тоскана достигла значительного уровня экономического развития, а сам Фердинандо стал одним из богатейших правителей в Европе.

Сын Фердинандо Козимо II (1590–1620) прославился больше всего тем, что по его приглашению Галилей обосновался во Флоренции, где смог заниматься наукой. Прочие Медичи, правившие в Тоскане, – Фердинандо II (1610–1670), Козимо III (1642–1723) и Джан Гастоне (1671–1737), – ничем себя не проявили.

Наиболее сильной личностью в последнем поколении Медичи оказалась Анна Мария Лудовика (1667–1743), сестра Джан Гастоне. Она вышла замуж за курфюрста Пфальцского, но в 1716, после смерти мужа, вернулась во Флоренцию. Когда брат умер, Анна Мария Лудовика демонстрировала явное неприятие сговора европейских держав, в соответствии с которым Тоскана должна была перейти под власть герцогов Лотарингских и Габсбургов. Она посвятила себя делу завершения колоссального мавзолея великих герцогов Медичи. По наследству к ней перешли все художественные коллекции, собранные Медичи в течение трех столетий, и она оставила их в полном объеме Тоскане – на том условии, что никакая их часть не может быть вывезена из Флоренции и что они должны быть открыты для ознакомления представителям народов всех стран.





Печатается по материалам Энциклопедии "Кругосвет"





 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.