Владимир Ковригин. Астрономические основания эллинистической астрологии




 
Предлагаемое нашим читателям исследование Владимира Ковригина невелико по объёму, но весьма неординарно по широте спектра возможных выводов и возможных предпосылок для исследований в целом ряде дисциплин, в том числе в истории науки и истории философии.  

Казалось бы, автор ставит перед собой и решает весьма локальную задачу: опровергает  один из самых распространенных упрёков в адрес инструментальной базы астрологии, а именно – упрёк в том, что она пользуется не трёхмерной, а плоскостной астрономической моделью. Этот аргумент обычно используют люди, чьи представления об астрономии соответствуют хотя бы удовлетворительной школьной оценке по астрономии. Эти люди полагают, что сведение расположения планет солнечной системы к плоскостной проекции планет  – уже достаточное основание для того, чтобы зафиксировать антинаучный инструментарий астрологии и усомниться в выводах, которые может сделать любой астролог. Обычно астрологам нечего возразить на данную критику, разве что сослаться на разработку и распространение в 90-х годах ХХ века целого ряда астрологических программ, позволяющих астрологу работать с трёхмерными астрономическими показателями. Тем же, кто несмотря на очевидное расхождение «плоскостной» модели астрологического описания «неба» и трёхмерной модели астрономии, по тем или иным причинам симпатизирует астрологии, остаётся довольствоваться тем, что астрология – дисциплина странная, «тёмная», скорее «эзотерическая», нежели научная. 

Хочу подчеркнуть, что вышеназванная претензия образованных и здравомыслящих людей к астрологии настолько справедлива и радикальна, что позволяет даже не рассматривать следующий проблемный вопрос астрологии – вопрос о физическом механизме небесных «влияний». Даже самая правдоподобная гипотеза о возможном механизме «влияний» вышеназванное противоречие между астрономией и астрологией не снимает, что может означать только одно и весьма нелестное для астрологии следствие: отнесение её к области заблуждений или суеверий. 

Для того, чтобы в полной мере можно было понять значение исследования Владимира Ковригина, позволю себе сделать небольшую типологическую справку. В настоящее время не только в среде историков, но уже и в среде астрологов принято делить астрологию на «старую» и «новую», на «современную» и «традиционную» (эллинистическую, «индийскую», «арабскую», средневековую, ренессансную и т.д.). Формальной границей, разделяющей эти две типологически разные астрологические модели, оказывается открытие  английским астрономом Уильямом Гершелем в 1781 году планеты Уран, - планеты, которая рано или поздно заставила астрологов пересматривать свой инструментарий. Любопытно, что пересмотр инструментария, основанный на необходимости добавления новых планет по мере их астрономического обнаружения, проходил не только по пути введения всё большего числа астрономических объектов, но с неизбежностью привёл к необходимости устранения из астрологического инструментария таких элементов старой астрологической системы, которые были незыблемы вплоть до ХVIII века. Речь идёт в первую очередь о так называемой системе управителей триплицитетов (или так называемых "тригонократоров"), которую можно обнаружить уже у Доротея Сидонского (практиковавшего астрологию  во времена правления римского императора Калигулы - 12 - 41 н.э.)  и о которой Клавдий Птолемей (ок. 87—165) в «Тетрабиблосе» уже пишет, как о неком «общем месте» эллинистической астрологии. 

Поскольку основа, на которую базировался выбор таких, а не иных тригонократоров, была утеряна, а собственно эллинистические техники работы с триплицитетами и их управителями мало-помалу искажались, терялись и к появлению астрологического модерна становились совершенно избыточными для решения задачи по адаптации новооткрытых планет, современные астрологические системы пошли по линии упрощения, и в ХХ веке даже упоминание о тригонократорах для астролога – редкость и носит разве что исторический, но никоим образом не инструментальный характер. 

А вместе с тем, как будет показано ниже Владимиром Ковригиным, именно система триплицитетов и их управителей позволяет опровергнуть едва ли не один из самых неудобных для астрологии аргументов,  который не только фиксирует  изначальный разрыв древней астрологии с астрономией, но  и даёт достаточные основания для атрибуции астрологии как заблуждения и/или суеверия. Ведь если в основе астрологии лежит, пусть и исторически оправданное, но уже давно обнаруженное искажение астрономической реальности, то ставить вопрос о естественнонаучных основах астрологии, как минимум, некорректно. И, с другой стороны, – если в основе астрологии отсутствуют убедительные естественнонаучные закономерности, то что же лежит в её основе, и что она такое: культ, разновидность девинации, суверие или заблуждениё 

Предлагаемое вашему вниманию исследование Владимира Ковригина позволяет не только узнать, каковы основы логики распределения тригонократоров,  но и может послужить наглядным демонстрационным материалом для историков науки, философии и эллинистической культуры. На примере системы управления триплицитетами нетрудно убедиться, что греческая и эллинистическая спекулятивность проникает и в такую неоднозначную по своему статусу сферу, как астрология. Более того, на наш взгляд, данный материал содержит одно из доказательств того, что астрология эллинизма, чьи базовые посылки в том или ином объёме использовали астрологи самых разных стран и культур вплоть до ХVIII века, гораздо сильнее связана с космогонией досократиков и Платона, с «физикой» Аристотеля и его последователей, нежели с теологическими или метафизическими поисками мыслителей эллинизма. 



Ирина Московченко
 


 

 

Владимир Ковригин


 


АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ АСТРОЛОГИИ.

 

Часто можно встретить утверждение о том, что в астрологии не учитывается трехмерность пространства. Это не так и легко опровергается как самыми ранними астрологическими источниками, в которых эклиптическая широта рассматриваемых объектов имеет не менее важное значение, чем долгота и видимость, так и историческими фактами о создании в Древней Греции математической базы астрологии, сферической геометрии.

Базовое представление в астрологии о первостепенной значимости пути Солнца предопределило на столетия вперед существование такого удобного инструмента для астрономических наблюдений как эклиптическая система координат. Вдоль линии эклиптики расположены зодиакальные созвездия, и самым ранним свидетельством знания греками всех зодиакальных созвездий является календарь, составленный афинским астрономом Эвктемоном в середине V века до н. э.

В эклиптической системе координат основной плоскостью является плоскость эклиптики. Одной координатой при этом является эклиптическая широта β, а другой — эклиптическая долгота λ. Долгота измеряется в абсолютных градусах от точки весеннего равноденствия (в современной астрономии), или от границы знака Зодиака. В свою очередь знаки Зодиака представляют собой равновеликие интервалы по 30°, отложенные от точки весеннего равноденствия или точки Овна. Градусы появились в греческой астрономии в эллинистический период как заимствование из Вавилона.  

 

 

Широта

Итак, эклиптической широтой β небесного объекта называется дуга круга широты от эклиптики до этого объекта, или угол между плоскостью эклиптики и направлением на объект. Эклиптические широты отсчитываются в пределах от 0° до +90° к северному полюсу эклиптики и от 0° до -90° к южному полюсу эклиптики.

Достоверно известно, что систематические наблюдения за широтами планет и звезд уже велись ко времени написания каталога Гиппарха, ведь в этом труде содержатся координаты 850 звезд, и замечен их сдвиг по долготе при неизменной их широте, - так было открыто явление прецессии.

Таким образом, можно доказательно утверждать, что во II веке до н.э. греки уже могли точно измерять широты небесных объектов. Даже если теория движения планет к этому времени и не была разработана, систематические наблюдения за изменениями в координатах планет, как по долготе, так и по широте им были доступны.

Еще Евдокс Хиосский, живший в VI—V вв. до н.э., установил так называемый великий год, состоявший из 59 лет. Вполне возможно, что интервал, который он имел ввиду в расчетах, подразумевал соединения Юпитера и Сатурна: через 59.577 лет они происходят в точке, отстоящей от исходной на 8.93°.

Другим свидетельством, как точных расчетов, так и наблюдений за небесными явлениями, выступает лунно-солнечный календарь и открытый Метоном в 5 в. до н. э. 19-летний цикл (19 лет = 235 синодических месяцев = 6940 дней).

С другой стороны, известно, что в Афинах применялся календарь, основанный на 8-летнем цикле, предположительно введенный Солоном (594-593 гг. до н. э.). Как известно в астрономии, восьмилетний цикл – это период повторения условий видимости Венеры.

Случайны ли эти совпадения? Посмотрим, какую картину можно получить при систематическом наблюдении изменений широт планет (рис 1):

 рис. 1

Достаточно 30-летнего интервала (чтобы он включал период обращения Сатурна) в абсолютно любом временном диапазоне, чтобы убедиться в том, что если рассортировать планеты септенера в последовательности увеличения их максимальных отклонений от линии эклиптики по широте, то выйдет следующая последовательность:  

Солнце, Юпитер, Сатурн, Меркурий, Луна, Марс, Венера.

Мы можем сгруппировать планеты в этой последовательности следующим образом по два объекта:

Солнце-Юпитер,

Сатурн-Меркурий,

Луна-Марс,

Марс-Венера.

Или так, по три объекта:

Солнце-Юпитер-Сатурн,

Юпитер-Сатурн-Меркурий,

Луна-Марс-Венера.

 

Подобная группировка позволяет получить нам ни что иное, как изначальную и наиболее распространенную в астрологии систему управителей триплицитетов по Доротею Сидонскому (начало 1 в. н.э.):




 

Управители Триплицитетов (по Доротею Сидонскому, Веттию Валенту, Бируни, Ибн Эзре, Бонатти, Дарио):

Огонь - Солнце, Юпитер, Сатурн.                                         

Воздух - Сатурн, Меркурий, Юпитер.                                 

Вода - Венера, Марс, Луна.

Земля - Венера, Луна, Марс.



В одних источниках в этой системе представлялись только первые два управителя триплицитета (дневной и ночной), в других источниках они упомянуты вместе с третьим, общим управителем триплицитета.

Триплицитетами называются три знака одной стихии, считается, что астрологические представления о стихиях были заимствованы  греками у вавилонян. С другой стороны известно, что представления о стихиях как четырех первоосновах мира (земля, вода, воздух и огонь) были разработаны еще Эмпедоклом, тогда как Аристотель связал каждый элемент с одним из состояний единой первоматерии:

·        Тепло + сухость = Огонь

·        Тепло + влажность = Воздух

·        Холод + влажность = Вода

·        Холод + сухость = Земля.

Самым теплым (горячим) считался естественно Огонь, самой холодной – Земля. И если предполагать, что близость к линии эклиптики как к пути жаркого Солнца предполагала увеличение тепла, тогда как удаление от нее – охлаждение, то становится понятным, почему именно эти планеты в таких их комбинациях были избраны в качестве управителей триплицитетов этих стихий.

"Из четырех [тел], т. е. огня, воздуха, воды и земли, огонь занимает верхнее по отношению к прочим положение, а земля — нижнее; два других [тела] соотносятся подобным образом, а именно воздух ближе всех других к огню, а вода — к земле."

"Огонь непосредственно примыкает к верхнему элементу, а воздух — к огню, так что [их] движение препятствует сгущению в воду, и каждая частица воздуха, тяжелея, когда тепло вытесняется в верхнюю область, опускается вниз, а другие частицы поднимаются вверх вместе с испаряемым огнем, и, таким образом, один [слой] оказывается постоянно заполнен воздухом, другой — огнем и каждый из них непрерывно становится другим."

Добавим к этому, что Солнце — по всей видимости, самое горячее [из небесных тел] — кажется белым, а не огненным" (см.: Аристотель. МЕТЕОРОЛОГИКА, кн.1)


Соответственно, в теплых триплицитетах первыми от эклиптики следуют дневные управители триплицитетов, а в холодных - ночные. 

Принадлежащие дневной секте Юпитер и Сатурн не удаляются далеко от эклиптики, от пути Солнца, тогда как принадлежащие ночной секте Луна, Марс и Венера могут быть удалены от эклиптики на значительно большее угловое расстояние по широте. Нейтральный Меркурий действительно занимает в этом отношении промежуточное положение. Луна чаще бывает удалена от эклиптики дальше, чем Юпитер, Сатурн и Меркурий, а Марс и Венера дальше, чем Луна.

рисунок 2: Геоцентрическая космология Аристотеля; ночные и дневные секты планет в эллинистической астрологии; система тригонократоров Доротея Сидонского, очередность планет в порядке возрастания их наиболее возможных отклонений от линии эклиптики.

Вероятность случайного воспроизведения такой последовательности из семи элементов обратно пропорциональна общему числу перестановок: 1/7! = 1/5040 = 0,0001984. Всего 0,01984%, - это означает практическую невозможность простого совпадения.

И даже если рассматривать последовательность из пяти элементов, а не из семи, т.к. тригонократорами водного и земного триплицитета являются одинаково Венера, Луна и Марс (но с различиями в очередности), то и в этом случае вероятность случайного совпадения ничтожно мала: 1/5! = 1/120 = 0,00833 (0,833%). 

«У истоков развития античной математической астрономии лежат четыре особенности греческой культурной традиции, ясно выраженные уже в ранний период: склонность к философскому осмыслению действительности, пространственное (геометрическое) мышление, приверженность наблюдениям и стремление согласовать умозрительный образ мира и наблюдаемые явления» (Г.Е.Куртик, Г.П.Матвиевская, «Птолемей и его астрономический труд»).

 

Мы не знаем кто и когда ввел в употребление систему управителей триплицитетами, но мы видим, что она безукоризненно соответствует очередности  планет в порядке увеличения их максимально возможной эклиптической широты.

Таким образом, мы можем констатировать, что система управителей триплицитетов, во-первых, не опирается на эмпирику астрологических наблюдений. Во-вторых, в основе этой системы нет мистических откровений, а есть лишь стройная логика греческой космогонической модели. Можно однозначно утверждать, что система управителей триплицитетами опирается на космогонические представления древних греков не позднее времени жизни Аристотеля.

Примечательно, что натурфилософская основа этой модели так и не была понята продолжателями астрологической традиции в Средние века и, в отсутствие этого понимания, неоднократно предпринимались попытки создания якобы более логически стройной модели:


Управители Триплицитетов по Кардано:


 

Огонь - Солнце, Юпитер, Марс (день); Юпитер, Солнце, Марс (ночь)

Земля - Венера, Меркурий, Сатурн (день); Луна, Марс, Сатурн (ночь)

Воздух - Сатурн, Меркурий, Венера (день); Меркурий, Сатурн, Венера (ночь)

Вода - Юпитер, Венера, Марс (день); Венера, Юпитер, Луна (ночь)


Управители Триплицитетов по Шёнеру («согласно Птолемею»):

Огонь - Солнце, Юпитер, Марс

Земля - Луна, Венера, Сатурн

Воздух - Сатурн, Меркурий, Юпитер

Вода - Венера, Марс, Луна


Управители Триплицитетов по Лилли (он ссылается на Птолемея и Найбода):

Огонь - Солнце (день), Юпитер (ночь)

Земля - Венера (день), Луна (ночь)

Воздух - Сатурн (день), Меркурий (ночь)

Вода - Марс (и днём, и ночью).


Управители Триплицитетов по Морену:

Огонь - Солнце, Марс, Юпитер

Земля - Меркурий, Сатурн, Венера

Воздух - Сатурн, Венера, Меркурий

Вода - Юпитер, Луна, Марс

Неоднозначные формулировки Птолемея часто принимались достаточно произвольно, и это стало причиной множества умозрительных, оторванных от астрономических реалий, «реконструкций». Между тем, единственное, что можно уверенно сказать о тексте Птолемея, это то, что он соотносит систему тригонократоров с природой планет, не касаясь самого принципа построения этой модели.

Это следует из того, что он рассматривает эти соответствия в рамках соответствий тригонократоров розе ветров, - понятно, что это локальные соответствия и в других географических местах даже одного только Средиземноморья эта роза ветров совсем иная, что не предполагает создания отдельной системы управления триплицитетами для каждой отдельной местности. Потому написанное Птолемеем следует рассматривать как соответствия тригонократоров представлениям о природе планет, но не как принцип построения модели в целом.

В написанных ранними авторами трудах в целом и не ставилась задача раскрытия принципа построения астрологической модели, для них это была некая очевидная данность, потому в их текстах мы не находим, почему именно такая структура тригонократоров (управителей триплицитетов) имела место быть, в поздние же времена астрономически естественная логика модели тригонократоров была утрачена с размытием четкости картины изначальных космогонических представлений в рамках метафизики Аристотеля.

Наконец, в современной астрологии система управителей триплицитетами обрела собственную жизнь в произволе великого множества авторских фантазий ассоциативного, мифологического или психологического характера, и сегодня многие астрологи с возмущением реагируют на тот факт, что в базовой модели этой системы Марс не имеет никакого отношения к огненному триплицитету.  

  

 

Долгота

Эклиптической долготой λ небесного объекта называется дуга эклиптики от точки весеннего равноденствия до круга широты небесного объекта, или угол между направлением на точку весеннего равноденствия и плоскостью круга широты небесного объекта. Эклиптические долготы отсчитываются в сторону видимого годового движения Солнца по эклиптике, то есть к востоку от точки весеннего равноденствия в пределах от 0° до 360°. В астрологии применяется измерение долгот в градусах знаков Зодиака, двенадцати равновеликих 30°-х интервалов. Каждый такой знак связан с одной из планет, под управлением которой он находится и обителью которой он соответственно является.

Система управления такова, что планеты находятся в своих обителях в порядке убывания их средних скоростей от знаков светил таким образом, что на летнее солнцестояние приходится обитель самой быстрой Луны, а на зимнее солнцестояние приходится обитель самого медленного Сатурна (рис. 3).

 

рис. 3Скорее всего, подразумевалось, что возрастание летнего жара связано с увеличением скорости, более быстрыми управителями знаков по пути следования Солнца. Скажем, в космологии Аристотеля, движение планет производит тепло вследствие трения.

Можно принимать такую модель, или же сомневаться в том, как это может работать, но в основе классической  модели именно распределение планет и светил по обителям сообразно их средним скоростям. И вне этого принципа сама система управления знаками теряет свой изначально заложенный смысл.

В современной астрологии этот смысл не был раскрыт, равно как не был обозначен никакой новый принцип, и обители планет от одной новосозданной «системы» к другой произвольно перетасовывались сообразно ассоциативным связям создателей таких моделей.

Открытие новых планет от Урана до великого множества астероидов было воспринято с энтузиазмом и «сезонную» логику древних греков заменил поиск нумерологического соответствия: если знаков Зодиака двенадцать, то и планет-управителей должно быть тоже двенадцать, всеми правдами и неправдами.  Поэтому в ход пошли даже гипотетические планеты, существование которых принципиально невозможно в реальности.

 В контексте логики создателей астрологии, как раз наоборот, если бы действительно было актуально реформировать систему управления знаками, дополнив ее новыми элементами, тогда пришлось бы разделить эклиптику не на двенадцать частей-знаков Зодиака, а на 18 знаков в случае рассмотрения в качестве управителей десяти планет, и на 22 знака, если рассматривать управителями знаков двенадцать планет, и т.д.

Система управления деканами (фасами), градусами (мономойрами) и часами также построена на принципе чередования скоростей планет. Часто пишут о том, что эти системы построены на принципе Звезды Магов (или халдейской звезды), забывая уточнить, что это не есть какой-либо магический артефакт, а простое расположение планет в порядке возрастания их скоростей в одном направлении и (естественно) уменьшения величин скоростей  в противоположном: Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера, Меркурий, Луна, Сатурн и т.д. по кругу (рис. 4).

Такие очередности для деканов и градусов начинаются с первого декана в Овне и первого градуса в Овне, управляемых Марсом (рис. 5, рис. 6). 

рис. 5

рис. 6

 

Таким образом, единственным принципом распределения мест силы планет по знакам, фасам и градусам является их средняя и максимальная скорость по долготе, а по триплицитетам – их максимально возможная широта.

Самые базовые принципы эллинистической астрологии создавались в соответствии с космогонической моделью древних греков, той натурфилософией, которая была естественна для их мировосприятия и лишена какого-либо мистицизма.

Остается только удивляться тем количеством наслоений предрассудков и мистификаций, какое имело место быть в постэллинистический период, не говоря уже о современных изощрениях в рамках безграничной в смысловом отношении свободы творчества на произвольные для их создателей темы. Темы, которые они считают относящимися к астрологии.

Правда по-прежнему остается в том, что ни одна астрологическая парадигма не смогла прочно опереться на эмпирику, - в силу естественных причин. Ведь для простого перебора всех возможных комбинаций всех возможных факторов, связанных с небесными объектами потребовался бы не один миллиард лет непрерывного анализа.

Таким образом, всякая астрологическая модель может уверенно опираться либо на мировоззренческий базис, либо на те или иные логически выстроенные предпосылки. И если в ранней модели астрологии явно присутствует и то, и другое, то фактически с началом европейского Средневековья имеет место быть начало упадка астрологии как концептуально целостного мировоззрения.

Упадок стал состоявшейся реальностью с наступлением эпохи Возрождения, когда почти любая мировоззренческая связь с астрологической базой эпохи эллинизма была окончательно утрачена, а на смену пришли мистификации на тему якобы настолько тайных знаний из глубины веков, что они вовсе не поддаются никакому логическому осмыслению, и в них можно только верить.  

С другой стороны попытки рационализации древнего знания страдали избыточной механистичностью, заметной необходимостью увязать астрологические и религиозные реалии, всё более уводя астрологию от тех основ, на которых она зародилась в эпоху античности и эллинизма.

В этом смысле, попытки реформации астрологической парадигмы астрологами ХХ столетия были насколько неизбежны, настолько же обречены на провал, в отсутствие понимания самых базовых принципов построения модели.

 


 

 

 © Владимир Ковригин: любое использвание материалов www.argo-school.ru возможно только после договоренности с дирекцией ARGO

 

 

 



   
© 1995-2016, ARGO: любое использвание текстовых, аудио-, фото- и
видеоматериалов www.argo-school.ru возможно только после достигнутой
договоренности с руководством ARGO.